Георгий скребицкий «лесной разбойник»

Георгий Скребицкий: Лесной прадедушка (рассказы)

Георгий Скребицкий «Лесной разбойник»

Скребицкий Георгий Алексеевич

Лесной прадедушка (рассказы)

Георгий Алексеевич Скребицкий

Лесной прадедушка

Рассказы о родной природе

________________________________________________________________

СОДЕРЖАНИЕ:

Вместо предисловия

Вам, друзья природы

ДРУЗЬЯ МОЕГО ДЕТСТВА

Лесное эхо

Пушок

Сиротка

Кот Иваныч

День рождения

Воришка

Дружба

Чир Чирыч

Джек

Ушан

Барсучонок

Заботливая мамаша

Аистята

Белая шубка

Лесной голосок

ЗА ЛЕСНОЙ ЗАВЕСОЙ

Редкая гостья

Лесной прадедушка

Тетерюк

Смышлёные птицы

Маленький лесовод

Товарищи по охоте

В зимнюю стужу

Следопыты

Срочный пакет

Друг сердечный

Пропавший медведь

Зайчишке повезло

Митины друзья

На озере

За лисой

За селезнями

Неожиданное знакомство

Замечательный сторож

Старый блиндаж

Чудо техники

В зелёной корзиночке

Редкий снимок

Длинноносые рыболовы

Куйка

Голубой дворец

Трудное задание

Нежданный помощник

“Передышка”

Лесные переселенцы

Джек и Фрина

Носатик

Водяной

Смышлёный зверёк

Лесной разбойник

Сластёна

Добро пожаловать!

________________________________________________________________

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Жаркий день. Палящие лучи солнца пробиваются сквозь густую зелень листвы, обжигают лицо и руки. В горле совсем пересохло, хочется пить, но воды поблизости нет.

Путешественник, напрягая последние силы, прокладывает себе путь среди непроходимых лесных зарослей. Трудна дорога; на каждом шагу бесстрашного исследователя этих дремучих дебрей подстерегает смертельная опасность.

Что там виднеется среди сучьев дерева: причудливо изогнута ветвь или огромный удав свесил вниз своё гибкое тело и греется на солнце?

Впереди поляна. Последние усилия, и заросли пройдены. Можно передохнуть, прилечь на сочной траве. Но и тут нужно быть начеку. В ближайших кустах мелькнул полосатый бок страшного зверя. Тигр!

Путешественник хватается за ружьё. Стрелять или нет? Убитого тигра уже некуда больше девать: ведь и так в обозе экспедиции двадцать шкур тигров и десять слонов.

Теперь нужно стрелять только ради самозащиты. Секунда томительного ожидания: заметит зверь человека или нет? Не заметил, прошёл мимо, скрылся в кустах.

Усталый путник выбирается на поляну, ложится в траву и внимательно наблюдает за тем, что творится кругом: как разноцветные бабочки и жучки летают и кружатся возле него, как хлопотливые пчёлы забираются в чашечки цветов и пьют душистый нектар, как трудятся муравьи – волокут сухие травинки в свой муравейник. Всюду кипит напряжённая жизнь – жизнь, полная интереснейших приключений и неожиданностей. Кажется, так бы и лежал весь день, затаившись в траве, вглядываясь в эти густые сочные заросли стеблей и листьев…

– Юрочка! Юра! Где ты там? Иди завтракать! – раздаётся голос матери.

“Охотник за тиграми” замирает в своём зелёном убежище. Не хочется прерывать игру в путешествие, идти на дачу, пить молоко. Но Юра знает, что мама не перестанет звать, пока он не откликнется. Она не может понять, что он теперь вовсе не маленький мальчик, а отважный путешественник, исследователь непроходимых джунглей.

…Всё это было давным-давно, почти полвека назад, когда я, ещё маленький мальчик, едва только начинал читать по складам.

Первые книги, подаренные и прочитанные мне, были книги о диких зверях и птицах, книги о путешествиях, о чудесной природе тропических и полярных стран.

Я с жадностью слушал чтение матери, часами перелистывал страницы, рассматривал цветные картинки с изображением различных животных, мечтая о том, чтобы и самому сделаться смелым путешественником-натуралистом.

Но до этого было так далеко.

Нужно ещё подрасти, кончить школу, университет, а пока что я с увлечением играл в путешествия: лесок возле дачи превратил в мечтах в тропические джунгли, толстого ленивого кота Иваныча – в кровожадного тигра, соседских петухов и кур – в павлинов и фазанов, а Джек, добродушный охотничий пёс отца, должен был изображать целую стаю голодных шакалов, неотступно следующих за экспедицией.

Прошли долгие годы; мечты восьмилетнего мальчика сбылись наяву. Кончена школа, потом институт, и вот я уже не в мечтах, а на самом деле отправляюсь в экспедицию.

