Виктор голявкин. рассказы

Рассказы Виктора Голявкина для детей слушать онлайн бесплатно

Виктор Голявкин. Рассказы

Этот раздел сайта содержит аудио рассказы Виктора Голявкина для детей. Их можно слушать онлайн или бесплатно скачать на свой компьютер. Все аудиокниги в хорошем качестве.

Краткая биография Виктора Голявкина:

Рассказы Виктора Голявкина для детей отличаются потрясающе тонким чувством юмора, доброжелательным дружелюбным тоном и подкупают своей искренностью, как детей, так и взрослых!

В.В. Голявкин родился тридцать первого августа 1929 года в Баку в семье музыкальных педагогов. Однажды маленький Виктор нарисовал шарж на одного из гостей и отец, оценив талант сына, подарил ему книгу по рисованию и ребенок начал каждую свободную минуту посвящать рисованию.

Во время Второй мировой одаренный молодой человек рисовал карикатуры на Гитлера и фашистов. Потом он поступил в Самаркандское художественное училище и, наконец, в Ленинградскую академию художеств, позже участвуя в многочисленных художественных экспозициях.

Постепенно раскрылась и литературная грань дарования Голявкина – он начал писать миниатюрные рассказы, которые публиковались в детских изданиях «Костер» и «Мурзилка».

Его сборник коротких рассказиков «Тетрадки под дождем», который вы можете бесплатно слушать на нашем сайте, увидел свет 1959 г. Через год самиздатом была опубликована книга рассказов для взрослых.

Официально этот сборник вышел в 1968 году.

Забвение и признание добрейшего из писателей

Перед празднованием юбилея Л. Брежнева, журнал «Аврора» опубликовал рассказ Виктора Владимировича Голявкина «Юбилейная речь». Текст занял целую страницу, поэтому не заметить его не могли!

Несмотря на то, что рассказ был написан задолго до события, его сочли сатирическим выпадом на генерального секретаря СССР. Начался большой скандал, в результате которого было:

  • уволено руководство «Авроры»
  • тираж резко сократили
  • выпуск номера с этим рассказом был снят с продажи и изъят из библиотек
  • произведения автора не публиковались на протяжении довольно длительного периода.

Несмотря на все это, правда восторжествовала и спустя почти двадцать лет произведения Голявкина вернулись к читателю! Ранние сочинения Виктора Владимировича были выпущены официальными изданиями уже на закате жизненного пути писателя – в 1999-2000 годах.

Одаренный художник и искренний писатель покинул этот мир двадцать шестого июля 2001 года.

Рассказы Виктора Голявкина для детей – настоящая жемчужина любой онлайн библиотеки. Созданные с помощью простого языка, они поразительно легко читаются и воспринимаются на слух учениками младших классов.

Читать далее

Источник: https://ozornik.net/audioskazki/audio-rasskazy/viktor-golyavkin

Читать

Я живу с папой, мамой и сестрой Катей. В большом доме рядом со школой. В нашем доме ещё живёт Вовка. Мне шесть с половиной лет, и я в школу пока не хожу. А Вовка во второй класс ходит.

Мы с ним очень большие друзья, только он дразниться любит. Например, он нарисовал рисунок: дом, солнце, дерево и корову. И говорит, что нарисовал меня, хотя каждый скажет, что там меня нет.

А он говорит: «Ты здесь, ты за дерево спрятался». Или ещё что–нибудь такое.

Однажды он меня спрашивает:

— Знаешь что?

Я ему отвечаю:

— Не знаю.

— Эх, ты, — говорит, — не знаешь!

— Как же я могу знать?

— А я знаю, на небе звёзды есть.

— Это и я знаю.

— Что ж ты сразу мне не сказал? — И смеётся. — Вот в школу пойдёшь, всё будешь знать.

Я подумал немножко, потом говорю:

— Знаешь что?

— Чего?

— Эх, ты, — говорю, — не знаешь!

— Чего не знаю?

— Что я с тобой рядом стою. А ещё школьник!

Вовка сразу обиделся.

— Мы ведь с тобой друзья, — говорит, —а ты дразнишься.

— Это ты, — говорю, — а не я дразнился.

С тех пор Вовка стал меньше дразниться. Потому что я передразнил его. Но всё–таки он иногда забывал и опять начинал дразниться. И всё потому, что он в школу ходит, а мне в школу никак нельзя.

В прошлом году со мной вот что случилось…

У Вовки был способ запоминать. Если Вовка хотел что- нибудь запомнить, он вслух пел. Я тоже запомнил, как Вовка пел буквы: «А–а-а–а бвгд–э-э–э…»

Хожу и пою во всё горло. Получалось всё как у Вовки. Только Катя мне очень мешала. Она ходила за мной и тоже пела. Ей всего только пять лет, а она всюду лезет. Во все дела свой нос суёт. У неё несносный характер. От неё никому нет покоя.

Она много бед натворила: разбила графин, три тарелки, две чашки и банку с вареньем. Я в ванной заперся буквы петь. А она в дверь стучит и плачет. И чего человеку нужно! Зачем ей со мной петь? Непонятно. Хорошо, мама её увела, а то я бы спутал буквы.

А так я всё прекрасно запомнил.

Пришёл в Вовкин класс и сел за парту. Какой–то мальчишка стал гнать меня, а я в парту вцепился и не ухожу. Ему пришлось сесть за другую парту.

Учитель сразу заметил меня. Он спросил:

— Ты откуда, мальчик?

— Мне девять лет, — соврал я.

— Не похоже, — сказал учитель.

— Я сам пришёл, — сказал я, — я могу буквы петь.

— Какие буквы?

— А–а-а–а бвгд–э-э–э…

— А дальше как? — спрашивает учитель.

— А разве ещё буквы есть?

— Конечно, есть. — И показывает мне книжку.

Ох и много там букв! Я испугался даже.

— Я не могу столько, я ещё маленький…

— А ты думал, что ты уже большой?

— Я не думал, что я такой маленький. Я ростом как Вовка.

— А кто такой Вовка?

— Вон он сидит, — сказал я. — Мы с ним мерялись…

— Врёт он! — крикнул Вовка. — Я выше!

Все засмеялись. Учитель сказал:

— Я вам верю обоим. Тем более, что вы мерялись. Но ты ведь всех букв не знаешь.

— Это верно, — сказал я. — Но я их выучу.

— Вот когда выучишь, приходи. А сейчас рановато.

— Обязательно, — говорю, — приду. До свидания.

— До свидания, — говорит учитель.

Вот как всё получилось!

Я думал, Вовка дразниться будет.

Но Вовка не стал дразниться. Он сказал:

— Не горюй. Тебе ждать только два годика. Это совсем немного ждать. Другим ждать гораздо больше. Моему брату пять лет надо ждать.

— Я не горюю…

— Чего горевать!..

— Нечего горевать, — сказал я. — Я не горюю…

На самом деле я горевал. Но я не показывал этого.

— У меня букварь лишний есть, — сказал Вовка. — Один букварь мне папа купил, другой — мама. Хочешь, я тебе дам букварь?

Я хотел ему дать взамен ленту гвардейскую. Он давно у меня эту ленту просил. А он ленту не взял.

