Константин бальмонт «седой одуванчик»

Былинки – Стихи для детей

Константин Бальмонт «Седой одуванчик»

БЫЛИНКИ

Как я пишу стихи

Рождается внезапная строка,

За ней встает немедленно другая,

Мелькает третья ей издалека,

Четвертая смеется, набегая.

И пятая, и после, и потом,

Откуда, сколько, я и сам не знаю,

Но я не размышляю над стихом,

И, право, никогда — не сочиняю.

ЛУЧШЕ

Я не хотел бы стать грозой,

В ней слишком-слишком много грома.

Я б лучше сделался росой,

Ей счастье тихое знакомо.

Я б лучше сделался цветком,

Как цвет расцвел бы самый малый.

Ему не нужен шум и гром,

Чтоб быть счастливым в грезе алой.

ЗЕРНО

Трудовые мечты,

Золотое зерно.

Торжество Красоты,

Как мне близко оно!

Как мне радостен вид

Лошаденки простой!

В глыбах пашни скользит

Солнца луч золотой.

Озимые поля,

Созревание нив.

Молодая земля,

Лик твой вечно красив.

Серп с косою — мечи! —

И победность сохи

Мне поют как лучи,

Мне горят как стихи.

Сын Земли я и Дня,

Неразрывно звено.

И в душе у меня

Золотое зерно.

РОСИНКА

Росинка дрожала

На тонком листке.

Речонка дышала,

Шурша в тростнике.

В росинку гляжу я,

И вижу, что в ней

Играет, ликуя,

Так много огней.

Зеленый и синий,

И красный, горят,

И белый, как иней,

И светлый, как взгляд.

Все краски люблю я,

Пленительный вид,

Нежней поцелуя,

Росинка горит.

Дан миг ей лишь краткий,

Исчезнет потом.

Но лист ей, украдкой,

Здесь выстроил дом.

Их еле заметишь,

Так малы они.

Но где же ты встретишь

Такие огни?

Лесные кораллы

Зеленые мшинки

Росли на сосне.

Изумрудные жили пушинки

В лесном зачарованном сне.

Сосны были огромны,

Многозвенно гудел этот бор.

Но кораллы зеленые мшинок, мечтательно-скромны,

Не слыхали вершинный тот хор.

И не видели мшинки,

Как лесные цветы,

Затаивши росинки,

Раскрывали тревожно листы.

Ничего не хотели они, лишь расти и расти, умножая

Острова из кораллов зеленых на серой смолистой коре,

Никому не мешая,

И светясь под лучом, и трикратно светясь на заре.

Капли смолы

Липкие капли смолы

С этой сосны мы сберем.

Богу лесному хвалы

Голосом светлым споем.

Яркий воздвигнем костер,

Много смолистых ветвей.

Будет он радовать взор

Пляской змеистых огней.

Капли душистой смолы

Будут гореть, как свеча

Богу лесному хвалы,

Радость огней горяча.

Грозовой костер

В небе духи жгли костер,

Грозовые исполины.

Раскаленные рубины

Осветили грани гор.

Был раскидистым закат,

Захватил в горах изломы

Миг, и вот хохочут громы,

Набегающе гремят.

Весь надоблачный простор

Был — над царством гор взметенный,

Исполинами зажженный,

Торжествующий костер.

БЕРЕЗА

Береза родная, со стволом серебристым,

О тебе я в тропических чащах скучал.

Я скучал о сирени в цвету, и о нем, соловье голосистом,

Обо всем, что я в детстве с мечтой обвенчал.

Я был там далеко,

В многокрасочной пряности пышных ликующих стран.

Там зловещая пума враждебно так щурила око,

И пред быстрой грозой оглушал меня рев обезьян.

Но, тихонько качаясь,

На тяжелом, чужом, мексиканском седле,

Я душою дремал, и, воздушно во мне расцвечаясь,

Восставали родимые тени в серебряной мгле

О, весенние грозы!

Детство с веткой сирени, в вечерней тиши соловей,

Зыбь и шепот листвы этой милой плакучей березы,

Зачарованность снов — только раз расцветающих дней!

Смех ребенка

Смех ребенка за стеной,

        Близко от меня,

Веет свежею весной,

Говорит о власти дня.

Это сказка, это сон,

        Что из нежных струй

Легкий стебель вознесен,

Воплощенный поцелуй.

Легкий стройный стебелек,

        С ласковым цветком,

Завязь, в мире, новых строк,

Птичка с светлым хохолком.

Птичка с светлым голоском,

        Пой мне без конца,

Будь мне сказкой, будь цветком,

Будь улыбкою лица.

Анютины глазки

Анютины глазки,

Жасмин, маргаритки,

Вы — буквы на свитке

Поблекнувшей сказки.

Вы где-то дышали,

Кому-то светили,

Без слез, без печали,

Вы жили, вы были.

И вот чрез мечтанья,

Воздушны и зыбки,

Вы шлете сиянья,

Дарите улыбки.

Вы шлете мне ласки,

В бессмертном избытке,

Жасмин, маргаритки,

Анютины глазки.

БАБОЧКА

Помню я, бабочка билась в окно.

        Крылышки тонко стучали.

Тонко стекло, и прозрачно оно.

        Но отделяет от дали.

В мае то было. Мне было пять лет.

         В нашей усадьбе старинной

Узнице воздух вернул я и свет.

         Выпустил в сад наш пустынный.

Если умру я, и спросят меня —

  В чем твое доброе дело? —

Молвлю я. Мысль моя майского дня

         Бабочке зла не хотела.

Золотой и синий

Солнечный подсолнечник, у тына вырос ты.

Солнечные издали нам видны всем цветы.

На полях мы полем здесь наш красивый лен.

К голубому льну идет золотистый сон.

С Неба оба нам даны на земных полях.

Ярки в цвете, темны вы в сочных семенах.

Утренний подсолнечник, ты — солнце на земле.

Синий лен, ты — лунный лик, ты свет луны во мгле.

ПАУТИНКИ

От сосны до сосны паутинки зажглись,

        Протянулись, блеснули, качаются.