Я – научный сотрудник, изучаю жизнь родной природы, жизнь птиц и зверей.

Читать дальше

Источник: https://libcat.ru/knigi/detskaya-literatura/prochaya-detskaya-literatura/127875-georgij-skrebickij-lesnoj-pradedushka-rasskazy.html

Читать

Жаркий день. Палящие лучи солнца пробиваются сквозь густую зелень листвы, обжигают лицо и руки. В горле совсем пересохло, хочется пить, но воды поблизости нет.

Путешественник, напрягая последние силы, прокладывает себе путь среди непроходимых лесных зарослей. Трудна дорога; на каждом шагу бесстрашного исследователя этих дремучих дебрей подстерегает смертельная опасность.

Что там виднеется среди сучьев дерева: причудливо изогнута ветвь или огромный удав свесил вниз своё гибкое тело и греется на солнце?

Впереди поляна. Последние усилия, и заросли пройдены. Можно передохнуть, прилечь на сочной траве. Но и тут нужно быть начеку. В ближайших кустах мелькнул полосатый бок страшного зверя. Тигр!

Путешественник хватается за ружьё. Стрелять или нет? Убитого тигра уже некуда больше девать: ведь и так в обозе экспедиции двадцать шкур тигров и десять слонов.

Теперь нужно стрелять только ради самозащиты. Секунда томительного ожидания: заметит зверь человека или нет? Не заметил, прошёл мимо, скрылся в кустах.

Усталый путник выбирается на поляну, ложится в траву и внимательно наблюдает за тем, что творится кругом: как разноцветные бабочки и жучки летают и кружатся возле него, как хлопотливые пчёлы забираются в чашечки цветов и пьют душистый нектар, как трудятся муравьи — волокут сухие травинки в свой муравейник. Всюду кипит напряжённая жизнь — жизнь, полная интереснейших приключений и неожиданностей. Кажется, так бы и лежал весь день, затаившись в траве, вглядываясь в эти густые сочные заросли стеблей и листьев…

— Юрочка! Юра! Где ты там? Иди завтракать! — раздаётся голос матери.

«Охотник за тиграми» замирает в своём зелёном убежище. Не хочется прерывать игру в путешествие, идти на дачу, пить молоко. Но Юра знает, что мама не перестанет звать, пока он не откликнется. Она не может понять, что он теперь вовсе не маленький мальчик, а отважный путешественник, исследователь непроходимых джунглей.

…Всё это было давным-давно, почти полвека назад, когда я, ещё маленький мальчик, едва только начинал читать по складам.

Первые книги, подаренные и прочитанные мне, были книги о диких зверях и птицах, книги о путешествиях, о чудесной природе тропических и полярных стран.

Я с жадностью слушал чтение матери, часами перелистывал страницы, рассматривал цветные картинки с изображением различных животных, мечтая о том, чтобы и самому сделаться смелым путешественником-натуралистом.

Но до этого было так далеко.

Нужно ещё подрасти, кончить школу, университет, а пока что я с увлечением играл в путешествия: лесок возле дачи превратил в мечтах в тропические джунгли, толстого ленивого кота Иваныча — в кровожадного тигра, соседских петухов и кур — в павлинов и фазанов, а Джек, добродушный охотничий пёс отца, должен был изображать целую стаю голодных шакалов, неотступно следующих за экспедицией.

Прошли долгие годы; мечты восьмилетнего мальчика сбылись наяву. Кончена школа, потом институт, и вот я уже не в мечтах, а на самом деле отправляюсь в экспедицию.

Я — научный сотрудник, изучаю жизнь родной природы, жизнь птиц и зверей.

Но именно теперь, когда я стал уже совсем взрослым, всё чаще и чаще вспоминал свои детские годы, игру в путешествия, своих первых четвероногих и крылатых друзей: Джека, кота Иваныча, ёжика Пушка, сороку Сиротку, скворца Чир Чирыча — всех тех, кто научил меня любить животных, внимательно вглядываться в их повадки, в их жизнь.

А почему бы не рассказать обо всём этом и другим ребятам, почему бы не попытаться и их заинтересовать жизнью животных, привлечь в ряды юных натуралистов?

С этой целью написана настоящая книга. С этой же целью написаны и все мои книги для ребят.

Пусть они — мои совсем ещё юные читатели — узнают о том, как интересна жизнь любых, даже самых обычных животных; пусть попробуют внимательно понаблюдать за ними, полюбят их, а через них научатся понимать и любить и всю нашу сказочно богатую родную природу.

Автор

1958

Друзья природы — следопыты!

