Евгений чарушин. рассказы

Евгений Чарушин. Рассказы о животных для детей. Произведения и биография

Евгений Чарушин. Рассказы

Чарушин Евгений Иванович.Краткая биография и творчество

 
Евгений Иванович Чарушин (1901-1965) стал известен прежде всего как талантливый художник – анималист. Любовь и теплота, с которыми он изображал животных, принесли ему поистине мировое признание.

Однако не только умение реалистично отобразить на холсте окружающий мир прославило его, но и безусловный писательский талант. Рассказы Евгения Чарушина отличаются детской непосредственностью и свежим взглядом.

Простыми и яркими образами он доносит до юных читателей волшебный мир птиц и зверей.  

Талант Чарушина своими корнями уходит далеко в детство. С первых лет жизни писатель много времени проводил с охотниками, умельцами-кустарями, лесниками. Мама писателя, Любовь Александровна, привила сыну горячую любовь к природному миру. Вместе с ней он работал в саду, ухаживал за животными.

 

Опыт, полученный в детстве, помог Чарушину приобрести мастерство незаурядного художника. До мельчайших подробностей Чарушин мог передать повадку животных.

Лаконично и в то же время ёмко Евгений Иванович изображал нахохлившуюся ворону, осиротевшего медвежонка и много других ярких образов. Будучи мастером изобразительного искусства, Чарушин не мог не воспользоваться таким инструментом, как слово.

То, о чём он создал так много картин и зарисовок, обрело словесную форму, и мастерство художника гармонично дополнилось писательским талантом.

 

Первые рассказы Евгения Чарушина

 
Множество иллюстраций сделал Чарушин Евгений Иванович. Произведения Бианки, а также С. Я. Маршака, М. М. Пришвина и др. известных писателей с его рисунками привлекали множество читателей.

В это же время, по настоянию Маршака, он попробовал сам сочинять небольшие детские рассказы о жизни животных. Первый рассказ его появился в 1930 году («Щур»). Уже в этом произведении проявилось не только отличное знание характеров различных животных, но и чувство юмора.

Во всех остальных рассказах Чарушина Евгения Ивановича также ощутима то озорная, то мягкая, то немного ироничная, то по-доброму снисходительная улыбка. Чарушин Евгений Иванович — художник-иллюстратор и писатель, который стремился понять зверей, их мимику и движения.

Накопленный опыт помог ему передать это в словах и иллюстрациях. В том, что создавал Евгений Иванович, нет вымысла — животные всегда делают то, что им свойственно.  

Ребячий восторг, который Чарушин на протяжении всей жизни испытывал перед природой, он передал в своих рассказах. «Что за зверь?», «Медведь-рыбак», «Перепёлка» — эти и многие другие произведения помогают воспитать в детях чувство сострадания, любви к природе и ответственности в отношениях с окружающим миром.

 

С первых лет жизни рассказы Евгения Чарушина сопровождают детей в чудесном путешествии в страну под названием Природа. Увлекательные тексты его произведений, сопровождаемые талантливыми иллюстрациями, пробуждают в юных читателях яркие чувства.

 

Подробнее о творчестве Чарушина

 
С огромным уважением Чарушин относился к своим читателям. Он был рад тому, что нарисованные им звери нравятся не редакторам и критикам, а именно малышам. Рассматривая книги Чарушина, можно смело сказать, что и иллюстрации, и сами тексты отражают цельный, единый внутренний мир их создателя.

Рисунки и рассказы познавательны, лаконичны, строги и понятны любому, даже маленькому ребенку.

В сборнике «Птенцы» (1930 год), состоящем из коротких рассказов о совятах, коростелятах, рябчатах, Евгений Чарушин мастерски выделяет наиболее броские и запоминающиеся особенности героев.  

Чарушин отлично знал повадки животных. В иллюстрациях он изображал их с необыкновенной характерностью и точностью. Индивидуален каждый его рисунок, в каждом из них персонаж изображен со своим особым характером, который соответствует той или иной ситуации.

Чарушин ответственно решал эту задачу. Он говорил, что если нет образа, нечего и изображать. Чарушинские звери эмоциональны, трогательны. Фон и среда едва намечены в ранних его книгах.