Вот потянутся вверх, вот уж зыблются вниз,

        И осенним лучом расцвечаются.

Как ни нежен, дитя, детский твой поцелуй,

        Он порвал бы их тонким касанием.

Луч осенний, свети, и блести, заколдуй

        Две души паутинным сиянием.

Он спросил меня

Он спросил меня — Ты веришь? —

Нерешительное слово!

Этим звуком не измеришь

То, в чем есть моя основа.

Да не выражу я бледно,

То, что ярко ощущаю —

О, с бездонностью, победно,

Ослепительно — я знаю!

БЕССМЕРТНИКИ

Бессмертники, вне жизни, я мальчик был совсем,

Когда я вас увидел, и был пред вами нем.

Но чувствовал я то же тогда, что и теперь: —

Вы тонкий знак оттуда, куда ведет нас дверь.

Тяжелая, с замками, вся расписная дверь,

С одним лишь словом в скрипе, когда отворишь: — Верь. —

Бессмертники, я знаю. Чего нам медлить тут?

Мы жили здесь. Довольно. Нас в новый мир зовут.

Веселая осень

Щебетанье воробьев,

        Тонкий свист синиц.

За громадой облаков

        Больше нет зарниц.

Громы умерли на дне

         Голубых небес.

Весь в пурпуровом огне

         Золотистый лес.

Ветер быстрый пробежал,

         Колыхнул парчу.

Цвет рябины алым стал,

         Песнь поет лучу.

В грезе красочной я длю

         Звонкую струну.

Осень, я тебя люблю,

         Так же, как Весну.

Осенняя радость

Радость может ждать на каждом повороте.

Не грусти. Не надо. Посмотри в окно.

Осень, в желтых листьях, в нежной позолоте,

Медленно колдует. Что нам суждено?

Разве мы узнаем? Разве разгадаем?

Будем ждать, что чары улыбнутся нам.

Пляска мертвых листьев завершится Маем.

Лютики засветят снова по лугам.

Даже и сегодня… Ум предав заботе,

Шел я, хмурый, скучный, по лесной глуши,

Вдруг, на самой тропке-, да, на повороте,

Красный цвет мелькнул мне в ласковой тиши.

Спелая рябина прямо предо мною,

Алая калина тут же рядом с ней.

Мы нарвем ветвей их на зиму с тобою,

Пред окном повесим комнатки твоей.

Прилетит снегирь, смешной и неуклюжий,

Раза два чирикнет, клюнет, да и прочь.

И метель завоет, все затянет стужей,

Но зимой, пред лампой, так уютна ночь.

И пока на всполье будут свиты вьюги,

Сон тебя овеет грезой голубой.

«Милый, что я вижу! Лютики на луге!

Хороводы травок! Ах, и я с тобой!»

ОСЕНЬ

Поспевает брусника,

Стали дни холоднее.

И от птичьего крика

В сердце только грустнее.

Стаи птиц улетают,

Прочь, за синее Море.

Все деревья блистают

В разноцветном уборе.

Солнце реже смеется,

Нет в цветах благовонья.

Скоро Осень проснется,

И заплачет спросонья.

Осенний воздух

Пахнет грибами, листом перепрелым,

Пахнет и чем-то другим,

Точно горелым.

В синей дали наползающий медленный дым.

Дым и ползет, и как будто бы ждет он чего-то,

Будто бы он говорит:

Вот я, идите же.

                Это горит

Торфяное болото.

ИЗМОРОЗЬ

Журавли потянули.

Улетают на Юг.

Лес — в немолкнущем гуле.

Ветры сильно дохнули.

Затуманился луг.

Утром изморозь млеет,

На траве, на окне.

Кто-то веет и реет,

Хочет власти — не смеет,

Но отсрочка лишь в дне.

БУСИНКИ

Моросит Как бы росинки

Возникают на руках, —

Эти чудо-бисеринки,

Этот нежный, влажный прах.

Эти бусинки свиданья

Чуть блеснут, и вот их нет.

Лишь на крае одеянья —

На минутку — светлый след.

К зиме

Лес совсем уж стал сквозистый,

    Редки в нем листы.

Скоро будет снег пушистый

    Падать с высоты.

Опушит нам окна наши,

    В детской и везде.

Загорятся звезды краше,

    Лед прильнет к воде.

На коньках начнем кататься

    Мы на звонком льду.

Будет смех наш раздаваться

    В парке на пруду.

А в затишьи комнат — прятки,

    В чет и нечет —   счет.

    А потом наступят Святки,

    Снова Новый Год.

Седой одуванчик

Одуванчик, целый мир,

      Круглый как земля,

Ты зовешь меня на пир,

        Серебря поля.

Ты мне ясно говоришь:

      Расцветай с Весной.

Будет нега, будет тишь,

      Будь в весельи мной.

Поседеешь, отцветешь,

      Разлетишься весь

Но тоска и страхи — ложь,

      Счастье вечно здесь.

Поседеешь, но седой

      Помни свой черед.

Будешь снова золотой,

      Утром, через год.

ИЗМЕНЧИВОСТЬ

Одуванчик Желтым был,

     Сделался седым.

Жар огня меня слепил,

     Но над ним был дым.

Листья были изумруд, —

  Желто-красен лес.

Ну, так что ж, зови на суд

     Произвол Небес.

Все непрочно, мол, вокруг,

     Хрупки жемчуга.

Мне же мил мой вешний луг,

     Любы и снега.

И прекраснее всего

     В сне, чье имя — дым,

То, что каждый миг его

     Делает иным.

ЗИМА

Поля затянуты недвижной пеленой,

        Пушисто-белыми снегами.

Как будто навсегда простился мир с Весной,

        С ее цветками и листками.

Читайте также:  Как обустроить ванную комнату

Окован звонкий ключ Он у Зимы в плену.

        Одна метель поет, рыдая.

Но Солнце любит круг. Оно хранит Весну.

        Опять вернется, Молодая.

Она пока пошла бродить в чужих краях,

        Чтоб мир изведал сновиденья.

Чтоб видел он во сне, что он лежит в снегах,

        И вьюгу слушает как пенье.