— Я за букварь, — говорит, —ленту брать не буду. Учись, пожалуйста. Мне не жалко.

— Тогда просто так, — говорю, — возьми ленту.

— Просто так можно.

— Я тебе дал бы свой сон, — говорю. — Но сон никак нельзя дать. Ты ведь знаешь.

Дело в том, что Вовке петухи всегда снятся. И ничего другого не снится. Он сам мне про это рассказывал. А мне разные сны снятся. Как я по горам лез, ох и трудно было! Я даже проснулся. Как я вратарём стоял. Сто мячей поймал.

— А мне всё петухи… — вздохнул Вовка. — Так скучно!

— А ты гони их.

— Как же их гнать? Ведь они во сне…

— Всё равно гони.

Мне очень хотелось ему помочь. Чтобы ему снились нормальные сны, а не петухи какие–то. Но что я мог поделать! Я с удовольствием отдал бы ему свой сон!

Сегодня Вовка пришёл из школы злющий. Ни с кем говорить не хочет. Я сразу понял, в чём дело. Двойку, наверное, получил. Каждый вечер он во дворе играет, а тут вдруг дома сидит. Наверное, мама его не пустила. Уже один раз так было. Он тогда единицу принёс. И зачем люди двойки хватают? Да ещё единицы.

Как будто нельзя обойтись без них. Несознательные, как говорит мой папа. Я непременно сознательным буду. Ведь от двоек всем горе —и папе, и маме… Может быть, в школе учиться трудно? Вон как Вовка страдает от этого. Сидит дома, во двор его не пускают. Тяжело, значит, в школе учиться.

Вдруг и мне–будет трудно учиться? Мама будет меня ругать, ставить носом в угол, не пускать во двор поиграть с ребятами. Что это будет за жизнь? Нужно с Вовкой поговорить. Узнать у него всё про школу. А то потом будет поздно. Я сам начну ходить в школу. Лучше уж всё сейчас узнать.

Может быть, взять и уехать? Куда–нибудь на край света?

Вечером я спросил у папы, почему это Вовка двойки хватает.

— Он попросту лодырь, — ответил папа. — Он несознательный. Государство его бесплатно учит. На него педагоги тратят время. Для него школы построены. А он. знай себе двойки приносит…

Так вон какой Вовка! Он лодырь. Я даже себе представить не мог, как это можно! Ведь для него даже школу построили. Этого я не мог понять. Для меня если б школу построили… да я бы… я бы всё время учился. Из школы бы просто не выходил.

Я встретил Вовку на другой день. Он шёл из школы.

— Пять получил! — крикнул он радостно.

— Врёшь ты всё, — сказал я.

— Это я–то вру?!

— Потому, что ты лодырь!

— Ты что это?! — удивился Вовка.

— Лодырь ты, и всё. Так мой папа сказал. Понятно? Вовка стукнул меня изо всей силы в нос, потом толкнул

меня, и я упал в лужу.

— Получил? — крикнул он-. — Ещё получишь!

— И ты получишь!

— Смотрите какой! Ещё в школу не ходит!

— А ты лодырь!

К нам подошёл дядя Витя. Дядя Витя—лётчик. Мы его все очень любим. Он нас на самолёте катал.

— Мир, — сказал дядя Витя, — немедля!

Я совсем не хотел мириться. Во–первых, нос

у меня болел ужасно, а во–вторых, раз Вовка лодырь… Но дядя Витя заставил. Пришлось помириться.

Дядя Витя повёл нас на улицу и купил по мороженому.

Мы молча съели мороженое. Вовка достал из кармана деньги и предложил:

— У меня вот тут деньги есть… Купим ещё?

Мы купили стаканчик мороженого и пополам съели.

— Хочешь ещё? — спросил я.

— Хочу, — сказал Вовка.

Я побежал домой, взял у мамы денег, и мы купили ещё стаканчик.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=201724&p=1

Виктор Голявкин — Повести и рассказы

Мы походили по парку, а потом стали смотреть, как прыгают с парашютной вышки.

Некоторые не сразу прыгают, некоторые стоят до тех пор, пока их не столкнут, а некоторые, приземлившись, валятся.

Мы смотрели и смеялись, но те, наверное, нас не слышали. Тогда мы протиснулись к входу, чтобы нас лучше слышали.

Тут какая–то иностранная делегация шла прыгать. Человек сто. А может, меньше.

Мы с ними и проскочили.

Ловко мы проскочили, ничего не скажешь! Хорошо, когда без билетов проскочишь туда, где другие с билетами. Удачливые мы всё же люди, если на нас с этой стороны посмотреть!

Поднялись мы наверх с иностранцами.

Очень странная штука! Снизу вверх смотришь — одно. А сверху вниз — другое.

Неловко мне как–то стало.

Пусть, думаю, иностранцы прыгают. Им, должно быть, интересно в другой стране прыгнуть с парашютом. А нам в своей стране это вовсе не обязательно. Мы в любой день можем прыгнуть. Завтра. Или там послезавтра.

Зачем же, думаю, нам прыгать, если у нас нет билетов. Пусть эти иностранцы прыгают со своими билетами.

Тот, который ремни пристёгивает, говорит:

— Давайте побыстрее, товарищи иностранцы.

Я говорю:

— Это мы иностранцы? Какие же мы иностранцы?

Он говорит:

— Мне всё равно, из какого вы государства. У нас тут один парашют на всех.

Я говорю:

— У нас билетов нету.

А иностранцы говорят:

— Есть, есть билеты.

Я говорю:

— Честное пионерское, у нас нет билетов.

А иностранцы говорят:

— Есть, есть.

Сашка кричит:

— Мы советские!

Юрка кричит:

— Мы свои!

А иностранец говорит:

— Есть, есть билеты.

А мы кричим:

— Нету билетов!

Иностранцы говорят:

— Внизу билеты. У нашего главного все билеты.

Сашка говорит:

— Никакого у нас главного нету. Мы все одинаковые. Это у них главный есть. А у нас нету.

Тот, который ремни пристегивает, говорит:

— Прыгать будете?

Мы кричим:

— Не будем!

— Что же вы теперь будете вниз спускаться? И другим мешать, которые подымаются?

Он здорово разозлился.

Схватил Сашку и ремни ему пристёгивает.

Пристегнул и говорит:

— Ну, пошёл!

— Куда пошёл? — спрашивает Сашка.

Тут дядька его подтолкнул. Легонько так. Сашка сразу пошёл. То есть вниз, значит, прыгнул..

Летит и орёт. Даже стыдно за него стало. До чего всё–таки трус!

Потом дядька хватает Юрку. Точно так же пристёгивает ему ремни. И тоже его вниз толкает. Юрка молчал. Только трясся.

Я говорю:

— Какое вы имеете право толкать нас? Кто вам позволил толкать людей?

Читайте также:  Новогодние аппликации из пайеток для детей своими руками. мастер-класс с пошаговыми фото

А он молча пристёгивает мне ремни.

Я ему говорю:

— Если вы меня толкнёте, я на вас жаловаться буду!

В это время он меня и толкнул.

Я, когда приземлился, упал.

Сашка с Юркой меня успокаивают:

— И мы тоже упали.

— Перед иностранцами неудобно, — говорю.