Главное — показать животное крупным планом, при этом не просто создать художественный образ, но и максимально правдиво изобразить героя. Евгений Чарушин не любил плохо нарисованных с точки зрения биологии зверей.

Он также считал, что рисунки в детской книге должны быть дышащими, живыми. Евгений Чарушин не любил Ивана Билибина, считая, что тот занимался не рисованием, а раскрашиванием мертвых, холодных контуров.

 

Из множества фактур складывается живописность образов животных Чарушина, которые мастерски передают шерсть зверя, перья птицы. Создавать живописные по фактуре, сложные рисунки было удобнее всего именно в технике литографии.

Чаще всего художник использовал природные пастельные тона. Он не признавал литографских правил и законов, темпераментно водя карандашом, царапая по литографскому камню бритвой и иглой.

По многу раз Евгений Иванович Чарушин мог заклеивать не получившиеся части на рисунке или замазывать их белилами.

 

Около 20 книг создал в довоенное время Евгений Чарушин.

Биография его была отмечена появлением следующих произведений: 1930 году — «Птенцы»; в 1931 — «Волчишко и другие», «Цыплячий город», «Облава», «Джунгли — птичий рай»; в 1935 — «Животные жарких стран». Одновременно он продолжал иллюстрировать таких авторов, как С.Я.Маршак, В.В.Бианки, М. М. Пришвин, А. И. Введенский.

  Прожил Чарушин 64 года. Он умер в 1965 году. Но осталось много его книг и большая любовь к своей Родине. ————————————————————

Рассказы Евгения Чарушина о животных
и о природе.Читаем бесплатно онлайн

 

Читать все рассказы Чарушина
Читать рассказы других авторов

Источник: https://skazkibasni.com/evgenij-charushin

Читать

Чарушин Евгений Иванович

Рассказы о животных

Чарушин Е. И. Рассказы о животных.

Что за зверь?

Выпал первый снег. И всё кругом стало белым. Деревья белые, земля белая, и крыши, и крыльцо, и ступеньки на крыльце — всё покрылось снегом. Девочке Кате захотелось по снежку погулять. Вот она вышла на крыльцо, хочет по ступенькам спуститься в сад и вдруг видит: на крыльце, в снегу, какие-то ямки. Какой-то зверёк ходил по снегу. И на ступеньках следы, и на крыльце следы, и в саду следы.

“Вот интересно-то! — подумала девочка Катя. — Что за зверёк, тут ходил? Это надо узнать”. Взяла Катя котлетку, положила ее на крыльцо и убежала. День прошёл, ночь прошла. Настало утро. Проснулась Катя — и скорее на крыльцо: смотреть, съел ли зверёк её котлетку. Смотрит — котлетка цела! Где её положила, тут она и лежит.

А следов ещё больше стало. Значит, зверёк снова приходил. Тогда убрала Катя котлетку и положила вместо неё косточку. Из супа. Утром опять бежит Катя на крыльцо. Смотрит — косточку зверёк тоже не трогал. Так что же это за зверёк такой? И косточек не ест. Тогда положила Катя вместо косточки красную морковку.

Утром глядит — морковки нет! Зверёк приходил и всю морковку съел! Тогда Катин папа сделал западню. Опрокинул на крыльце ящик кверху дном, подпёр его лучинкой, а к лучинке привязал бечёвкой морковь. Если морковку дёрнуть — лучинка отскочит, ящик упадёт и накроет зверька.

На следующий день и папа пошёл, и мама, и даже бабушка — все пошли смотреть, не попался ли зверь в западню. А Катя впереди всех. Есть в западне зверь! Прихлопнул кого-то ящик, упал с подставки! Заглянула Катя в щёлочку, видит — сидит там зверь. Белый-белый, пушистый-пушистый, глаза розовые, уши длинные, прижался в угол, морковку дожёвывает.

Это кролик! Унесли его домой, на кухню. А потом сделали большую клетку. И он стал в ней жить. А Катя его кормила морковкой, сеном, овсом и сухарями.

Медвежонок

Охотники убили трёх медведиц и три выводка медвежат продали в зоопарк.