ОДУВАНЧИК

В бесконечности стремленья бесконечность достиженья,

Тот, кто любит утро Мая, должен вечно ждать Весны.

В каждом миге быстролетном светоносность есть внушенья,

Из песчинок создаются золотые сны.

Миг за мигом в Небе вьются звездовидные снежинки,

С ветром падают на Землю, и лежат как белый слой.

Но снежинки сон лелеют, то — цветочные пушинки,

Нежный свежий одуванчик с влажною Весной.

СНЕЖИНКИ

На детскую руку упали снежинки,

На малом мизинчике восемь их было число.

Различную форму являли пушинки,

И все так мерцали воздушно-светло.

Вот крестики встали, вот звезды мелькнули,

Как мягок сквозистый их свет.

Но детские пальчики чуть шевельнули, —

И больше их нет.

ФЕЙ

Мне девочка сказала:

Ты — мой Волшебный Фей.

О, нужно очень мало

Для полевых стеблей!

Им дай лишь каплю влаги,

Им дай один лишь луч,

И цвет расцветшей саги

В безгласности певуч.

Светлоголовке малой

Я сказку рассказал.

Я был пред тем усталый,

Пред тем я духом пал.

Из слез моих незримых,

Из смеха уст моих,

Я слил — о серафимах

Прозрачно-светлый стих.

И цвет раскрылся алый

В устах мечты моей,

И я — не мрак усталый,

А я — Волшебный Фей.

ТОНЬШЕ

Чем тоньше влажный прах, чем Влага бестелесней,

Тем легче пенности слагают кружева.

Чем ты в своих мечтах свободней и небесней,

Тем обольстительней, чудесней

Твои слова.

РУСАЛКА

В лазоревой воде, в жемчужных берегах,

        Плыла русалка в блеске чудном

Она глядела вдаль, скользила в тростниках,

        Была в наряде изумрудном.

На берегах реки, из цельных жемчугов,

        Не возникало трав на склонах.

Но нежный изумруд был весь ее покров,

        И нежен цвет очей зеленых.

Над нею догорал оранжевый закат,

        Уже зажглась Луна опалом.

Но устремляла вдаль она лучистый взгляд,

        Плывя в течении усталом.

Пред ней звезда была меж дымных облаков,

       И вот она туда глядела.

И все роскошества жемчужных берегов

       За ту звезду отдать хотела.

Светлый мир

Тонкий, узкий, длинный ход

В глубь земли мечту ведет.

Только спустишься туда,

Встретишь замки изо льда.

Чуть сойдешь отсюда вниз,

Разноцветности зажглись,

Смотрит чей-то светлый глаз,

Лунный камень и алмаз.

Там опал снежит, а тут

Расцветает изумруд.

И услышишь в замках тех

Флейты, лютни, нежный смех.

И увидишь чьих-то ног

Там хрустальный башмачок.

Льды, колонны, свет, снега,

Нежность, снежность, жемчуга.

Тонкий, узкий, длинный ход

В этот светлый мир ведет.

Но, чтоб знать туда пути,

Нужно бережно идти.

Источник: http://xn--h1aazeq.xn--d1acj3b/%D0%B4%D0%B5%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%85%D0%B8/%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD-%D0%B1%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D1%82/5402-%D0%B1%D1%8B%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%BA%D0%B8

Книга Фейные сказки. Детские песенки. Автор – Бальмонт Константин Дмитриевич. Содержание – СЕДОЙ ОДУВАНЧИК

Пахнет грибами, листом перепрелым,

Пахнет и чем-то другим,

Точно горелым.

В синей дали наползающий медленный дым.

Дым и ползет, и как будто бы ждет он чего-то,

Будто бы он говорит:

Вот я, идите же.

                Это горит

Торфяное болото.

Журавли потянули.

Улетают на Юг.

Лес — в немолкнущем гуле.

Ветры сильно дохнули.

Затуманился луг.

Утром изморозь млеет,

На траве, на окне.

Кто-то веет и реет,

Хочет власти — не смеет,

Но отсрочка лишь в дне.

Моросит Как бы росинки

Возникают на руках, —

Эти чудо-бисеринки,

Этот нежный, влажный прах.

Эти бусинки свиданья

Чуть блеснут, и вот их нет.

Лишь на крае одеянья —

На минутку — светлый след.

Лес совсем уж стал сквозистый,

    Редки в нем листы.

Скоро будет снег пушистый

    Падать с высоты.

Опушит нам окна наши,

    В детской и везде.

Загорятся звезды краше,

    Лед прильнет к воде.

На коньках начнем кататься

    Мы на звонком льду.

Будет смех наш раздаваться

    В парке на пруду.

А в затишьи комнат — прятки,

    В чет и нечет —   счет.

    А потом наступят Святки,

    Снова Новый Год.

Одуванчик, целый мир,

      Круглый как земля,

Ты зовешь меня на пир,

        Серебря поля.

Ты мне ясно говоришь:

      Расцветай с Весной.

Будет нега, будет тишь,

      Будь в весельи мной.

Поседеешь, отцветешь,

      Разлетишься весь

Но тоска и страхи — ложь,

      Счастье вечно здесь.

Поседеешь, но седой

      Помни свой черед.

Будешь снова золотой,

      Утром, через год.

Одуванчик Желтым был,

     Сделался седым.

Жар огня меня слепил,

     Но над ним был дым.

Листья были изумруд, —

  Желто-красен лес.

Ну, так что ж, зови на суд

     Произвол Небес.

Все непрочно, мол, вокруг,

     Хрупки жемчуга.

Мне же мил мой вешний луг,

     Любы и снега.

И прекраснее всего

     В сне, чье имя — дым,

То, что каждый миг его

     Делает иным.

Поля затянуты недвижной пеленой,

        Пушисто-белыми снегами.

Как будто навсегда простился мир с Весной,

        С ее цветками и листками.

Окован звонкий ключ Он у Зимы в плену.

        Одна метель поет, рыдая.

Но Солнце любит круг. Оно хранит Весну.

        Опять вернется, Молодая.

Она пока пошла бродить в чужих краях,

        Чтоб мир изведал сновиденья.