Для вас писал ваш старый друг,

Для тех, кому пути открыты

На Крайний Север и на Юг,

Для тех, кто под зелёной елью

Встречает солнечный восход,

Кому милы зимы метели

И звонкий говор вешних вод,

Кто по равнинам и оврагам

Под свист пурги и в летний зной

Шагает бодрым, лёгким шагом

С нелёгкой ношей за спиной,

Для тех, кому вся жизнь открыта,

Кто, не боясь её невзгод,

Как подобает следопыту,

К заветной цели вдаль идёт.

Г. Скребицкий

Мне было тогда лет пять или шесть. Мы жили в деревне.

Однажды мама пошла в лес за земляникой и взяла меня с собой. Земляники в тот год уродилось очень много. Она росла прямо за деревней, на старой лесной вырубке.

Читайте также:  Внеклассное мероприятие по пдд в начальной школе

Как сейчас, помню я этот день, хотя с тех пор прошло более пятидесяти лет. День был по-летнему солнечный, жаркий.

Но только мы подошли к лесу, вдруг набежала синяя тучка, и из неё посыпался частый крупный дождь. А солнце всё продолжало светить. Дождевые капли падали на землю, тяжело шлёпались о листья.

Они повисали на траве, на ветвях кустов и деревьев, и в каждой капле отражалось, играло солнце.

Не успели мы с мамой стать под дерево, как солнечный дождик уже кончился.

— Погляди-ка, Юра, как красиво, — сказала мама, выходя из-под веток.

Я взглянул. Через всё небо разноцветной дугой протянулась радуга. Один её конец упирался в нашу деревню, а другой уходил далеко в заречные луга.

— Ух, здорово! — сказал я. — Прямо как мост. Вот бы по нему пробежаться!

— Ты лучше по земле бегай, — засмеялась мама, и мы пошли в лес собирать землянику.

Мы бродили по полянам возле кочек и пней и всюду находили крупные спелые ягоды.

От нагретой солнцем земли после дождя шёл лёгкий пар. В воздухе пахло цветами, мёдом и земляникой. Потянешь носом этот чудесный запах — будто какой-то душистый, сладкий напиток глотнёшь. А чтобы это ещё больше походило на правду, я срывал землянику и клал её не в корзиночку, а прямо в рот.

Я бегал по кустам, стряхивая с них последние дождевые капли. Мама бродила тут же неподалёку, и поэтому мне было вовсе не страшно заблудиться в лесу.

Большая жёлтая бабочка пролетела над полянкой. Я схватил с головы кепку и помчался за ней. Но бабочка то спускалась к самой траве, то поднималась вверх. Я гонялся, гонялся за ней, да так и не поймал — улетела куда-то в лес.

Совсем запыхавшись, я остановился и огляделся кругом. «А где же мама?» Её нигде не было видно.

— Ау! — закричал я, как, бывало, кричал возле дома, играя в прятки.

И вдруг откуда-то издали, из глубины леса, послышалось ответное: «Ау!»

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=111001&p=47

Книга Лесной прадедушка (Рассказы о родной природе). Автор – Скребицкий Георгий Алексеевич. Содержание – ЛЕСНОЙ РАЗБОЙНИК

— Идите, идите, а я уж погляжу за ней, — сказала мать. — Сейчас натоплю печку, чтобы ей потеплее было. Ишь как дрожит, бедняга!

Дети попросили мать, чтобы она без них не уходила из дому, и, очень расстроенные, пошли на занятия.

Конечно, все ребята в школе сейчас же узнали печальную новость. В этот день на перемене между уроками, в коридоре, было как-то особенно тихо.

Даже Дмитрий Петрович обратил на это внимание, а узнав, в чём дело, и сам, видно, огорчился не меньше детей.

По окончании уроков он дал Тане из своей аптечки бинт, вату и какую-то мазь, чтобы перевязать зверька, если это понадобится.

Много школьников пошло вместе с ребятами справиться о здоровье белки. С большим волнением подходили дети к домику на лесной опушке.

— У меня прямо сердце чует, что её уже нет! — сказала Таня, нерешительно открывая дверь.

— Жива ещё? — быстро спросил Витя у выглянувшей из комнаты матери.

— Конечно, жива, — весело ответила мать. — Уже по клетке прыгает. Только один бок ей кошка сильно разодрала. Ну, да ничего, заживёт.

Дети осторожно и тихо, чтобы не пугать больного зверька, вошли в дом.

Всем в комнате не хватило места, и поэтому заходили по очереди.

Белка действительно выглядела довольно бодро и даже прыгала в клетке с пола на жёрдочку и обратно.

Увидав так много народу, зверёк заволновался и начал метаться по клетке.

Пришлось всем уйти, а клетку прикрыть тёмным платком.

Вечером вернулся с работы отец. Таня и Витя рассказали ему о своём несчастье и просили полечить зверька.