 В зоопарке их всех посадили в одну клетку – бурых, рыжих, черноватых, неодинаковых и мастью и ростом – кто побольше, кто поменьше.

 Самый маленький – самый угрюмый. Сидит в углу, чешет животик, лапу сосёт и всё время ворчит.

 А другие весёлые: борются, по клетке лазают, барахтаются, кричат, пыхтят – мохнатые, пузатые, большеголовые, косолапые медвежатки.

 Один хоть и всех перерос, а есть не умеет по-настоящему.

 Его служительница соской кормит. В бутылку молока нальёт, тряпку в горлышко сунет и отдаст ему. Он бутылку облапит и сосёт. Никого к себе не подпускает, ворчит. Страшно так!

 Другой, черноватый, с белым пятном-нагрудником, всё лазает, карабкается. Полез он по железным прутьям клетки к потолку. Прутья-то скользкие – два вершка пролезет, на вершок обратно съедет. Лез, лез, до половины добрался, а дальше – никак. Устал. Вовсю лапами работает, визжит со злости, хочется ему на потолок, а ничего не выходит – вниз съезжает.

 Придумал. Вцепился зубами в железный прут и висит – лапы отдыхают.

 Повисел, отдохнул и сразу до потолка добрался. Потом и по потолку полез, да сорвался, упал и завопил отчаянным голосом.

 Прибежала служительница, взяла его на руки, укачивает, гладит.

 Медвежишко успокоился, учуял в кармане конфету, достал и вместе с бумажкой давай её сосать, причмокивать.

 Принесли медвежатам молочной каши. Все на корытце навалились, толкаются, прямо в кашу лезут, огрызаются, чавкают, чмокают, сопят.

 Вдруг опять кто-то закричал.

 Орёт во всё горло, надрывается.

 А это тот самый сосун, который по-настоящему есть не умеет. Выбрался он из клетки, когда кашу давали, и полез по метле – у клетки метла стояла.

 Полез мишка по метле и вместе с ней свалился. Об пол ушибся, да ещё и палка от метлы его по голове ударила.

 Лежит, закрыл глаза и вопит. А метлу из лап не выпускает.

 Дали ему опять соску.

 Медвежата съели кашу. Так вывозились, что никакой масти не узнаешь – все в каше. Стали полосатые, пятнистые. Поели и снова давай играть.

 Захотелось мне купить медвежонка, да нельзя: в зоопарке медвежат не продают.

Читайте также:  Пословицы и поговорки о весне для детей 5-7 лет

Медведь-рыбак

В прошлом году я всю зиму жил на Камчатке. А ведь это самый край нашей Родины. Там я и весну встречал. Интересно начинается камчатская весна, не по-нашему.

 Как побегут ручьи, как вскроются камчатские речки, прилетает из Индии красный воробей-чечевица и везде поёт свою песню чистым, флейтовым свистом:

  -Чавычу видел?

  -Чавычу видел?

  -Чавычу видел?

 А чавыча – это такая рыба лососёвой породы. И тут-то начинается самое интересное в камчатской весне.

 В это самое время вся рыба из океана заходит в речки, в ручьи, чтобы в самых истоках, в проточной пресной воде метать икру.

 Идёт рыба табунами, косяками, стаями; рыбы лезут, торопятся, толкаются, – видно, тяжело им: животы у них раздуты, полны икрой или молоками. Иногда они плывут так густо, что нижние по дну ползут, а верхних из воды выпирает.

 Ох, как много идёт рыбы!

 А говорят, в старину, когда на Камчатке было совсем мало людей, рыба шла ещё гуще. В старинных записях так и сказано, что весло в реках стояло и против течения шло «попом».

 Все радуются, галдят. И тоже спрашивают друг друга:

 – Чавычу видел?

 – Чавычу видел?

  – Чавычу видел?

 А она изредка проплывёт – эта чавыча – огромный, драгоценный лосось.

 Плывёт она по дну среди мелкой рыбы – горбуши. Будто свинья с поросятами по двору проходит.