Чтоб видел он во сне, что он лежит в снегах,

        И вьюгу слушает как пенье.

В бесконечности стремленья бесконечность достиженья,

Тот, кто любит утро Мая, должен вечно ждать Весны.

В каждом миге быстролетном светоносность есть внушенья,

Из песчинок создаются золотые сны.

Миг за мигом в Небе вьются звездовидные снежинки,

С ветром падают на Землю, и лежат как белый слой.

Но снежинки сон лелеют, то — цветочные пушинки,

Нежный свежий одуванчик с влажною Весной.

На детскую руку упали снежинки,

На малом мизинчике восемь их было число.

Различную форму являли пушинки,

И все так мерцали воздушно-светло.

Вот крестики встали, вот звезды мелькнули,

Как мягок сквозистый их свет.

Но детские пальчики чуть шевельнули, —

И больше их нет.

9

Источник: https://www.booklot.ru/authors/balmont-konstantin-dmitrievich/book/feynyie-skazki-detskie-pesenki/content/1486767-sedoy-oduvanchik/

Одуванчики. Легенда и стихи о цветах

“Одуванчик придорожный был, как солнце золотым…” Фото: Николай БогатыревОдуванчики. Легенда и стихи о цветах

Легенда об Одуванчике

Однажды цветочная богиня спустилась на землю. Она долго бродила по полям и опушкам, по садам и лесам, желая найти свой самый любимый цветок. Первым ей встретился тюльпан. Богиня решила поговорить с ним:

– О чём ты мечтаешь, Тюльпан? – спросила она.

Тюльпан, не задумываясь, ответил:

– Я хотел бы расти на клумбе у древнего замка, покрытой изумрудной травой. Садовники ухаживали бы за мной. Меня бы обожала какая-нибудь принцесса. Каждый день она подходила бы ко мне и восхищалась моей красотой.

От самонадеянности тюльпана богиня погрустнела. Она повернулась и побрела дальше. Вскоре на пути ей попалась роза.

– Могла бы ты стать моим любимым цветком, Роза? – поинтересовалась богиня.

– Если ты посадишь меня у стен своего замка, чтобы я могла оплести их. Я очень хрупкая и нежная, я не могу расти где попало. Мне нужны опоры и очень хороший уход.

Ответ розы не понравился богине и она отправилась дальше. Вскоре она вышла на опушку леса, которая была покрыта фиолетовым ковром фиалок.

– Ты бы стала моим любимым цветком, Фиалка? – спросила богиня, глядя с надеждой на маленькие изящные цветы.

– Нет, я не люблю внимания. Мне хорошо здесь, на опушке, где я спрятана от любопытных глаз. Ручей поливает меня, могучие деревья заслоняют от жаркого солнца, которое может повредить моему глубокому насыщенному цвету.

В отчаянии богиня побежала, куда глаза глядят и чуть не наступила на ярко-желтый одуванчик.

– Тебе нравится жить здесь, Одуванчик? – спросила она.

– Мне нравится жить везде, где есть дети. Я люблю слышать их шумные игры, люблю смотреть, как они бегут в школу. Я мог бы прижиться где угодно: по обочинам дорог, во дворах и городских парках. Лишь бы приносить радость людям.

Богиня улыбнулась:

– Вот цветок, который будет моим самым любимым. И теперь ты будешь цвести везде с ранней весны и до поздней осени. И будешь любимым цветком детей.

С тех пор одуванчики цветут долго и практически в любых условиях.

Стихи о цветах

Как появились одуванчики

Шла по городу Весна, Кошелёк несла она. Краски яркие и кисти Нужно было ей купить. Приоткрыла кошелёк, А монетки Скок, скок, скок! – Раскатились, убежали, Одуванчиками стали.

Елена Приходько

Летающий цветок

Одуванчик придорожный Был, как солнце золотым, Но отцвёл и стал похожим На пушистый белый дым. Ты лети над тёплым лугом И над тихою рекой. Буду я тебе, как другу, Долго вслед махать рукой. Ты неси на крыльях ветра Золотые семена, Чтобы солнечным рассветом Возвратилась к нам весна.

В. Степанов

Одуванчиковая весна

Одуванчик, солнечный цветок, Улыбается медовою улыбкой – Вновь весна ступила на порог Разноцветьем, праздничной открыткой. Разбросала золотом монет Одуванчиков весёлые мордашки, В их глазах – струится счастья свет… Одуванчики – весенние милашки!

Н. Самоний

Одуванчик

В бесконечности стремленья бесконечность достиженья, Тот, кто любит утро Мая, должен вечно ждать Весны. В каждом миге быстролетном светоносность есть внушенья, Из песчинок создаются золотые сны.

Миг за мигом в Небе вьются звездовидные снежинки, С ветром падают на Землю, и лежат, как белый слой, Но снежинки сон лелеют, то – цветочные пушинки, Нежный, свежий одуванчик с влажною Весной.

Константин Бальмонт

Седой одуванчик

Одуванчик, целый мир, Круглый как земля, Ты зовешь меня на пир, Серебря поля.

Ты мне ясно говоришь: Расцветай с Весной. Будет нега, будет тишь, Будь в веселье мной.

Поседеешь, отцветешь, Разлетишься весь. Но тоска и страхи – ложь, Счастье вечно здесь.

Читайте также:  Воспитание ребёнка дошкольного возраста

Поседеешь, но седой Помни свой черед. Будешь снова золотой, Утром, через год.

Константин Бальмонт<\p>

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Источник: https://www.epochtimes.ru/content/view/48022/45/

Константин Бальмонт. БЫЛИНКИ (Сб. ФЕЙНЫЕ СКАЗКИ)

КАК Я ПИШУ СТИХИ

Рождается внезапная строка,

За ней встает немедленно другая,

Мелькает третья ей издалека,

Четвертая смеется, набегая.

И пятая, и после, и потом,

Откуда, сколько, я и сам не знаю,

Но я не размышляю над стихом,

И, право, никогда – не сочиняю.

ЛУЧШЕ

Я не хотел бы стать грозой,

В ней слишком-слишком много грома.