— Некрасиво получается, — говорит Сашка. — За их счёт прыгнули с нашей советской вышки.

Мы купили билеты. Поднялись на вышку. И говорим:

— Вот возьмите. А то нам перед иностранцами неудобно. Я стал объяснять. Что мы прыгать не будем. Что нам просто перед иностранцами неудобно. Но тут он опять на меня эти ремни накинул.

Сашка с Юркой бежать хотели, но в это время как раз члены делегации поднимались.

Короче говоря, мы опять внизу встретились.

— Больше я туда не полезу, — сказал Сашка.

— Перед иностранцами неудобно, — сказал я.

— Да ну тебя с твоими иностранцами! — сказал Юрка.

Мы решили цветы посадить во дворе. Посадим мы во дворе цветы. Никому не скажем об этом. Пусть цветы постепенно растут. Когда они вырастут, все удивятся. Все скажут: «Цветы сами выросли». И людям польза, и нам приятно. Посадили мы семена. И ждём.

Долго ждали. Вдруг показалось что–то.

— Гляди, — кричит Вовка, — виднеется!

Я не сразу заметил.

— Где, где, — говорю, — где виднеется?

— Вон, вон, — кричит Вовка, — вон!

— Ой, и вправду виднеется!

— Ой, не могу больше ждать! — кричит Вовка.

Прошёл день. Прибегает Вовка весь бледный. Смотрит

испуганно. И моргает. Он вообще всегда моргает. Но не так часто.

— Беда, -говорит.

— Где беда?

— Вырос лук.

— Какой лук?

— Зелёный.

Весь день мы печалились, хмурились. Только к вечеру нам стало лучше. Мы слегка успокоились. Всё же это беда не большая. Не самая страшная. Лук так лук. Ну и что же? Лук можно есть. А цветы? Цветы есть нельзя. Это каждый знает. Какая же это беда!

Я думал, играть на трубе — пустяк. Дуешь себе, а она играет. Но оказалось, это совсем не так.

Однажды горнист на пляж ушёл, а мы с Вовкой его трубу взяли. Поиграем, думаем, две–три песни, а потом на место положим.

Вовка спрашивает:

— Ну, что сыграть?

— Сыграй, — говорю, — про весёлый ветер.

— Пожалуйста, — говорит, — у меня слух хороший. Вовка поднял трубу кверху и стал что есть мочи дуть. Но

звука не получилось.

— Наверное, — говорю, — ты слабо дуешь.

— Да нет, — говорит, — я во всю силу дую. — И стал так дуть, что я думал, он лопнет. У него даже уши красные стали.

— А ну, дай–ка мне, — говорю.

Я тоже дул, дул, — никакого звука!

— Ты прав, не дудит труба.

— Может, мы не так дуем?

— А как же ещё надо дуть?

— Ну, как–нибудь по–другому.

Попробовали мы ещё по разу. Всё зря. Не дудит труба.

Тут как раз приходил Миша Зябликов. Дали ему подудеть. Может, он сможет.

Миша дунул — тоже ни звука.

Потом ещё появились ребята. Они тоже по очереди в трубу дули. А звука всё не было.

Потом вдруг Коля дунул — звук вырвался. Слабый звук, но всё же. Мы загалдели.

Пусть объяснит, — кричим, — как это вышло!

…А он сам не знает.

— Я, — говорит, — всё дул, дул, и вдруг — бац! — загудело!

Сколько он после ни дул — всё впустую.

Пришлось положить трубу на место. Испорченная труба — дело ясное.

А вечером вдруг слышим звуки. Переливаются над лагерем, звенят.

Это наш горнист Лёва играл на трубе.

Просто чудо!..

Патент — документ, дающий изобретателю исключительное право на изобретение.

Источник: https://profilib.org/chtenie/156374/viktor-golyavkin-povesti-i-rasskazy-22.php

Виктор Голявкин. Весёлые рассказы для детей о школе — PDF

04/26/15 Русский 4 Занятие 25 Имя Задание 1: Прочитайте стихотворение. Найдите и подчеркните одной чертой имена существительные в именительном падеже. Овощи. Хозяйка однажды с базара пришла, Хозяйка с

Подробнее

Урок 17 2 класс Предлоги и приставки ( повторение) Гром стреляет, как из пушки. Хлещет дождь по спинам луж. Под дождем сидят лягушки Принимают теплый душ. (До)бежал суслик (до)норки, прыг и нет его. (С)прыгнул

Подробнее

Рисунки А. Андреева Жил-был в Ленинграде маленький мальчик Павлик. У него была мама. И был папа. И была бабушка. И вдобавок в их квартире жила кошка под названием Бубенчик. Вот утром папа пошёл на работу.

Подробнее

Михаил Зощенко «Показательный ребёнок» Жил-был в Ленинграде маленький мальчик Павлик. У него была мама. И был папа. И была бабушка. И вдобавок в их квартире жила кошка, под названием Бубенчик. Вот утром

Подробнее

Москва 2013 ЗАТЕЙНИКИ Мы с Валей затейники. Мы всегда затеваем какие-нибудь игры. Один раз мы читали сказку «Три поросёнка». А потом стали играть. Сначала мы бегали по комнате, прыгали и кричали: Нам

Подробнее

ИТОГОВАЯ РАБОТА 1 ПО ЧТЕНИЮ ДЛЯ 3 КЛАССА (2012/2013 учебный год) Вариант 2 Школа Класс 3 Фамилия, имя ИНСТРУКЦИЯ для УЧАЩИХСЯ Сейчас ты будешь выполнять работу по чтению. Сначала тебе нужно прочитать текст,

Подробнее

Чтение. Носов Н.Н. Рассказы. Заплатка У Бобки были замечательные штаны: зелёные, вернее сказать, защитного цвета. Бобка их очень любил и всегда хвастался: — Смотрите, ребята, какие у меня штаны. Солдатские!

Подробнее

Как волк своё получил дна'жды но'чью лиса' пошла' в ау'л 1 за ку'рицей. Она' пошла' туда' потому', что о'чень хоте'ла есть. В ау'ле лиса' укра'ла* са'мую большу'ю ку'рицу и бы'стро-бы'стро побежа'ла в

Подробнее

Пузырь из жвачки Папа одного мальчика умел выдувать крупные пузыри из жвачки. Мальчик его сам научил. У папы здорово получалось. Как-то пришли к мальчику на день рождения дети. Друзья со двора, из класса.

Подробнее

Урок номер 14 второй класс Образование новых слов. СУФФИКС. На реке зимой толстый лёд, а весной тонкий. В лесу на курьих ножках стоит. Я ласково зову, а Была гора, а стала Была нора, а стала В цирке фокусы

Подробнее

Уильям МакКлири ИСТОРИЯ ПРО ВОЛКА МАЙКУ Глава Первая Как-то раз один папа укладывал своего сына спать. Майкл, которому уже исполнилось пять лет, попросил рассказать историю на ночь. Хорошо, согласился

Подробнее

Автор сценария Артур Бикматов СОШ 3 САМЫЙ НАСТОЯЩИЙ ДРУГ Действующие лица: Вова — мальчик 12-13 лет, способный, но ленивый. Витя друг и одноклассник Вовы, отличник. Маша одноклассница Вовы. Оля одноклассница

Подробнее

Н. Носов «Фантазёры» «Русинка» 1 класс ФАНТАЗЁРЫ Мишутка и Стасик сидели в саду на скамеечке и разговаривали. Только они разговаривали не просто, как другие ребята, а рассказывали друг другу разные небылицы,

Подробнее

Discourse Cohesion Activity Handout. 1. Прочитайте две версии пересказа рассказа Ф.А. Искандера «Урок». 2. Чем отличаются эти два пересказа? 3. Расскажите о чём эта история своими словами, используя словасвязки.