Павел Семёнович, осмотрев белку, сказал, что раны перевязывать ей не надо — она сама их залижет, — а нужно получше её кормить, держать в тепле и, главное, следить за тем, чтобы в клетке было очень чисто.

— Тогда она у нас мигом поправится, — добавил Павел Семёнович.

Ребята принялись ухаживать за зверьком, стараясь точно исполнить всё, что посоветовал им отец.

И действительно, белка начала быстро поправляться. Раны у неё зажили, затянулись тонкой кожей и даже стали обрастать новой шёрсткой.

— Да она уже совсем здорова, — сказал как-то утром Павел Семёнович. Нечего её зря в клетке держать. Выпустите на волю.

— Нет, нельзя, — запротестовал Витя. — Этот противный кот её сразу поймает.

— Уж об этом не беспокойтесь, — ответил Павел Семёнович. — Я его ещё вчера в соседнее село отвёз. Теперь он там делом занят: мышей в колхозном амбаре ловит.

— Ну, тогда можно и выпустить, — весело сказала Таня. — Она всё равно от нас никуда не уйдёт. Так и будет жить возле дома.

— А я вот что придумал! — радостно воскликнул Витя. — Давайте выпустим её послезавтра, на Новый год. И устроим ей новогоднюю ёлку.

— То есть как? — не поняла Таня.

— Очень просто: навешаем на ту ёлку, где у нас птичья кормушка, сухих грибов, рябины и пустим туда нашу белку. Вот ей и будет отличная новогодняя ёлка.

— Ой, как здорово! — даже захлопала в ладоши Таня. — И пригласим на ёлку ребят из школы. А может, и Дмитрий Петрович придёт. Ведь он всё время спрашивает, как здоровье белочки, даже орехов ей из города привёз.

Так всё и порешили устроить и в тот же день рассказали об этом в школе.

Конечно, украшать такую необычную ёлку под Новый год пришло очень много ребят. Кто принёс с собой сушёных ягод, кто грибов, кто орехов. Увешали всё дерево. А Витя забрался повыше и привязал к стволу новый скворечник. Внутри его настелили ваты, моху, чтобы белка могла там устроить своё гнездо.

Дети кончили хлопотать только вечером, когда уже совсем стемнело, и разошлись по домам.

Но, едва только настало утро, ребятишки были опять возле ёлки и с удовольствием смотрели на свою вчерашнюю работу.

Действительно, зелёная ёлка, убранная ярко-красными ягодами рябины, казалась очень красивой.

Всё уже было давно готово, и дети только ждали прихода Дмитрия Петровича.

— Идёт, идёт! — радостно закричал кто-то из ребят, ещё издали заметив на дороге знакомую фигуру учителя.

Дмитрий Петрович весело поздоровался со всеми и с любопытством оглядел украшенное дерево.

— Ишь что придумали! Ну и молодцы! — улыбнулся он.

В это время Витя вынес из дома клетку с белкой, поставил её под ёлку и открыл дверцу.

Белка сразу же выскочила из клетки, осмотрелась по сторонам и в два прыжка очутилась на дереве.

Ребята нарочно накануне не дали ей еды. Зверёк за ночь проголодался и теперь сразу же с аппетитом принялся за угощение. Белка перескакивала с ветки на ветку и пробовала то орехи, то ягоды, то грибы.

Потом, наевшись, она подбежала к скворечнику, оглядела его и быстро юркнула в свою новую квартиру.

Но ёлка не осталась пустой. Не прошло и минуты, как целая стайка хохлатых свиристелей с весёлыми криками уселась на ветках и начала обрывать с них вкусные ягоды рябины.

А из скворечника, точно из сказочного терем-теремка, выглядывала черноглазая усатая мордочка.

Выглядывала и будто улыбалась, слушая весёлую болтовню пирующих птиц.

И вот тут-то, словно выждав удобный момент, из-за туч показалось солнце. И вся ёлка, покрытая инеем, так и вспыхнула яркими звёздочками разноцветных морозных огней.

— Это уж настоящий праздник — зимняя пирушка в лесу, — весело сказал Дмитрий Петрович и, обернувшись к ребятам, добавил: — Я думаю, все согласятся, что в нашем конкурсе юных натуралистов первое место надо отдать Тане и Вите.

— Верно! Верно! — в один голос подтвердили ребята.

Охота не удалась. Снег от мороза сильно хрустел, и зайцы вскакивали с лёжки, не подпуская на выстрел.

Я решил вернуться обратно в город, выбрался на лесную дорогу и зашагал к станции.

Неожиданно из-за поворота навстречу показался какой-то человек. Он был одет по-охотничьему, в короткую меховую куртку и валенки, к поясу привязаны лыжи, но ружья у него не было.

Поравнявшись со мною, прохожий приподнял шапку, поздоровался.

— Ну, как охота? — спросил он.