Я б лучше сделался росой,

Ей счастье тихое знакомо.

Я б лучше сделался цветком,

Как цвет расцвел бы самый малый.

Ему не нужен шум и гром,

Чтоб быть счастливым в грезе алой.

ЗЕРНО

Трудовые мечты,

Золотое зерно.

Торжество Красоты,

Как мне близко оно!

Как мне радостен вид

Лошаденки простой!

В глыбах пашни скользит

Солнца луч золотой.

Озимые поля,

Созревание нив.

Молодая земля,

Лик твой вечно-красив.

Серп с косою – мечи! –

И победность сохи

Мне поют как лучи,

Мне горят как стихи.

Сын Земли я и Дня,

Неразрывно звено.

И в душе у меня

Золотое зерно.

Росинка дрожала

На тонком листке.

Речонка дышала,

Шурша в тростнике.

В росинку гляжу я,

И вижу, что в ней

Играет, ликуя,

Так много огней.

Зеленый и синий,

И красный, горят,

И белый, как иней,

И светлый, как взгляд.

Все краски люблю я,

Пленительный вид,

Нежней поцелуя,

Росинка горит.

Дан миг ей лишь краткий.

Исчезнет потом.

Но лист ей, украдкой,

Здесь выстроил дом.

Их еле заметишь,

Так малы они.

Но где же ты встретишь

Такие огни?

ЛЕСНЫЕ КОРАЛЛЫ

Зеленые мшинки

Росли на сосне.

Изумрудные жили пушинки

В лесном зачарованном сне.

Сосны были огромны,

Многозвонно гудел этот бор.

Но кораллы зеленые мшинок, мечтательно скромны,

Не слыхали вершинный тот хор.

И не видели мшинки,

Как лесные цветы,

Затаивши росинки,

Раскрывали тревожно листы.

Ничего не хотели они, лишь расти и расти, умножая

Острова из кораллов зеленых на серой смолистой коре,

Никому не мешая,

И светясь под лучом, и трикратно светясь на заре.

КАПЛИ СМОЛЫ

Липкие капли смолы

С этой сосны мы сберем.

Богу лесному хвалы

Голосом светлым споем.

Яркий воздвигнем костер.

Много смолистых ветвей.

Будет он радовать взор

Пляской змеистых огней.

Капли душистой смолы

Будут гореть, как свеча.

Богу лесному хвалы,

Радость огней горяча.

ГРОЗОВОЙ КОСТЕР

В небе духи жгли костер,

Грозовые исполины.

Раскаленные рубины

Осветили грани гор.

Был раскидистым закат,

Захватил в горах изломы.

Миг, и вот хохочут громы,

Набегающе гремят.

Весь надоблачный простор

Был – над царством гор взметенный,

Исполинами зажженный,

Торжествующий костер.

БЕРЕЗА

Береза родная, со стволом серебристым,

О тебе я в тропических чащах скучал.

Я скучал о сирени в цвету, и о нем, соловке голосистом,

Обо всем, что я в детстве, с мечтой обвенчал.

Я был там далеко,

В многокрасочной пряности пышных ликующих стран.

Там зловещая пума враждебно так щурила око,

И пред быстрой грозой оглушал меня рев обезьян.

Но, тихонько качаясь,

На тяжелом, чужом, мексиканском седле,

Я душою дремал, и, воздушно во мне расцвечаясь,

Восставали родимые тени в серебряной мгле.

О, весенние грозы!

Детство с веткой сирени, в вечерней тиши соловей,

Зыбь и шепот листвы этой милой плакучей березы,

Зачарованность снов – только раз расцветающих дней!

СМЕХ РЕБЕНКА

Смех ребенка за стеной,

      Близко от меня,

Веет свежею весной,

Говорит о власти дня.

Это сказка, это сон,

      Что из нежных струй

Легкий стебель вознесен,

Воплощенный поцелуй.

Легкий стройный стебелек,

      С ласковым цветком,

Завязь, в мире, новых строк,

Птичка с светлым хохолком.

Птичка с светлым голоском,

      Пой мне без конца,

Будь мне сказкой, будь цветком,

Будь улыбкою лица.

АНЮТИНЫ ГЛАЗКИ

Анютины глазки,

Жасмин, маргаритки,

Вы – буквы на свитке

Поблекнувшей сказки.

Вы где-то дышали,

Кому-то светили,

Без слез, без печали.

Вы жили, вы были.

И вот чрез мечтанья,

Воздушны и зыбки,

Вы шлете сиянья.

Дарите улыбки.

Вы шлете мне ласки,

В бессмертном избытке,

Жасмин, маргаритки,

Анютины глазки.

БАБОЧКА

Помню я, бабочка билась в окно,

      Крылышки тонко стучали.

Тонко стекло, и прозрачно оно,

      Но отделяет от дали.

В Мае то было. Мне было пять лет.

      В нашей усадьбе старинной.

Узнице воздух вернул я и свет

      Выпустил в сад наш пустынный.

Если умру я, и спросят меня: –

      В чем твое доброе дело?

Молвлю я: Мысль моя майского дня

      Бабочке зла не хотела.

ЗОЛОТОЙ И СИНИЙ

Солнечный подсолнечник, у тына вырос ты.

Солнечные издали нам видны всем цветы.

На полях мы полем здесь наш красивый лен.

К голубому льну идет золотистый сон.

С Неба оба нам даны на земных полях.

Ярки в цвете, темны вы в сочных семенах.

Утренний подсолнечник, ты – солнце на земле.

Синий лен, ты – лунный лик, ты свет луны во мгле.

ПАУТИНКИ

От сосны до сосны паутинки зажглись,

      Протянулись, блеснули, качаются.

Вот потянутся вверх, вот уж зыблются вниз,

      И осенним лучом расцвечаются.

Как ни нежен, дитя, детский твой поцелуй,

      Он порвал бы их тонким касанием.

Луч осенний, свети, и блести, заколдуй

      Две души паутинным сиянием.

ОН СПРОСИЛ МЕНЯ

Он спросил меня: – Ты веришь? –

Нерешительное слово!