Подробнее

2017 Однажды Петя возвращался из детского сада. В этот день он научился считать до десяти. Дошёл он до своего дома, а его младшая сестра Валя уже дожидается у ворот. А я уже считать умею! похвастался

Подробнее

Однажды Петя возвращался из детского сада. В этот день он научился считать до десяти. Дошёл он до своего дома, а его младшая сестра Валя уже дожидается у ворот. А я уже считать умею! похвастался Петя.

Подробнее

Русский 5 Домашняя работа 28 февраля Имя. Задание 1: Прочитайте рассказ Н. Носова Метро! ы с мамой и Вовкой были в гостях у тети Оли в Москве. В первый же день мама и тетя ушли в магазин, а нас с Вовкой

Подробнее

Жил в лесу один невоспитанный Мышонок. Утром он никому не говорил «доброе утро». А вечером никому не говорил «спокойной ночи». Рассердились на него все звери в лесу. Не хотят с ним дружить. Не хотят с

Подробнее

Ìèøêèíà êàøà Îдин раз, когда я жил с мамой на даче, ко мне в гости приехал Мишка. Я так обрадовался, что и сказать нельзя! Я очень по Мишке соскучился. Мама тоже была рада его приезду. Это очень хорошо,

Подробнее

03/10/13 Русский 2 Занятие 19 Имя Задание 1: Прочитайте стихотворение. Утомились малыши Учат правила «ЖИ-ШИ»! Что за правило такое, Не оставит их в покое?! Вот возьмём карандаши И заставим враз, пиши!

Подробнее

Сказки от Хочушек Игрушек 1 Предисловие «Сказка ложь, да в ней намек» Здравствуйте, Дорогие читатели! Эта книга небольшой сборник сказок, которые помогут справиться с одной очень вредной Капризулькой-

Подробнее

Илья Члаки Цикл «Закон природы» АДАМ И ЕВА (Певуны) 2 Действующие лица: Она Он 3 Есть хочу. Не слышишь? Терпи. Терплю. Но все равно хочется. Давай, я тебя поцелую? Давай. Он целует. Хорошо. Еще? Еще. Он

Подробнее

Надежда Щербакова Ральф и Фалабелла Жил на свете кролик. Его звали Ральф. Но это был необычный кролик. Самый большой в мире. Такой большой и неуклюжий, что не мог даже бегать и скакать, как остальные кролики,

Подробнее

Надежда Щербакова Мама, не плачь! Моя мама гладильщица. Она работает в химчистке, гладит уже постиранные вещи. У них есть всякие специальные машины, которыми они гладят. Мама уходит утром и приходит вечером.

Подробнее

Как пёсик c кошечкой мыли пол История эта произошла ещё в ту пору, когда пёсик с кошечкой жили под одной крышей. Домик их стоял на опушке леса, и они очень старались устроить всё, как у взрослых людей.

Подробнее

Носов Николай Бобик в гостях у Барбоса Николай Николаевич Носов Бобик в гостях у Барбоса Жил-был пёс Барбоска. У него был друг — кот Васька. Оба они жили у дедушки. Дедушка ходил на работу, Барбоска сторожил

Подробнее

«Он живой и светится…» Однажды вечером я сидел во дворе, возле песка, и ждал маму. Она, наверно, задерживалась в институте, или в магазине, или, может быть, долго стояла на автобусной остановке. Не знаю.

Подробнее

26 ФЕВРАЛЯ 2017г Имя: Домашняя работа 18 Учи стихи к празднику. Тема: Сочетания -ЧН- -ЧК-. Задание 1. Задания из учебника. Задания 107, 110 на стр. 60-61. Убери одну или две буквы. Запиши полученные слова.

Подробнее

Источник: https://docplayer.ru/35733190-Viktor-golyavkin-vesyolye-rasskazy-dlya-detey-o-shkole.html

Голявкин Виктор Владимирович — Я жду вас всегда с интересом (Рассказы) (1980г.)

Виктор Голявкин пишет рассказ…

(вступительное слово Глеба Горышина)

Эту книгу составляют рассказы, написанные Виктором Голявкиным за двадцать лет работы в литературе. Взрослым читателям известны также его роман «Арфа и бокс» и повесть «Мой добрый папа». Дети хорошо знают Виктора Голявкина по книгам «Тетрадки под дождем», «Рисунки на асфальте».

Лучшие рассказы Виктора Голявкина — детские, взрослые, смешные, юмористические — обязательно несут в себе духовный смысл, предоставляют возможность читателю любого возраста вглядеться в самого себя, попасть в сферу поступков, душевных движений, фантазий, ускользающих из общих правил поведения, может быть, и безрассудных, но вполне мотивированных подспудными, скрытыми причинами.

Персонаж его рассказов, маленький или взрослый, обязательно должен сунуть нос туда, где никто до него не бывал, нередко получить за это по носу, но при этом ощутить себя на мгновение первооткрывателем, то есть испытать свое собственное, а не подаренное кем-то счастье.

Дети у Голявкина, в общем, такие же, как все дети, но чуть-чуть особенные, их особенность в потребности фантазировать, то есть творить. Дети в его рассказах талантливые, хотя они и понятия не имеют об этом своем таланте.

Я знаю Виктора Голявкина еще с того времени, когда он был студентом Академии художеств. Он приехал в Ленинград из Баку. Там прошли его детство и отрочество.

Голявкин учился канонам искусства, правилам живописи и в то же время писал картины вопреки этим канонам, раскрепощенной рукой демонстрируя южное буйство красок, дерзко смешивая на палитре тона и оттенки, создавая свой собственный цвет.

Картины он щедро раздаривал, так же щедро, вдохновенно, не отрываясь от холста, их писал…

Он подавал надежды как живописец, восхищал товарищей, вызывал на свою голову гнев наставников. Казалось, что судьба его в искусстве предопределена. Однако вышло все по-другому. Голявкин стал писателем. Впоследствии сам иллюстрировал свои книги.

Голявкин делал первые шаги в литературу совершенно самостоятельно, без каких-либо подпорок.

Может быть, ему помогли здесь уроки, почерпнутые в живописи: фиксация мгновенного впечатления, то есть импрессионичность стиля; известная степень абстрагирования от изображаемой натуры, заострение рисунка, вольная, прихотливая игра цвета, света и тени. И обязательно — музыкальность слога, утонченное использование словесных обертонов, повышенное внимание к ритмике.

Голявкин создавал поэтику своей малой формы, я даже не решаюсь назвать это прозой; при его необычайной творческой активности рассказы появлялись один за другим.

Особенности дарования Голявкина впоследствии будут варьироваться, развиваться: каждый новый рассказ — это обязательно эксперимент, изобретательство, поиск не только жизненной ситуации, но и формы, окраски.