— Плохо, хочу домой ехать, — отвечал я. — А вы что-то тоже в охотничьем костюме, а без ружья?

— Для моей охоты ружья не требуется, — улыбнулся он.

— Вот как! Какая же это охота?

— Самая безвредная для дичи, — ответил, всё так же улыбаясь, незнакомец, — и самая, доложу вам, интересная. Я ботаник, — пояснил он, сотрудник краеведческого музея. Летом охочусь за разными травками, корешками, цветочками, а вот сейчас хочу проведать нашего лесного прадедушку.

Читайте также:  Конспект занятия в младшей группе. тема: домашние животные

— Это кто же такой? — спросил я.

— Хотите, я вас с ним познакомлю? — предложил мой собеседник. — Всё равно охота у вас не вышла, а в город ещё успеете, лучше денёк в лесу провести.

Я согласился и пошёл обратно в лес вместе со своим новым знакомым.

— Меня зовут Михаил Петрович, — сказал он дорогой. — Я уже двадцать шесть лет в здешнем городке в музее работаю. Хорошая работа. — Он даже потёр руки от удовольствия. — Весь этот край, как свой дом, изучил, каждый уголок знаю.

Мы свернули с дороги и направились по лесной тропе среди укрытых снегом кустов и деревьев. Солнце сюда не проникало, и мы шли будто по голубому хрустальному коридору.

Подул ветерок, вершины высоких сосен слегка зашумели.

— Люблю, когда лес шумит, — сказал, обернувшись ко мне, Михаил Петрович, — особенно летом. Иду и слушаю, о чём деревья переговариваются. Ведь это целый лесной разговор. Его понимать надо. Иной раз деревья тихонько шумят, будто шепчутся между собою. Это значит — погожий день устоялся. Иди смело куда задумал.

А то в другой раз как загудят, заволнуются — ну, жди ненастья, грозы. Им-то сверху видней, что на небе делается, ещё издали тучку увидят и начнут друг другу весть подавать. А самые старые заохают да застонут, будто страшно им, что не выдержат, сломает их ветер.

Зато как пройдёт гроза, выглянет солнышко, тут уж такой по лесу радостный разговор пойдёт, прямо заслушаешься… Ну, вот и пришли, — неожиданно добавил Михаил Петрович.

16

Источник: https://www.booklot.ru/authors/skrebitskiy-georgiy-alekseevich/book/lesnoy-pradedushka-rasskazyi-o-rodnoy-prirode/content/2072780-lesnoy-razboynik/

Робин Гуд идет на дело

С пятницей всех!

Когда Виталику было десять, папа однажды принес ему большую, богато раскрашенную книжку. На обложке был изображен парень в лихо заломленной зеленой шапке, в руках у парня был натянутый лук. Книжка называлась «Робин Гуд». Парень был грабителем, Виталик сразу проникся к нему расположением.

Затаив дыхание, листал он страницы, душа его волновалась. Какой мальчишка не мечтал немножко пограбить богачей на лесной тропинке, а потом не раздать немножко награбленного беднякам?..

Ах, если б только Виталик родился на 800 лет раньше!..

Он пришел бы в Шервудский лес, в своей лучшей футболке, буденовке и сандалиях, с самодельным луком и рогаткой, не знающей промаха, и попросился бы в шайку Робин Гуда!..

Но годы бегут, как стайка напуганных леммингов, и неумолимое время берет свое.

И добро бы, если бы оно брало только свое, но ведь оно без зазрения совести прихватывало и Виталиково! Время цинично лишило Виталика трогательной детской веры в Деда Мороза, время забрало у него широкую белозубую улыбку, льняные волосенки и курносый нос, которые делали Виталика таким очаровашкой в десять лет.

В качестве компенсации время оставило Виталику щербатую усмешку с дыркой на месте левого клыка и двумя железными зубами справа, сломанный в двух местах шнобель, рыжеватый бобрик на голове и такой же масти двухдневную щетину. Легко догадаться, что Виталик не был вполне удовлетворен таким обменом.

И лишь одной детской мечты время не смогло у Виталика отобрать. То была мечта грабить богатых и раздавать награбленное бедным.

Увы, в наши лишенные романтики времена лук и стрелы стали совершенно непригодны для этой цели, да и засады на лесных дорогах не приносят сокровищ более ценных, чем корзина маслят, отнятая у грибника.

Виталик обзавелся небольшим, но практичным слесарным набором, связкой отмычек и стеклорезом. В среде приятелей, составлявших круг его общения, Виталика называли «Сохатый».

Виталик не помнил, чтобы разбойники в книжке пользовались подобными обидными прозвищами, но чего вы хотите в наш стервозный век?..