Этим звуком не измеришь

То, в чем есть моя основа.

Да не выражу я бледно,

То, что ярко ощущаю. –

О, с бездонностью, победно,

Ослепительно – я знаю!

БЕССМЕРТНИКИ

Бессмертники, вне жизни, я мальчик был совсем,

Когда я вас увидел, и был пред вами нем.

Но чувствовал я то же тогда, что и теперь: –

Вы тонкий знак оттуда, куда ведет нас дверь.

Тяжелая с замками, вся расписная дверь,

С одним лишь словом в скрипе, когда отворишь: – Верь.

Бессмертники, я знаю. Чего нам медлить тут?

Мы жили здесь. Довольно. Нас в новый мир зовут.

ВЕСЕЛАЯ ОСЕНЬ

Щебетанье воробьев,

      Тонкий свист синиц.

За громадой облаков

      Больше нет зарниц.

Громы умерли на дне

      Голубых небес.

Весь в пурпуровом огне

      Золотистый лес.

Ветер быстрый пробежал,

      Колыхнул парчу.

Цвет рябины алым стал,

      Песнь поет лучу.

В грезе красочной я длю

      Звонкую струну.

Осень, я тебя люблю,

      Так же, как Весну.

ОСЕННЯЯ РАДОСТЬ

Радость может ждать на каждом повороте.

Не грусти. Не надо. Посмотри в окно.

Осень, в желтых листьях, в важной позолоте,

Медленно колдует. Что нам суждено?

Разве мы узнаем? Разве разгадаем?

Будем ждать, что чары улыбнутся нам.

Пляска мертвых листьев завершится Маем.

Лютики засветят снова по лугам.

Даже и сегодня… Ум предав заботе,

Шел я, хмурый, скучный, по лесной глуши,

Вдруг, на самой тропке, да, на повороте,

Красный цвет мелькнул мне в ласковой тиши.

Спелая рябина прямо предо мною,

Алая калина тут же рядом с ней.

Мы нарвем ветвей их на зиму с тобою,

Пред окном повесим комнатки твоей.

Прилетит снегирь, смешной и неуклюжий,

Раза два чирикнет, клюнет, да и прочь.

И метель завоет, все затянет стужей,

Но зимой, пред лампой, так уютна ночь.

И пока на всполье будут свиты вьюги,

Сон тебя овеет грезой голубой,

«Милый, что я вижу! Лютики на луге!

Хороводы травок! Ах, и я с тобой!»

ОСЕНЬ

Поспевает брусника,

Стали дни холоднее.

И от птичьего крика

В сердце только грустнее.

Стаи птиц улетают,

Прочь, за синее Море.

Все деревья блистают

В разноцветном уборе.

Солнце реже смеется,

Нет в цветах благовонья.

Скоро Осень проснется,

И заплачет спросонья.

ОСЕННИЙ ВОЗДУХ

Пахнет грибами, листом перепрелым.

Пахнет и чем-то другим,

Точно горелым.

В синей дали наползающий медленный дым.

Дым и ползет, и как будто бы ждет он чего-то,

Будто бы он говорит:

Вот я, идите же.

                              Это горит

Торфяное болото.

ИЗМОРОЗЬ

Журавли потянули.

Улетают на Юг.

Лес – в немолкнущем гуле.

Ветры сильно дохнули.

Затуманился луг.

Утром изморозь млеет,

На траве, на окне.

Кто-то веет и реет,

Хочет власти – не смеет.

Но отсрочка лишь в дне.

БУСИНКИ

Моросит. Как бы росинки

Возникают на руках, –

Эти чудо-бисеринки,

Этот нежный, влажный прах.

Эти бусинки свиданья

Чуть блеснут, и вот их нет.

Лишь на крае одеянья –

На минутку – светлый след.

К ЗИМЕ

Лес совсем уж стал сквозистый,

      Редки в нем листы.

Скоро будет снег пушистый

      Падать с высоты.

Опушит нам окна наши,

      В детской и везде.

Загорятся звезды краше,

      Лед прильнет к воде.

На коньках начнем кататься

      Мы на звонком льду.

Будет смех наш раздаваться

      В парке на пруду.

А в затишье комнат – прятки,

      В чет и нечет – счет.

А потом настанут Святки,

     Снова Новый Год.

СЕДОЙ ОДУВАНЧИК

Одуванчик, целый мир,

      Круглый как земля,

Ты зовешь меня на пир,

      Серебря поля.

Ты мне ясно говоришь:

      Расцветай с Весной.

Будет нега, будет тишь,

      Будь в веселье мной.

Поседеешь, отцветешь,

      Разлетишься весь.

Но тоска и страхи – ложь.

      Счастье вечно здесь.

Поседеешь, но седой

      Помни свой черед.

Будешь снова золотой,

      Утром, через год.

ИЗМЕНЧИВОСТЬ

Одуванчик Желтым был,

      Сделался седым.

Жар огня меня слепил,

      Но над ним был дым.

Листья были изумруд, –

      Желто-красен лес.

Ну, так что ж, зови на суд

Читайте также:  Зимняя аппликация из бумаги «снеговик» для детей 6-9 лет. шаблоны мастер-класс с пошаговыми фото

      Произвол Небес.

Все непрочно, мол, вокруг,

      Хрупки жемчуга.

Мне же мил мой вешний луг,

      Любы и снега.

И прекраснее всего

      В сне, чье имя – дым,

То, что каждый миг его

      Делает иным.

ЗИМА

Поля затянуты недвижной пеленой,

      Пушисто-белыми снегами.

Как будто навсегда простился мир с Весной,

      С ее цветками и листками.

Окован звонкий ключ. Он у Зимы в плену.

      Одна метель поет, рыдая.

Но Солнце любит круг. Оно хранит Весну.

      Опять вернется, Молодая.

Она пока пошла бродить в чужих краях,

      Чтоб мир изведал сновиденья.

Чтоб видел он во сне, что он лежит в снегах,

      И вьюгу слушает как пенье.

ОДУВАНЧИК

В бесконечности стремленья бесконечность достиженья,

Тот, кто любит утро Мая, должен вечно ждать Весны.