 А через несколько дней вся эта рыба сваливается обратно, в солёную воду. Только уж не косяками, не табунами плывёт она, а вразброд, каждая по-своему. Кто – хвостом вперёд, а кого и по дну катит и выкатывает на берег, как гнилое полешко. Вся рыба еле живая, больная, «снулая». Выметала она икру и обессилела.

 И теперь уже по всей Камчатке другие рыбаки орудуют. Кто каркает, кто крякает, кто рычит, кто мяучит.

 Дикие рыбаки рыбачат.

 Пойду-ка, думаю, в лес, отдохну, да и посмотрю лесных рыбаков. Как-то они с делом справляются. И ушёл далеко-далеко от селения.

  * * *

 Хорошо весной в лесу! Берёзы распускают свои клейкие листья, стоят прозрачные, будто не деревья, а дымок зелёный. Среди них темнеют плотные ели и высокий можжевельник.

 Воздух чистый, лёгкий, еловой смолой пахнет, молодым листом, прелой землёй.

 И хор птичий… И флейта поёт, и трель рассыпается, и чеканье, и посвисты.

 Солнце печёт вовсю. А тень ещё холодная.

 Я подошёл к берегу речки, притаился и сразу увидел рыбака.

 Ай да мужик-богатырь! Ростом с воробья. Рыба его в тридцать раз больше.

 Это голоногий куличишка рыбачит. Вокруг рыбы бегает, суетится, суетится, клюёт. А рыбу из воды на берег выкинуло – дохлая.

 Пищит кулик, ногами семенит.

 Потом прилетели две вороны. Спугнули кулика, а сами рыбу не трогают.

 Видно, уже поели досыта. Как сели на отмель, так и заснули. Сидят, носатые, глаза закрыли. Налетели чайки с криком, с гамом. Стали потрошить эту рыбину. Одна голова осталась.

 Наглотались чайки рыбьего мяса и дальше отправились. А вороны всё спят, не шевелятся.

 Как удачно я выбрал место!

 Тут у речки крутая излучина, и всё, что поверху плывёт, вода выкидывает на берег.

 Пока я тут был, трёх рыб к берегу прибило течением.

 Гляжу – с того берега по камням спускается лиса. Паршивая такая. Шерсть клочьями на боках висит – сбрасывает зимнюю шубу Лиса Патрикеевна.

 Спустилась она к воде, воровато схватила ближнюю рыбу и спряталась с нею за камень.

 Потом опять показалась, облизывается. И вторую рыбу утащила.

 Вдруг лай, вой, визг поднялся: прибежали собаки деревенские да как бросятся с обрыва к воде, к лисице. Видно, учуяли её сверху. Лиса берегом, берегом наверх – и в лес. Собаки за ней.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=277845&p=1

Читать детские книги с рисунками Чарушина Е

Художник и писатель Евгений Иванович Чарушин (1901 —1965) широко известен многим юным читателям, живущим на разных континентах земного шара.

Его книги напечатаны в СССР, Англии, Франции, Чехословакии, Болгарии, Японии, США, Индии, Австралии и в других странах, тиражом свыше 50 миллионов экземпляров.Рассказы и рисунки художника пришлись по сердцу всем, кто любит животных и природу.

Чарушин всегда изображал то, что сам сильно любил и хорошо знал.Еще мальчиком он часто бывал с отцом на охоте, бродил по полям и лесам. Он знал повадки животных и птиц, сам приручал их, поил, кормил.

Нарисованные им зайчата, медвежата, оленята, волчата вызывают добрые, теплые чувства. Художник изображает животных, тонко передавая их характер; мы узнаем хищника в барсе и тигренке, видим незащищенность зайчика, задиристость петуха, суетливость вороны.

Чарушин работал также в фарфоре, писал декорации для театра. Расписывал стены детских садов и домов пионеров, создавал модели игрушек.

Он был талантливым педагогом, много сделавшим для художественного воспитания детей. За выдающуюся творческую и общественную деятельность ему было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР.

Своим искусством Чарушин способствовал расцвету советской детской книги.

И. А. Бродский

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение,
а затем на прямоугольник слева внизу на панели плеера.