С годами рассказы станут чуть попространнее, обрастут бытовыми подробностями, обретут большую определенность авторской мысли, появятся на свет свидетельствующие о зрелости мастера вещи: «В гостях у соседа», «Не хотите ли выстрелить из лука?», «Густой голос Выштымова», «Калейдоскоп», «Веселые ребята».

Голявкин стал писателем, но в нем сидит живописец: мир в его рассказах цветной, хотя сочинений, специально посвященных художникам, ремеслу живописи, он не пишет.

Он выявляет в своих героях, самых обыкновенных людях, художественные задатки, чаще всего герои и не догадываются о них, но подспудное стремление взять в руки кисть и что-то такое покрасить живет в каждом, а непосредственное, личное, действенное приобщение к красоте — это пусть незаметный, крохотный, но обязательно сдвиг в сторону счастья. Голявкину важно, чтобы его герой «встряхнулся», крепче встал на ноги, осанисто поднял голову.

Читайте также:  Басни крылова

Смех лечит от предрассудков, от самовлюбленности, от уверенного в себе невежества и от многих других широко распространенных недугов и недомоганий. Это общеизвестно и многократно подтверждено.

Голявкин потому так легко, так беззлобно, так дружелюбно смеется над человеческими слабостями и странностями, что умеет вглядеться в себя самого, проверить очередной свой сюжет на собственном опыте, заглянуть себе в душу — и посмешить почтенную публику, не возвышаясь над ней в качестве всезнающего творца, но и нимало не унижаясь, не панибратствуя с ней, не применяясь к ее языку и вкусам.

Рассказы Голявкина при всей необычности их формы, при склонности автора к эксперименту не только над словом, но и над смыслом, гротеску, фантасмагории, эдакому сюрреальному повороту, свободны от какого-либо снобизма.

И если в рассказе «В гостях у соседа» разъевшийся домашний кот попивает пиво и приговаривает: «Бывает, бывает…», то это в порядке вещей для Голявкина, для выработанной им художественной системы отображения действительности.

Комическое, смешное в рассказах Голявкина то и дело соприкасается с трагическим, грустным, как это бывает в жизни.

При этом рассказы Голявкина, написанные от первого лица, абсолютно свободны от какого бы то ни было субъективизма.

Его лирический герой совершенно чужд монологов и сентенций, он то и дело попадает во всяческие истории и передряги, однако благополучно выходит сухим из воды; он по натуре общителен, легко, без нажима, вписывается в предлагаемые обстоятельства, никого при этом не учит, не выставляет себя умнее, значительнее других, но обязательно соблюдает дистанцию, ценит свою «отдельность», принципиальную независимость, иногда и вопреки здравому смыслу. Автор знает слабости своего героя, нигде не приукрашивает, не абсолютизирует его положительные качества. Отсюда и особая доверительность интонации. И вместе с тем в многоликом, неравнозначном, казалось бы, раздробленном авторском «я» наличествует нечто общее, объединяющее, типическое.

Источник: https://fanread.ru/book/6608197/?page=1

Книга — Повести и рассказы — Голявкин Виктор Владимирович — Читать онлайн, Страница 2

Закладки

Вечером я спросил у папы, почему это Вовка двойки хватает.

— Он попросту лодырь, — ответил папа. — Он несознательный. Государство его бесплатно учит. На него педагоги тратят время. Для него школы построены. А он. знай себе двойки приносит…

Так вон какой Вовка! Он лодырь. Я даже себе представить не мог, как это можно! Ведь для него даже школу построили. Этого я не мог понять. Для меня если б школу построили… да я бы… я бы всё время учился. Из школы бы просто не выходил.

Я встретил Вовку на другой день. Он шёл из школы.

— Пять получил! — крикнул он радостно.

— Врёшь ты всё, — сказал я.

— Это я–то вру?!

— Потому, что ты лодырь!

— Ты что это?! — удивился Вовка.

— Лодырь ты, и всё. Так мой папа сказал. Понятно? Вовка стукнул меня изо всей силы в нос, потом толкнул

меня, и я упал в лужу.

— Получил? — крикнул он-. — Ещё получишь!

— И ты получишь!

— Смотрите какой! Ещё в школу не ходит!

— А ты лодырь!

К нам подошёл дядя Витя. Дядя Витя—лётчик. Мы его все очень любим. Он нас на самолёте катал.

— Мир, — сказал дядя Витя, — немедля!

Я совсем не хотел мириться. Во–первых, нос

у меня болел ужасно, а во–вторых, раз Вовка лодырь… Но дядя Витя заставил. Пришлось помириться.

Дядя Витя повёл нас на улицу и купил по мороженому.

Мы молча съели мороженое. Вовка достал из кармана деньги и предложил:

— У меня вот тут деньги есть… Купим ещё?

Мы купили стаканчик мороженого и пополам съели.

— Хочешь ещё? — спросил я.

— Хочу, — сказал Вовка.

Я побежал домой, взял у мамы денег, и мы купили ещё стаканчик.

Мы опять стали с Вовкой друзьями. Как будто бы и не ссорились. Оказалось, он вовсе не лодырь. Двойку он получил случайно. Это вполне может быть со всеми. Вот как было дело: он решал задачу. Хотел точку поставить, и вдруг клякса — бац! Он хотел её промокашкой снять, а она расползлась. Не Вовка же виноват, — всё проклятая клякса.

Если б Не клякса, он пять получил бы. И единицу он получил случайно. Вот как было дело: он в окно посмотрел на какую–то птицу и забыл, что он в классе. И стал разговаривать с этой птицей. В это время его к доске вызвали — чтобы он повторил, что сейчас объяснили. А он ничего не смог повторить. Птица всё виновата. А Вовка тут ни При чём.

Это каждому ясно.

По физкультуре Вовка четвёртый по счёту. То есть он на четвёртом месте. Они там места себе распределили. По прыжкам в высоту—он первый в классе. А по всей физкультуре — четвёртый. Он по бревну ходить не может.

Это, наверное, очень трудно. У них в зале есть такое бревно. Они там по бревну ходят. А Вовка падает. У него нет равновесия. «Я, — говорит он, — не тренировался, потому я с бревна падаю. А прыгаю я хорошо. Потому что я опытный.

Я каждый день тренируюсь».

Утром он во дворе всегда прыгает. Днём тоже прыгает. Вечером прыгает. Всё тренируется. Через скамейку прыгает.

— Ну, как, — говорит, — хорошо получается?

— Замечательно, — говорю.

— А ну, — говорит, — смотри, как я сейчас…

— Я так не могу, — говорю.

— И я не мог. Всё тренировка! Уроки вот не успеваю делать, а так всё в порядке. Видишь, как прыгаю! А по бревну я последний по счёту. Зачем мне тренироваться?

Я удивился и говорю:

— Как же так?! Значит, больше надо ходить по бревну. А он говорит:

— Раз там последний по счёту, пусть и буду последним. Зато по прыжкам я первый! Я марку держу!

— Какую ещё такую марку?

— Спортивную, — говорит. — А ты думал какую?

— А зачем держать, — говорю, — эту марку?

— Ты, — говорит, — ничего не знаешь. Марку нужно держать. Вот и всё.