В каждом миге быстролетном светоносность есть внушенья,

Из песчинок создаются золотые сны.

Миг за мигом в Небе вьются звездовидные снежинки,

С ветром падают на Землю, и лежат как белый слой.

Но снежинки сон лелеют, то – цветочные пушинки,

Нежный свежий одуванчик с влажною Весной.

СНЕЖИНКИ

На детскую руку упали снежинки,

На малом мизинчике восемь их было число.

Различную форму являли пушинки,

И все так мерцали воздушно-светло,

Вот крестики встали, вот звезды мелькнули,

Как мягок сквозистый их свет.

Но детские пальчики чуть шевельнули, –

И больше их нет.

ФЕЙ

Мне девочка сказала:

Ты – мой Волшебный Фей.

О, нужно очень мало

Для полевых стеблей!

Им дай лишь каплю влаги,

Им дай один лишь луч,

И цвет расцветшей саги

В безгласности певуч.

Светлоголовке малой

Я сказку рассказал.

Я был пред тем усталый,

Пред тем я духом пал.

Из слез моих незримых,

Из смеха уст моих,

Я слил – о серафимах

Прозрачно-светлый стих.

И цвет раскрылся алый

В устах мечты моей,

И я – не мрак усталый,

А я – Волшебный Фей.

ТОНЬШЕ

Чем тоньше влажный прах, чем Влага бестелесней,

Тем легче пенности слагают кружева.

Чем ты в своих мечтах свободней и небесней,

Тем обольстительней, чудесней

Твои слова.

РУСАЛКА

В лазоревой воде, в жемчужных берегах,

      Плыла русалка в блеске чудном.

Она глядела вдаль, скользила в тростниках,

      Была в наряде изумрудном.

На берегах реки, из цельных жемчугов,

      Не возникало трав на склонах.

Но нежный изумруд был весь ее покров,

      И нежен цвет очей зеленых.

Над нею догорал оранжевый закат.

      Уже зажглась Луна опалом.

Но устремляла вдаль она лучистый взгляд,

      Плывя в течении усталом.

Пред ней звезда была меж дымных облаков,

      И вот она туда глядела.

И все роскошества жемчужных берегов

      За ту звезду отдать хотела.

СВЕТЛЫЙ МИР

Тонкий, узкий, длинный ход

В глубь земли мечту ведет.

Только спустишься туда,

Встретишь замки изо льда.

Чуть сойдешь отсюда вниз,

Разноцветности зажглись,

Смотрит чей-то светлый глаз,

Лунный камень и алмаз.

Там опал снежит, а тут

Расцветает изумруд.

И услышишь в замках тех

Флейты, лютни, нежный смех.

И увидишь чьих-то ног

Там хрустальный башмачок.

Льды, колонны, свет, снега,

Нежность, снежность, жемчуга.

Тонкий, узкий, длинный ход

В этот светлый мир ведет.

Но, чтоб знать туда пути,

Нужно бережно идти.

ВЕСЬ СБОРНИК 

СКАЧАТЬ ВЕСЬ СБОРНИК 

Источник: https://rusilverage.blogspot.com/2015/07/blog-post_94.html

Читать онлайн «Том 2. Стихотворения», автора Бальмонт Константин Дмитриевич

Annotation

Русский поэт-символист, эссеист и переводчик Константин Дмитриевич Бальмонт (1867–1942) — один из виднейших представителей русской поэзии Серебряного века.

В семитомном собрании сочинений К. Бальмонта представлены значительные произведения писателя, которые познакомят вас со всеми сторонами его творчества.

Особого внимания заслуживают первые три тома — они воспроизводят изданное в 1909-14 годах «Полное собрание стихов К. Бальмонта в 10 томах».

Во второй том собрания вошли сборники стихов «Только любовь», «Литургия красоты», «Фейные сказки», «Злые чары» и «Жар-птица».

http://ruslit.traumlibrary.net

Константин Дмитриевич Бальмонт

Только любовь

Цветные ткани

Гимн Солнцу

Солнечный луч

Сигурд

Что мне нравится

Мои звери

Жар-птица

Узел

Звездный хоровод

Зыби зрачков

Песок

Ворожба

Дьявол моря

Колдунья

Очертания снов

Возвращение

Ранним утром

Преддверья

Подо льдом

Белый ангел

Благовещенье в Москве

Я не знаю мудрости

Есть люди…

Голубая роза

Меррекюль

Коромысло

Лесная лилия

Снежинка

Ручеек

Божья невеста

Золотая рыбка

Линии света

Мгновенья слияния

Как призрак

Из-подо льда

Лунная соната

Утро («На вершине горной коршун прокричал…»)

Жемчуг

К Елене

Песня араба

Итальянский цветок

Звезда звезде

«Прекрасны улицы с толпой…»

Печаль Луны

Разлученные

Тень

«Когда я был мальчиком, маленьким, нежным…»

Маскированный бал

Проклятия

Отречение

Злая ночь

«Он был из тех, на ком лежит печать…»

«Я ненавижу человечество…»

Неверному

Различные

Далеким близким

«О, да, молитвенна душа…»

Старая песенка

К случайной

«Чем выше образ твой был вознесен во мне…»

Маленькая птичка

Так скоро

Прилив

Довольно

Мои проклятия

Безрадостность

Безрадостность

Воздушность

Прощание

Безглагольность

Подневольность

Каторжник

Отдать себя

Тише, тише

Печальница

Царство тихих звуков

Болото

Старый дом

«Я больше ни во что не верю…»

«Отчего мне так душно? Отчего мне так скучно?…»

«Медленно, тягостно, в русла забытые…»

Я как облако

Умирающий

Птичка

К ночи

У моря ночью

Меж подводных стеблей

Приближения

Я тихо сплю

Боль

Скорее

Мало криков

«Бог создал мир из ничего…»

«Зимой ли кончается год…»

Похвала уму

К ненавидящим

Пять пещер

Радостный завет

Воздушная дорога

Колодец

Мировое кольцо

Бог и дьявол

Красота

Намеки

Лестница любви

Ребенок («Полозья проскрипели…»)