В. Бианки”Теремок”Рисунки Е. ЧарушинаГиз, 1929, 22,5 х 19,58 стр. с иллюстрациями Е. Чарушин”Животные жарких стран”Рисунки автораОГИЗ ДЕТГИЗ1935 год, 29 х 12 см8 стр. с иллюстрациями
С. Маршак”Детки в клетке”Рисунки Е. ЧарушинаОГИЗ24 стр. с иллюстрациями29 х 22,5 см, 1935 М. Пришвин “Зверь бурундук” Рисунки Е. ЧарушинаДЕТИЗДАТ ЦК ВЛКСМ 1936 год, 22 х 17,5 см120 стр. с иллюстрациями
Сказки северных народов”Олешек Золотые Рожки” Рисунки Е. ЧарушинаДЕТИЗДАТ ЦК ВЛКСМ1937 год, 26,5 х 20 см50 стр. с иллюстрациями С. Маршак”Мой зоосад”Иллюстрации Е. Чарушина Серия Для маленьких ДЕТИЗДАТ ЦК ВЛКСМ 1938 год, 14 х 10 см16 стр. с иллюстрациями
Е. Чарушин”Волчишко”Рисунки Е. Чарушина Серия Для маленьких ДЕТИЗДАТ 1938 год, 13,5 х 10,5 см16 стр. с иллюстрациями Е. Чарушин”Никитка и его друзья”Рисунки Е. Чарушина иР. ВеликановойДЕТИЗДАТ ЦК ВЛКСМ1938 год, 22 х 17 см52 стр. с иллюстрациями
В. Бианки”Чей нос лучше” Рисунки Е. Рачева и Е. ЧарушинаДЕТГИЗ32 стр. с иллюстрациями16 х 13 см, 1942 г С. Маршак”Детки в клетке”Рисунки Е. ЧарушинаДЕТГИЗ24 стр. с иллюстрациями29,5 х 22,5 см, 1947
Русские сказки про зверейРисунки Е. ЧарушинаКалинин,  издание газетыПролетарская правда1948 год, 25,8 х 19,4 см64 стр. с иллюстрациями И. Белышев “Упрямый котенок” Рисунки Е. ЧарушинаДетгиз 1948 год, 20 х 26 см 12 стр. силлюстрациями
Е. Чарушин”Что за зверь”Рисунки Е. ЧарушинаДетгиз 1950 год, 20 х 15 см72 стр. с иллюстрациями
Русские сказки про зверей Рисунки Е. Чарушина Детгиз 1951 год, 26 х 20 см76 стр. с иллюстрациями Виталий Бианки “Первая охота” Рисунки Е. Чарушина Детгиз 1951 год, 29 х 22,5 см16 стр. с иллюстрациями
Е. Чарушин”Три рассказа”Рисунки Е. ЧарушинаДетгиз 1953 год16 стр. с иллюстрациями22 х 17 см “Тюпа, Томка и сорока”Е. ЧарушинРисунки Е. ЧарушинаВ твердом переплетеДетгиз 1963, 29 х 22 см64 стр. с иллюстрациями
Е. Сладков “Бежал ежик по дорожке”Рисунки  Е. ЧарушинаДетгиз 1953 год16 стр. с иллюстрациями27 х 21 см Корней Чуковский “Цыпленок” Рисунки Е. Чарушина Детгиз 1958 год 12 стр. с иллюстрациями22 х 16,5 см
Н. Сладков “Воробьишкина весна” Иллюстрации Е. Чарушина Детгиз 1959 год 20 стр. с иллюстрациями27,5 х 22 см Е. Чарушин “Бежал ежик по дорожке” Рисунки Е. Чарушина Детгиз 1961 год 24 стр. с иллюстрациями27 х 21 см
Н. Смирнова “Мишка – большой медведь” Рисунки Е. ЧарушинаХудожник РСФСР, 1966 год32 стр. с иллюстрациями21 х 16,5 см
Н. Сладков”Медвежья горка”Рисунки Е. ЧарушинаИзд-во ЛенинградДетская литература12 стр. с иллюстрациями27,5 х 21,5 см, 1967 Е. Чарушин”Рассказы”Иллюстрации Е. ЧарушинаИздательство Детская литература272 стр. с иллюстрациями22 х 16,5 см, 1971 год
В. Бианки”Мышонок Пик”Иллюстрации Е. ЧарушинаИздательство Детская литература64 стр. с иллюстрациями22 х 17 см, 1972 год Е. Чарушин”Большие и маленькие”Иллюстрации Е. ЧарушинаИздательство Детская литература24 стр. с иллюстрациями26 х 20 см, 1973 год