Зато с определением круга бедняков, подлежащих облагодетельствованию за счет ограбленных рыцарей, Виталик не испытывал ни малейших затруднений. В этот круг он включал одного только себя, и это в значительной степени упрощало задачу. Виталику оставалось только определить, кого именно грабить.

Вот каковы были причины, по которым ранним утром в понедельник Виталик оказался в подъезде дома номер шестьдесят восемь по улице Кравцова, где он сидел на подоконнике площадки пятого этажа, с бутылкой пива в одной руке и сигаретой в другой.

Это была, образно выражаясь, его лесная тропа, а подоконник был его дубом, в ветвях которого Виталик, притаившись, ждал, когда богатые рыцари и их жены отправятся на работу, оставив свое имущество — несомненно, подлежащее раздаче бедным — без присмотра.

Сквозь просветы между лестничными пролетами, как сквозь зеленую листву, Виталику были видны ноги одного такого рыцаря, этакого Гая Гисборна в пиджаке, как раз в этот момент покидавшего квартиру номер двадцать три.

Рыцарь в дверях попрощался с невидимой Виталику Галочкой и отправился вниз, по дороге прикуривая сигарету. Виталика он не заметил.

Оставалось дождаться, когда квартиру покинет рыцарша Галочка.

Виталик прождал почти полчаса, скрашивая ожидание пивом и недоумевая, что может задерживать эту глупую бабу — она же на работу опоздает! — но в конце концов дверь внизу распахнулась, и Виталик увидел еще одну пару ног, явно женских.

Как только ноги удалились, Виталик спустился с дуба на два пролета и сунул отмычку в замок. Уже через минуту он просачивался в дверь с проворством суслика, ныряющего в норку. Оказавшись внутри он понял, что не ошибся.

Роскошь рыцарского жилища потрясла его. Да, это была всего лишь однокомнатная квартира, но какая!.. Из прихожей в комнату и кухню вели двери с разноцветными стеклами. Дома у самого Виталика двери были сделаны из фанеры и дверных ручек за пятнадцать рублей.

Над входной дверью росли раскидистые лосиные рога, одетые в зимнюю шапку. Зеркало в прихожей щеголяло позолоченной рамой, на двери в туалет висела миниатюра, изображающая писающего мальчика.

Мальчик окончательно убедил Виталика, что в квартире обитают буржуазные элементы, и он пришел по правильному адресу.

В первую очередь он захлопнул дверь, а затем обшарил карманы курток, висевших на вешалке. В карманах нашлась пачка сигарет и какая-то мелочь, Виталик с презрением отверг ее. Из прихожей Виталик направил свои стопы в комнату, он надеялся разыскать там какие-то более значимые символы финансового благополучия хозяев. Стоило ему приоткрыть дверь, как прямо под ноги ему метнулась рыжая шапка.

— Твою!.. — выдохнул Виталик. В это мгновение он был так близок к инфаркту, что мог бы поздороваться с ним за руку.

Рыжая шапка оказалась здоровенным мордастым котярой, отдышавшись, Виталик громко посулил ему недоброе. Кот в ответ нахмурился всем телом, зашипел и в таком виде боком ушел в кухню.

— Скотина, — сказал ему вслед Виталик и проник в комнату.

В комнате было интересно. Там был многообещающих габаритов шкаф, чрезвычайно любопытный стол с ящиками, широкая двуспальная кровать, а еще — трюмо в углу, усеянное пузырьками, флакончиками и прочим женским инвентарем. Виталик по опыту знал, что среди шлака флакончиков и пудрениц частенько можно обнаружить залежи драгоценных металлов, а если повезет, то и камней. Виталик приступил к осмотру.

Первой добычей, на которую наложил лапу Виталик, был сотовый телефон, лежавший среди россыпи лаков для ногтей.

— Отличненько, — сказал Виталик и потянулся за телефоном.

Инфаркт в этот день очень ждал встречи с Виталиком. Стоило Виталику взять телефон в руки, как тот пронзительно заголосил, возможно, то был крик выпи, а может быть, какая-то популярная песня. От неожиданности Виталик нажал какие-то кнопки и сказал:

— Да чтоб тебя!.. — и еще несколько слов, приличествующих моменту.

Из трубки донеслось сдавленное мужское сопение и рык:

— Кто это?.. Алло! Кто это?..

Виталик поспешно отключил телефон.

— Никто, — огрызнулся он. — Номером ты, мужик, ошибся.

И в этот момент он услышал, как в замке проворачивается ключ.

Инфаркт наконец подкрался к Виталику сзади, дружески положил ему руку на плечо и тихонько шепнул на ухо: «Доброе утро!»

Ум и храбрость — вот те качества, с помощью которых настоящий лесной разбойник с легкостью выворачивается из самых безнадежных ситуаций. Мгновенно оценив обстановку, Виталик храбро сиганул под кровать и притих там.