Один из итогов

Другие итоги

Сознанье, сила, и основа

Полночь

Безгласная поэма

Высоты

К людям

Литургия красоты

«Люди Солнце разлюбили, надо к Солнцу их вернуть…»

Праздник сердца

Мой завет

Три страны

Самоутверждение

К славянам

Колибри

Йони-Лингам

И нет пределов

Призыв

Вино минут

Весна

Растение

Темному брату

Быть утром

Солнце красное

Ветер

Талисман

Живи

Кружевные узоры

Юная девушка

Влюбленность

Греза

Жалоба девушки

Серая птичка

Польской девушке

Финская колыбельная песня

Осень («Белесоватое Небо, слепое, и ветер тоскливый…»)

В белом

Прощай

Кольцо

Быть может

Ты пришла

Вновь

Серебряные звезды

Мандолина

Ночной цветок

Лунный свет

«Ben escrivia motz et sons»

Черная оправа

Пляска атомов

Их двое

Пронунсиамиэнто

Мировая тюрьма

Безнадежность

Бог океан

Горенье

Мудрецы говорят

Как знать!

Не обвиняй

Отзвуки благовеста

Безвременье

Тень от дыма

Воспоминание

Гений мгновенья

Читатель душ

Замок

Железный шар

Примета

Змея

Границы

Лемуры

Проклятье человекам

Человечки

Бедлам наших дней

Война

Война, не вражда

Тройственность двух

Возрождение

Мировое причастие

«Pax Hominibus Bonae Voluntatis»

Город золотых ворот

Гвоздики

На черном фоне

Фата Моргана

Красный

Розовый

Предрассветно-лепестковый

Горицветный

Желтый

Красный и желтый

Красный и голубой

Красный, желтый, голубой

Голубой, зеленый, желтый, красный

Золотистый

Прощально-золотистый

Зеленый

Зеленый и черный

Синий

Нежно-лиловый

Фиолетовый

Хрустально-серебристый

Опалово-зимний

Голубовато-белый и красновато-серый

Белый

Черный

Зарево мгновений

Огонь

Вода

Воздух

Земля

Фейные сказки

Посвящение

Фея

Фея

Наряды феи

Прогулка феи

Фея за делом

Находка феи

Решение феи

Забавы феи

Ветерок феи

Чары феи

Трудно фее

Беспорядки у феи

Фея в гневе

Фейная война

Волк феи

Фея и бронзовка

Фея и снежинки

Три песчинки

Шелковинка

Детский мир

Детский мир

Утро («Деточка, птичка моя…»)

У чудищ

Сказочки

Заинька

Кошкин дом

Детская песенка

Глупенькая сказка

Трясогузка

Смешной старик

Гномы

Русалочка

За грибами

Колыбельная песня

Родник

Новый день

Раковинки

Цветок

Былинки

Как я пишу стихи

Лучше

Зерно

Росинка

Лесные кораллы

Капли смолы

Грозовой костер

Береза

Смех ребенка

Анютины глазки

Бабочка («Помню я, бабочка билась в окно…»)

Золотой и синий

Паутинки («От сосны до сосны паутинки зажглись…»)

Он спросил меня

Бессмертники

Веселая осень

Осенняя радость

Осень («Поспевает брусника…»)

Осенний воздух

Изморозь

Бусинки

К зиме

Седой одуванчик

Изменчивость

Зима

Одуванчик

Снежинки («На детскую руку упали снежинки…»)

Фей

Тоньше

Русалка («В лазоревой воде, в жемчужных берегах…»)

Светлый мир

Злые чары

Отсветы раковин

Зов («Я овеян дыханьями многих морей…»)

Но если

Оргия жизни

Талисманы

Пир любви

Грех

Смена чар

Ребенок («Ребенок, весь светлый, так мило курчавый…»)

Детство

Тучка

Избушка

Два строя

В морях ночей

Змеиные валы

Омут

Призраки («Птичка серая летает…»)

Северное взморье

Над морем

Ход морей

Не знаю

Круговорот («Нам всем дается день, один, и ночь одна…»)

Домой

Чудовище с клеймом

Молитва последняя

Мировые розы

Заколдованное поле

Одолень-трава

Мировое древо

К небу

Свет вечерний

При море Черном

В путь

К норнам

Тесный грот

Путь туда

Синий камень

Всебесприютность

Близ синего камня

Вопль

Отсветы

Амулеты из агата

Черные вороны

Амулеты из агата

Крик

Полночный час

Круги

Индийский тотем

Святой Георгий

Встреча

Призрачный набат

Тетенька из села

Подменыш

Нет слез

Отзвук народного

Заря-заряница

Заклинание

Амулет

Драконит

Притча о великане

Тринадцать сестер

Синие молнии

В безмерном все

Электрон

Камень-Алатырь

Воззвание к Перуну

К Перуну

Заклинательница гроз

Змея-медяница

Скупец

Заговор от двенадесяти девиц

Лихо

Три былинки

Наговор на недруга

Червь Красного озера

Громовый камень

Праздник сжиганья

Жар-птица

«Народные поверья…»

Ворожба

Заговор на посажение пчел в улей

Заговор на зеленую дуброву

Заговор против змеи

Заговор ратника

Заговор от погасших

Заговор хмеля

Заговор любовный

Заговор семи ветров

Заговор на тридцать три тоски

Заговор красной девицы

Заговор матери

Заговор охотника

Заговор на утихание крови

Заговор на путь-дорогу

Заговор от черной немочи

Заговор громов

Заговор от сглаза

Заговор против смерти

Заговор от металлов и стрел

Зыби глубинные

Между огнем и водой

В начале времен

Глубинная книга

Море всех морей

Видение царя Волота

Три неба

Чернобыль

Наваждение

Тайна сына и матери

Горе

Добрыня и смерть

Стих о горе

Стих про Онику воина

Отчего перевелись витязи на Руси

Загадка

Три сестры

Нежные зори

Четыре источника

Решение месяцев

Жернова

Источник: https://knigogid.ru/books/101758-tom-2-stihotvoreniya/toread

Ссылка на основную публикацию