Е. Чарушин”Никитка и его друзья”Рисунки Е. ЧарушинаСерия Мои первые книжкиИздательство Детская литература16 стр. с иллюстрациями23 х 16,5 см, 1971 год “Теремок”Русская народная сказкаРисунки Е. Чарушина Серия Для маленьких Изд-во Детская литература 1974 год, 13,5 х 10,5 см16 стр. с иллюстрация
“Заячья избушка”Русская народная сказка Иллюстрации Е. Чарушина Серия Для маленьких Изд-во Детская литература 1975 год, 13,5 х 10,5 см16 стр. с иллюстрация Е. Чарушин”Болтливая сорока”Иллюстрации Е. ЧарушинаИздательствоХудожник РСФСР28 х 22 см, 1975 год24 стр. с иллюстрациями
Е. Чарушин”Волчишко”Рисунки Е. ЧарушинаСерия Мои первые книжкиИздательство Детская литература1977 год, 23,5 х 16,5 см16 стр. с иллюстрациями И. Соколов-Микитов”От весны до весны”Рассказы о природеИллюстрации Е. Чарушина, Н. ЧарушинаСерия Книга за книгойИздательство Детская литература1978 год, 21 х 14 см32 стр. с иллюстрациями
М. Пришвин”Ярик”РассказыРисунки Е. ЧарушинаИздательство Детская литература1978 год, 23,5 х 16,5 см16 стр. с иллюстрациями Е. Чарушин”Васька, Бобка и крольчиха”Иллюстрации Е. ЧарушинаИздательство Детская литература1978 год, 23,5 х 17 см16 стр. с иллюстрациями
Е. Чарушин”Зверята”Рисунки автораИздательство Детская литература1982 год, 21,5 х 19,5 см20 стр. с иллюстрациями С. Маршак”Детки в клетке”Рисунки Е. ЧарушинаИздательствоДетская литература28 стр. с иллюстрациями27,5 х 21,5 см, 1982
Б. Герц “Уть-Уть” Художник Е. ЧарушинИздательствоХудожник РСФСР24 стр. с иллюстрациями28 х 21 см, 19823
Е. Чарушин”Про белочек, зайчат и веселых медвежат”Автор-художник Е. ЧарушинИздательство Малыш1984 год, 14 х 21 см10 стр. с иллюстрациями
“Теремок”Русская народная сказкаПересказал и нарисовалЕ. ЧарушинИзд-во ЛенинградДетская литература12 стр. с иллюстрациями28,5 х 21 см, 1984 М. Горький”Воробьишко”Иллюстрации Е. Чарушина Серия Для маленьких Изд-во Детская литература 1987 год, 13,5 х 10,5 см16 стр. с иллюстрациями
Е. Чарушин “Медвежата”Иллюстрации Е. Чарушина Изд-во Детская литература 1987 год, 23,5 х 16,5 см 16 стр. с иллюстрациями Серия Мои первые книжки
“Волчишко”Е. ЧарушинРисунки автораИздательство Детская литература1988 год, 27 х 21 см16 стр. с иллюстрациями Е. Чарушин “Про Томку”Иллюстрации Е. Чарушина Изд-во Детская литература 1988 год, 13,5 х 10,5 см 12 стр. с иллюстрациямиСерия Для маленьких
Виталий Бианки”Первая охота”Рисунки Е. ЧарушинаИзд-во Детская литература1989 год, 13,5 х 10,5 см12 стр. с иллюстрациямиСерия Для маленьких Е. Чарушин”Верный Трой”Рисунки Е. ЧарушинаСерия Мои первые книжкиИздательство Детская литература1990 год, 23,5 х 16,5 см16 стр. с иллюстрациями
Е. Чарушин”Друзья”Рисунки Е. и Н. ЧарушиныхВ твердом переплетеИздательство Малыш1991 год, 28 х 22 см80 стр. с иллюстрациями
Читайте также:  Праздник на тему: правила дорожного движения для начальных классов. сценарий