Мне совсем не было это понятно. По–моему, он ошибается. Ему надо ходить по бревну, а не марку держать. Я так думаю.

— Видал? — Вовка распахнул пальто. На груди у него была красная звёздочка. — Я теперь октябрёнок. По–октябрятски жить буду!

Вовка сиял от счастья.

— Как это по–октябрятски жить?

— Эх, ты! Нужно знать октябрятские правила. Ведь я будущий пионер. Понятно? Это значит весело жить, трудиться, помогать старшим. Быть честным.

— А ещё что?

— …хорошо учиться, любить школу, быть дружным.

— А ещё?

…петь, рисовать…А если я не хочу петь?Не хочешь, не пой, пожалуйста, вот чудак!А мне можно по-октябрятски жить?Видишь ли, — сказал Вовка, — как сказать… Я думаю, что, конечно, можно.

Вот, например, я подмёл пол сегодня. И ты вполне можешь это сделать.Конечно, могу.Ну вот, — продолжал спокойно Вовка,— ты можешь, конечно, это сделать. Но ты можешь этого и не делать. А мне нельзя.

Я — октябрёнок!

Я завидовал Вовке.

Он такой счастливый. Ещё бы! У него звёздочка. Он октябрёнок. Он настоящий школьник. У него заботы, обязанности. А я могу ничего не делать…

Мне было так грустно!

— Ну, мне пора, — сказал Вовка, — дела не ждут.

Совсем другим человеком стал!

Я заболел. Я по двору без шапки бегал. Уже зима. Разве можно зимой без шапки бегать? А «я бегал. Вот и простудился.

Ко мне пришёл Вовка. Раньше он только дразнился, а теперь даже к больному приходит. Мы с _ним стали беседовать.

Вовка любит беседовать. И я тоже люблю беседовать. Поэтому мы и беседуем.

— Ты только не кашляй, — говорит Вовка. — Старайся не кашлять. Ладно?

— Я стараюсь, — говорю, — а всё равно кашляется.

— Значит, плохо стараешься, — говорит.

— Да нет, я хорошо стараюсь. Как только хочется кашлянуть, я вовсю щёки надую, и сперва не кашляется, а потом всё равно кашляется.

— Давай про дела говорить, — сказал Вовка. —Дела ведь бывают разные. Есть дела сложные, есть ерундовые. Вот в старших классах опыты делают. Делать опыты — очень важно. Тогда всё на свете поймёшь и всё будешь знать.

Источник: https://detectivebooks.ru/book/32379008/?page=2

Виктор Голявкин. Рассказы для детей. Произведения и биография — Библиотека для детей

 

Рассказы Виктора Голявкина для детей.Полный список произведений.Краткая биография и творчество Виктора Голявкина  

Всему своё место

Тетрадки под дождём
Яандреев
Я пуговицу себе сам пришил!
Как я под партой сидел
Передвижение комода
Болтуны
Как мы на самолёте летали
Лукьян
И мы помогали
Язык
Привычка
Как я писал стихи
Как я помогал маме мыть пол
Новая рубашка
Все куда-нибудь идут
Неохота всё время пешком ходить
Был не крайний случай
Моя работа
Никакой я горчицы не ел
Путешественник
В любом деле нужно уметь работать
Пара пустяков
А сегодня ей опоздать нельзя
«Козёл-баран»
Второклассники и старшеклассники
Пятнадцать третьих
Крути снежные вертя
Дело не в том, что я мяч не поймал
Пароход и лошадь
Абсолютно верно
Как я встречал новый год
Друзья
Так всегда бывает
Кисель
Больные
Вязальщик
Я смотрю в окно
Тыква в сундуке
Птичка
Коньки купили не напрасно
В шкафу
Секрет
Мы играем в Антарктиду
Про металлолом
Как я всех обмануть хотел
Как тётя Фрося разрешила спор
Кому что удивительно
Судьба одной коллекции
Удивительная профессия
Карусель в голове
Не-а…
Разрешите пройти!
Вот что интересно!
Корреспондент Гера Крошечкин
Два подарка
Забыл
Поиграли
Настоящая дружба
Горка
Быстрей, быстрей!
Давно бы так!
Фонарики
Сплошные чудеса
Отдохни, Саня!
Живопись и самолёты
Рисунок
Не успел
Пять ёлок
Когда споткнётся дед мороз (Новогодняя сказка)
Эх, Катя, Катя!
Смеяться и думать
Сотый рассказ
Очень редкая рама
Самая большая рама
Алька
Пётр Петрович
Кафаров
Возле учительской
Тася Лебедева
Кубик и квадрат
Великие мастера
Сон
Кобальт фиолетовый
«Летучий голландец»
Олив Нивс
Второй «летучий голландец»
Палитры на стенах
Выстрел
Штаны
Окно
Записка
Не может быть
Не бросайте якорей!
Лестница
Уплывают корабли  

Читать рассказы других авторов
Читать все рассказы Голявина.Список произведений

 

Виктор Владимирович Голявкин. Биография

  Родился 31 августа 1929 года в городе Баку в семье музыкальных педагогов. Окончил художественное училище в городе Душанбе 22 июня 1953 года с отличием. Окончил Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.

Репина (Академия художеств) по специальности театрально- декорационной живописи.   Беспартийный. В войне по возрасту не участвовал. С 28 ноября 1961 года — член Союза писателей СССР.

С 1973 года — член Союза художников СССР /ЛОСХ/, секция графики.

Первая литературная публикация Голявкина состоялась в мае 1958 года в журнале «Костер»; рассказ «Как решался сложный вопрос».

 

Первая книга рассказов Виктора Голявкина вышла в 1959 году в издательстве «Детгиз» «Тетрадки под дождем«. Первая книга рассказов для взрослых «Привет вам, птицы!» вышла в 1968 году в Лениздате.

Свои книги для детей В.Голявкин иногда иллюстрировал сам.

Книги для детей и взрослых — рассказы, повести, роман — выходили и в «детской литературе», и в» Советском писателе» и в Лениздате, а также в издательствах Москвы.

Любимым жанром писателя остается короткий юмористический рассказ.

» …Не одну сотню рассказов написал В. Голявкин, отмеченных индивидуальной печатью его яркого, веселого дарования и прочно утвердился в когорте тех прозаиков, кого можно быстро узнать по самобытной Фразе, по неповторимой интонации, по характерному ритму письма. Но, может быть, главное завоевание В.

Голявкина — это его естественное и полноправное «проживание» в детской стихии, ..неподдельное удивление и фантазерство, парадоксальность логики и острота реакции, чистота побуждений и лукавство — все это органично для писателя и все это присутствует в его книгах» (И.Кузьмичев).

 

Некоторые работы В.Голявкина легли в основу художественных фильмов, полюбившихся зрителю: «Валька — Руслан и его друг Санька» (студия имени Горького по повести «Ты приходи к нам, приходи»), «Мой добрый папа» (Ленфильм, по одноименной повести), «Боба и слон» (режиссер Балтрушайтис, по оригинальному сценарию).

 

В.