Между тем в прихожей раздались шаги и женский голос произнес:

— Маша, ты пока проходи на кухню, я сейчас…

Виталик понял, что домой вернулась хозяйка, та самая Галочка, жена Гая Гисборна. В комнате показались ноги. Ноги прошли мимо Виталика к трюмо, потоптались на месте, громко и недоуменно хмыкнули и снова вышли вон из комнаты.

Читайте также:  Владимир мазуркевич «зимнее»

— Маша! — снова раздался женский голос. — Ты мне позвони на сотовый, а то я его найти не могу! Не пойму, куда засунула…

Виталик шепотом выругался. Пронзительный и ясный ум лесного разбойника тотчас подсказал ему, что речь идет о телефоне, лежащем в кармане его джинсов. Мысли заметались, словно всполошенные летучие мыши на чердаке, Виталик почти физически ощущал, как они с перепугу усеивают внутреннюю поверхность черепа пометом.

Решение пришло к нему в последнюю секунду. Сунув руку в карман, Виталик извлек телефон, выдвинулся из своего укрытия и ловким движением метнул телефон на кровать, куда-то в сторону подушек. И тотчас спрятался обратно.

И вовремя! Подлый девайс опоздал лишь на секунду, чтобы выдать Виталика с потрохами. Вновь раздалась гнусная трель, и в комнату вернулись ноги хозяйки.

— Вот же он! — воскликнула Галочка Гисборн, поднимая телефон с кровати. — И как я его сразу не заметила, вот я овца!..

Виталик молчаливо согласился с ней.

В комнате появилась вторая пара ног, слегка полноватая и одетая в коричневые чулки. Дамы придвинули к кровати столик, налили в стаканы чай, включили телевизор и уселись на краешек кровати, где принялись мило беседовать.

Последующий час показался Виталику если не вечностью, то, по крайней мере, поразительно похожим на нее отрезком времени.

Помимо воли он пополнил свой багаж знаний сведениями о том, что Лидка вышла замуж за паразита, у которого алименты и БМВ, выбор сапог в салоне «Бьюти» ниже всякой критики и купить там совершенно нечего, Екатерина Валерьевна — стерва, принесенным с улицы котятам надо обязательно дать таблетку от глистов, у Ромки родилась дочь, а хлорофитум надо пересаживать при растущей луне.

Вся эта полезнейшая информация, вливавшаяся в его истерзанные уши, прочно ассоциировалась у Виталика с двумя парами женских ног, лодыжки и пятки которых Виталик за этот час изучил до самых мелких деталей. Душевные страдания, которые он испытывал, не поддавались никакому описанию.

Когда разговор дам плавно перешел к обсуждению и сравнительному анализу маникюрных салонов, Виталик вдруг понял, что не утомительная женская беседа, и даже не вынужденная отсидка под кроватью становится его главной проблемой.

Пиво, проклятое пиво, выпитое им там, в ветвях подоконника пятого этажа, пришло наконец к выводу, что оно не желает больше находиться внутри Виталика. Поначалу оно робко заявляло о своем желании уйти, и Виталику не составляло труда отказывать ему в осуществлении этого намерения.

Однако пиво не оставляло попыток и за какие-нибудь пятнадцать минут перешло от просьб к сердитым требованиям, а затем и к ультиматумам. Если бы несчастный страдалец Тантал в эти мгновения пожаловался Виталику на свою судьбу, Виталик рассмеялся бы ему в лицо горьким смехом.

Стоять в воде и не иметь возможности напиться — что за чепуха! Попробовал бы Тантал, этот жалкий нытик, напиться как следует, а потом просидеть часок под кроватью, не имея возможности добраться до уборной!..

— …Ой, у них с Олегом такие страсти, ты бы знала, — говорила подруге Галочка, не подозревая, какой вулкан страстей зреет в это мгновение прямо под ее кроватью. — Он ей говорит: «Да ты мне изменяешь, ты такая-сякая!», ну, а Светка в слезы, ты же ее знаешь, она очень переживает всегда, она ему говорит…

Виталик под кроватью корчился в агонии, Большой Взрыв в его маленькой вселенной должен был наступить, по самым оптимистичным прогнозам, минут через пять. История семейной драмы неведомых ему Светки и Олега не трогала его совершенно, он был готов поменяться с ними проблемами, не глядя.

Виталик почти окончательно разуверился в своей удаче, когда дама в колготках наконец принялась прощаться с хозяйкой.

— Пора мне, Галочка, спасибо за чай, — сказала она.

— Пойдем, я тебя провожу, — ответила Галочка.

Дамы покинули комнату, и через минуту Виталик услышал, как защелкивается замок входной двери. В одно мгновение Виталик побил сразу два мировых олимпийских рекорда: по выскальзыванию из-под кровати, и по прыжкам к туалету. В туалете дороги Виталика и пива наконец разошлись.

Спустя минуту Виталик вышел в прихожую, просветленный, словно Будда. И немедленно споткнулся о бросившегося ему под ноги рыжего кота.

— Вот гаденыш! — воскликнул в сердцах Виталик, от души впечатывая коту ногой куда-то в район кормы. Кот зашипел и умчался в комнату.

И в эту секунду в замке снова заворочался ключ.

Сердце Виталика упало. Он бросился следом за котом и уже совсем было собирался юркнуть на свое насиженное место, под кровать, но стоило ему сунуться туда, как из-под кровати донеслось яростное шипение, а следом показалась лапа с угрожающе обнаженными когтями.

Под диваном было место только для одного, и это место было занято.

В прихожей уже раздавался неясный шум, там кто-то входил в квартиру и звенел ключами, у Виталика оставалось единственное возможное укрытие, и он не замедлил им воспользоваться. Он успел как раз вовремя: через несколько секунд в комнату вновь вошла хозяйка. Виталик услышал, как она отдергивает занавески и что-то тихонько напевает под нос.

— Ой, — вдруг сказала хозяйка. Виталик замер, сердце его шмыгнуло в пятки и задрожало там крупной дрожью.

Волновался он совершенно зря: Галочка не обнаружила его присутствия. Она всего лишь услышала, как кто-то снова открывает дверь ключом.

— Гриша, это ты? — спросила она. — Ты забыл что-то?

Да, богатого рыцаря, устроившего в этой квартире свою сокровищницу, звали вовсе не Гай Гисборн, а всего лишь Гриша, и он ворвался в комнату, с ходу беря быка за рога.

— Кто здесь у тебя был? — пророкотал рыцарь.

— Что? — удивилась Галочка. — Ну, Маша заходила…

— Какая еще Маша! — гневно перебил ее супруг. — Что за мужик у тебя здесь был? Признавайся! Я звонил тебе, и слышал, у тебя тут был мужик!

— Что-о-о? — возмутилась Галочка. — У меня — мужик? Здесь — мужик?.. Знаешь что, дорогой!.. Это ты меня еще обвиняешь?.. Это я-то!.. Мужика!.. Ну, давай, загляни под кровать, может, он там прячется?.. Ну?.. Или может, в шкафу?.. Так давай, проверь!

Дверца шкафа распахнулась — ее распахнула перед своим ревнивым мужем честнейшая супруга Галочка — и Виталик встретился взглядом с хозяевами квартиры.

До этой минуты он не имел возможности изучить внешность Галочки выше, чем до лодыжек, и теперь обнаружил, что она представляет из себя брюнетку с чрезвычайно удивленными глазами и широко раскрытым ртом. Что же касается самого рыцаря, то он при ближайшей рассмотрении оказался коренаст, лыс и в данный момент весьма свиреп.

— Ах, ты… — только и сумел сказать рыцарь, завидев среди своих лучших пиджаков и пальто рыжеватого небритого субъекта, внешность которого показалась ему на редкость неподходящей к остальному гардеробу.

Виталик понял, что приближается момент истины, и этот момент сулит ему много, очень много страданий.

Он издал вопль бабуина-камикадзе, прыгающего с ветки навстречу верной смерти, и бросился на рыцаря, метя ему головой в живот.

Чей-то кулак угодил ему в левое ухо, тотчас визгливо завопила Галочка, и под это звуковое сопровождение Виталик взял низкий старт в сторону прихожей. Он не бежал — он летел к двери, словно бы на крыльях.

И вот там, на полпути к свободе, готовясь покинуть навсегда этот негостеприимный кров, Виталик внезапно споткнулся обо что-то пушистое и мягкое, подозрительно напоминающее рыжую шапку, бросившуюся ему наперерез. Полет Виталика к свободе завершился быстрым пике, лоб его гулко соприкоснулся с дверью, а сам он грянул всем телом на пол.

Сверху, из-под самого потолка, теряя по пути зимние шапки, прямо ему на голову упали тяжелые лосиные рога.

Забирать плененного Робин Гуда явился наряд Ноттингемских шерифов, они не сдерживали слез радости.

— Сохатый! — сказали они. — А мы тебя везде ищем. А ты вот где!.. Ну, пойдем, дорогой…

И увели его прочь, оставив рыцаря, коленопреклоненно кающегося перед супругой.

Достоверно неизвестно, каким образом Робин Гуд, непримиримый враг Гая Гисборна и шерифа из Ноттингема, вошел в легенды.

С уверенностью можно сказать лишь одно: Виталик нашел для этого свой собственный путь.

https://alex-aka-jj.livejourna…

  • Литература
  • Рассказ
  • Приключения

Источник: https://cont.ws/@inkass98/1085541

Ссылка на основную публикацию