Голявкин участвовал в художественных выставках, начиная с Международной выставки в Москве 1957 года: 1975 — I Всероссийская выставка книжной графики в Союзе художников, в 80-х в зале Союза художников РСФСР в выставке «Живопись графиков» демонстрировались 6 живописных полотен, некоторые из которых били позже куплены Государственным Русским музеем, 1990 — персональная выставка в Доме писателя (живопись) и другие.

  В 1996 году Голявкин был принят в члены Российского ПЕН- клуба.   В числе своих друзей — художников называет Таира Салахова, Тогрула Нариманбекова, Олега Целкова, Михаила Казанского, Минаса Аветисяна (покойного). ——————————————————

Виктор Голявкин.Рассказы для
детей. Читаем бесплатно онлайн

 

Читать рассказы других авторов
Читать все рассказы Голявина.Содержание

Источник: http://skazkii.ru/viktor-golyavkin

Весельчаки — Голявкин В. — Страница 14

ПодробностиКатегория: Отечественные писатели

Читайте также:  Про месяц январь для детей

Собирать, конечно, всё можно. Что хочешь, то и собирай. Хочешь, сначала собирай — потом не собирай. Хочешь, марки собирай, хочешь — спичечные коробки, хочешь — камни. Хочешь, собирай всё вместе: камни, марки, коробки и ещё что-нибудь в придачу. Это, как говорится, дело личное.

Натаскай себе разных булыжников в комнату и живи в своё удовольствие! Если только мама позволит. Хотя камни бывают разные. Некоторые камни полезно собирать. Марки тоже полезны. Знакомишься с разными странами, королями, президентами; сталкиваешься, если можно так выразиться, с историей, географией. Полезно собирать книги. Про книги и говорить нечего. Тут пользы — масса.

Опять-таки если читать их. А если так, на полке стоят, пользы тоже немного.Одна девочка, Маша Мишкина, собирала фотографии артистов. Ничего в этом плохого, безусловно, нету. Но говорить о пользе тут тоже трудно. Ну какая тут может быть польза? Разве только сказать при случае: «А как же! Я этого артиста знаю. У меня есть его фотография».

На это можно ответить: «Ну и что же?» На свете есть куда более полезные вещи, чем эти фотографии.И вот эта девочка Маша насобирала ужасно много фотографий артистов. Собирать уже вроде некуда — стены все в фотографиях, альбомы полные. Родители смотрят на это безобидное занятие и про себя думают: «Ну и слава Богу, наша дочка занята делом».

(Хотя никакого дела здесь, безусловно, нет.) Только иногда отец скажет: «Опять вокруг какие-то незнакомые лица». На это дочка ему отвечала: «Эх ты, папа! Как же ты их не знаешь?! Их каждый знает!» И отец даже немного конфузился после такого ответа.Он был занятой человек, директор какого-то крупного учреждения, и его не очень-то радовали эти фотографии.

Поскольку они ему ни о чём не говорили. Но против он тоже не был. Он просто был безразличен. Только когда он уставал, эти фотографии его раздражали. Но это бывало редко. В основном он был крепкий человек и почти не знал усталости. А Машина мама — наоборот, она даже радовалась, что у её дочки столько фотографий, гораздо больше, чем у других детей.

А Маша видит такое дело — вовсю знай старается. Большого успеха она достигла, меняя одни фото на другие. К примеру: «Вот вам такой артист, а вы мне дайте такого». Или: «Я вам двух этих, а вы мне двух тех». Она не очень-то хорошо знала фамилии артистов.

Одних она, правда, видела в кино, а других и вовсе нигде не видела, но если ей говорили, что это именно артист, а не какая-нибудь другая личность, она моментально загоралась приобрести эту фотографию. Один мальчишка предложил ей несколько карточек своих старших братьев, уверяя её, что это артисты.

И она за эти фотографии отдала ему несколько книг, в том числе «Моби Дик, или Поиски белого кита» и «Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви». Она методично писала письма в различные советские и иностранные журналы с просьбой выслать ей фотографии артистов. Хотя каждому ясно, что журналы существуют не для этого.

Своими письмами она отвлекала людей от работы, занимала их золотое время. Получая такое пустячное письмо, работник издательства разводил руками и, наверное, возмущался.Несмотря на то что ни один журнал ей ничего не прислал, она насобирала столько этих фото, что можно удивляться.

В итоге у неё появилось по нескольку одинаковых артистов: шесть одних, пятнадцать других, двадцать пять третьих. Это уж вроде совсем ни к чему. Но она не останавливалась. В любом деле трудно остановиться, если оно тебя захватывает. Хотя каждому ясно, что эта меняловка бессмысленна.

А она за одной какой-то фотографией обегала весь город и даже собиралась просить отца, чтобы он взял её с собой в Москву, когда поедет в командировку. Отец как-то невнимательно отнёсся к этой просьбе, и она, может быть, именно из-за этой фотографии осталась на второй год. Она потратила уйму времени, чтобы достать её в своём родном городе.

Для родителей это было полной неожиданностью, но они пока не понимали причины. Вскоре и родители увидели некоторую неприятную сторону этой коллекции.

Самые любимые и ценные семейные фотографии: отец с матерью на фоне орла в Ессентуках, мать по горло в воде в Японском море, отец на лошади с шашкой в период гражданской войны, дед с Георгиевским крестом, бабка с девятью детьми — все эти редчайшие семейные фотографии были выкинуты из альбома и неизвестно куда делись. На их месте появились совсем не знакомые отцу люди.

У родителей даже слёзы появились на глазах. И они прямо спросили её, куда она дела семейные фотографии. А Маша, не понимая их расстройства, говорит: «Неужели вы не видите, что эти снимки гораздо ценнее ваших?» Тогда рассерженный отец хватает у неё этот альбом и кидает его в форточку.

Во время полёта десятки фотографий выскакивают из альбома и летят по воздуху, кружась и перевёртываясь. Потом альбом приземляется во дворе, а за ним многочисленные фото. Маша всё это видит, и сердце у неё захватывает от такой ужасающей картины. Отец говорит ей: «Чтобы больше я не видел у себя этих незнакомых лиц!» Маша в слезах бежит во двор, но альбома там не находит.

Только одна карточка не очень популярного артиста валялась на песке. А когда она возвратилась, рассерженный отец посрывал со стен ещё несколько фотографий.Но, как ни странно, это на неё не подействовало. Она не собиралась расставаться со своей коллекцией. Она продолжала её пополнять с ещё большим рвением.

Альбомы с фотографиями и солидные пачки, перевязанные бечёвкой, она прятала в какие-то тайники, которые ни одна живая душа не могла бы найти, не говоря уже о родителях. Когда родители уходили, она бросалась к своим тайникам и пересчитывала, перекладывала свою ценность. Дел у неё по горло было, как видите. Отдохнуть ей было некогда. Всё время она узнавала, что существуют какие-то фото, которых она не имеет. Никакого конца видно не было. Хлопот у неё не убавилось, а, наоборот, как бы это сказать, прибавилось.У неё вся жизнь как-то боком пошла. В кино она не ходила. В Театр юного зрителя не ходила. В зверинец не ходила. В музеи не ходила. Никуда она не ходила. На футбол и подавно не ходила. В школу тоже почти не ходила. Иногда появлялась, правда, но очень редко.Её взгляд устремлён был вдаль — пустой, странный взгляд. Там, вдали, ей, наверное, чудились какие-нибудь редкие фотографии артистов, которые она не успела приобрести…Мы не знаем, чем всё это кончилось. Может быть, она приобрела ещё несколько экземпляров для своей коллекции…Но потеряла она гораздо больше.

Ну и что же?

— Ты опять на мороз выбегаешь без шапки?— Ну и что же? — говорит Ника.— Ты опять болтал на уроках?— Ну и что же? — говорит Ника.— Ты опять твердишь «ну и что же»?— Ну и что же? — говорит Ника.

Прямо сладу с ним нет!Вот однажды Ника лег спать, и ему приснилось: идет он по дорожке. Навстречу ослик бежит.— Кря-кря, — сказал ослик.— Не кря-кря, а и-а, — сказал Ника.— Ну и что же? — сказал ослик.Удивился Ника и дальше пошел.Навстречу курица скачет.— Ау! — сказала курица.

— Не ау, а куд-кудах, — сказал Ника.— Ну и что же? — сказала курица.Удивился Ника и дальше пошел.Навстречу верблюд бежит.— Мяу-мяу! — сказал верблюд.— Не мяу, а по-другому, — сказал Ника.— Ну и что же? — сказал верблюд.— Опять «ну и что же»?! — крикнул Ника.И проснулся.

Сел на кровати, думает: «Как хорошо, что это сон».С тех пор он не говорит «ну и что же».

Паровозик в небе

Шел Ника в школу, остановился. Стал в небо смотреть, на облака. Даже рот раскрыл, до того засмотрелся.Плывут облака по небу. Вон одно облако — как петух. Вон другое — похоже на зайца. Третье — белый медведь бежит.«Чудеса какие! — думает Ника.

— Забавно как получается: по небу звери и птицы плывут!»Спешат мимо ребята в школу. Только Ника пока не торопится.Он слегка недоволен небом. Одни только звери плывут по нему.Вот если бы паровозик проплыл! Хорошо бы с вагончиками. Без вагончиков тоже неплохо.Но с вагончиками все же лучше.Ждет Ника паровозик.

А его нет.А Ника ждет.А паровозик все не появляется.Может, еще появится?

Всё будет прекрасно!

Ника был вовсе не маленький мальчик. Он даже в школу ходил. Знал почти все буквы. Наверняка он не маленький был, а большой.Но… Он не мог сам одеваться. Его одевали папа с мамой. Папа с мамой его оденут, и он идёт в школу, так, словно он сам оделся. А раздеваться он почему-то мог. Это он умел делать вполне. У него получалось это.

Папа с мамой, бывало, ему говорят:— Ведь ты сам разделся. Теперь сам попробуй одеться. Точно так же, как раздевался.А он машет руками, ногами стучит. Согласиться не хочет. И зря… Вот что вышло.Был урок физкультуры. Наш Ника разделся со всеми. Побегал, попрыгал. Потом урок кончился, все оделись.А Ника не знает, что делать. Он сам ведь не может одеться.

Его должны мама с папой одеть. А их нету. Они дома. Как же они его оденут?Держит Ника под мышкой штаны и рубашку.И ждёт чего-то. Но ждать-то нечего. Кого ждать?Пришлось ему самому одеться.Он надел туфли не на ту ногу. Задом наперед рубашку. А штаны так и не смог надеть.Так и пошел домой в трусиках. Со штанами в руках.Хорошо ещё была осень.

А если бы вдруг зима была?Самому надо делать все с самого детства.И всё тогда будет прекрасно!

Маленький красный карандашик

Отец искал красный карандаш и не мог найти, а ему надо было что-то подчёркивать.Он искал по всей квартире и беспрерывно спрашивал мать, не видала ли она.— Я видала, Миша играл твоим карандашом. Ну, что молчишь? — сказала мне мама. — Где карандаш? Давай сюда. Давай, давай, видишь, он нужен отцу, он ведь ищет!— Нету! — сказал я.— Где же?— Съел.

— Ах, он его проглотил! Так я и знала: он что-нибудь проглотит! У меня давно было нехорошее предчувствие.Мама завопила на весь дом, и к нам сбежались соседи — никогда у нас дома столько народу не было. Они узнали, в чём дело, и по очереди стали смотреть мне в рот.— Я совершенно ничего там не вижу, — сказал один сосед.— Нужно сделать рентген. И тогда станет ясно.

А пока пусть гуляет, — сказал другой сосед.Мама спросила:— Не опасно гулять с цветным карандашом в животе?— Конечно нет. Он ведь не взорвётся. Если я как врач что-нибудь понимаю в цветных карандашах. — И он подмигнул мне. Я почувствовал в подмигивании что-то особенное. Оно мне понравилось, и сразу захотелось, чтобы он ещё раз мне подмигнул.

Я специально стал смотреть ему прямо в глаза. — Врачи иногда ошибаются. Тут очень странный случай. И может быть, сложный. Нужно как следует подумать, прежде чем посылать его гулять.Соседи думали. Врач загадочно улыбался. Я неотступно стоял перед ним. Ему стало не по себе, он отошёл в сторону. Я кинулся за ним следом, обогнал, стал напротив и гляжу прямо в глаза.

Одна молодая мать сказала:— Мой ребёнок никогда ничего не глотал, а тем более карандаши. Я не знаю, что сказать в таком случае.Старик сказал:— Однажды я проглотил красное стекло. Я тогда чуть не умер. Но ничего, пронесло. И сейчас я, как видите…Моя мама опять завопила:— Боже мой, весь целиком длинный карандаш! И он был красного цвета!..

Что теперь с ним будет?Маленькая девочка сказала:— Нужно пощупать его живот. Если карандаш весь целиком — он ведь длинный, — его можно прощупать.Соседи окружили меня, а врач в это время незаметно вышел. Они стали мять мне живот, как тесто. Я испугался и заорал.Девочка сказала:— Да, точно, он в животе! Если бы его там не было, он не стал бы так орать.Напуганный, я залез под рояль.

Оттуда смотрел за остальными. Все вокруг стали спорить. Никогда у нас так не галдели.Мне было тогда года три или два.«Неужели они хотят вытащить у меня цветной карандаш?»Я уже верил, будто вправду его проглотил. И мне было так интересно, и я ни за что не хотел бы отдать его никому другому.Потом их что-то отвлекло, все успокоились, соседи начали расходиться.

Родители занялись другими делами, про меня забыли, и я вылез из-под рояля.Я нашёл отцовский пиджак, вынул у него из кармана коробку с цветными карандашами и открыл её: красный карандаш, он был всех короче, почти на три четверти отточен, лежал там вместе с другими — маленький красный карандашик.

Я спрятал коробку как можно дальше, чтобы думали, будто я все карандаши проглотил вместе с коробкой — ещё интереснее!Но всё как-то прошло незаметно.Так никто и не может найти эту коробку с цветными карандашами. Наверно, она лежит там до сих пор.Я ведь не помню, куда я её тогда спрятал.

Но ни за что не хочу забыть случай с красным карандашом, потому что он был самым первым, как я себя помню.

Источник: http://www.PlanetaSkazok.ru/drskazotech/veselchakigolovyakin?start=13

Ссылка на основную публикацию