Источник: http://www.book-illustration.ru/chitat-charushin.html

Евгений Чарушин – Охотничьи рассказы

Сборник рассказов об охоте замечательного писателя и художника Евгения Ивановича Чарушина.

Содержание:

Говорят, индейцы носят кожаные мешочки – вроде кисета. В этих мешочках лежит какая-нибудь ягода, смола, мускус, кусочек коры. Все это положено на память, чтобы потом по запаху вспомнить то, что было.

И у меня часто бывает так: понюхаешь что-нибудь и вдруг ясно вспомнишь, что давным-давно было. Так хорошо вспомнишь, как будто это вот-вот сейчас случилось.

Скипидаром запахло. – И совсем я маленький мальчишка. И болен, а мама меня натирает салом со скипидаром, потом тепло кутает – наглухо.

Пролита на лестнице карболка. – И вот тебе девятнадцатый год. Я еду в поезде. Шинели, песни, винтовки, и станции все в извести – тиф.

А закуришь махорку после папирос – и двенадцать лет мне. На охоту я потихоньку пошел. Сижу у костра и курю большущую самодельную трубку, будто заправский охотник. От огня на правой ноге сапог скоробился – попадет мне, сжег я сапог. У ближнего куста пляшут, толкутся комары-толкунцы. Поют тоненькими голосами. Спереди жарко, а спина мерзнет. И коростель кричит.

Вот этой весной шел я по городу. Дело было вечером. Темно. У тротуара справа и слева воркуют ручьи. Пахнет прелой, сырой землей. И вдруг мне так хорошо-хорошо вспомнилось, как я сидел в первый раз на тетерева.

* * *

Ночь. Я один на болоте в шалаше, из еловых веток. Сижу на корточках и ружье свое обнял. Ружье заряжено пулей на случай, если медведь придет. Он сейчас везде шатается. Корешки у травы копает, прошлогоднюю клюкву жрет. Всю зиму спал – отощал, – ого, какой злой да голодный.

У меня ружье берданка, длинная, неудобная, и всегда-то у этой кочерги вываливается затвор.

Сидеть скучно, холодно, воздух такой сырой и плотный, что думаешь: вот ткнешь пальцем в темноту, и сразу закаплет, заморозит. И ничего кругом не видно, все черно.

Не разберешь, где земля, где небо? И тихо-тихо в лесу, только лист прошлогодний намокнет на ветке – упадет, другой упадет, зашуршит. Точно подкрадывается кто-то.

Сидел я, сидел и совсем закостенел. Вылез из шалаша и стал плясать, согреваться. Не видно, как пляшу, а слышно – каблуки чавкают по болоту. Потом закурил, и стало как будто еще темнее, только в глазах маячит красное пятно, – значит, на огонь пересмотрел.

Покурил, залез обратно в шалаш, свернулся калачом, чтобы колени не зябли, сунул нос в воротник, для своего носа сделал вроде как теплую пещерку. Надышал туда тепла и заснул.

Проснулся я – еще темно, но темнота уж не черная, а какая-то серая, – значит, начинается утро.

Ох, и плохо просыпаться на холоду! Лежу и боюсь пошевелиться. Ведь чуть ты шевельнулся, и в каждую щелку и в каждую дырку одежды залезает сырой холод. И заломит тебя всего. Потерпишь, потерпишь, а потом не выдержишь, подымешься и начнешь ежиться.

Но что это? Слышу – жук летает. Летает в самом шалаше, у меня над головой – бззз-бззз-бззз-ээээ… Жук, а не разглядишь – темно еще.

Потом, я догадался! Да ведь это не жук. Какие сейчас жуки – в лесу снег лежит. Это бекас летает в небе. Бекас, барашек. Заберется высоко-высоко и камушком вниз! Короткий хвост у него растопыркой, как веер, и перышки в хвосте гудят. Не то жужжат, не то блеют.

А вот и журавли проснулись! Сначала один как-то нехотя заголосил, спросонья. Потом к нему другой пристал, потом третий, и разом вся большая стая запричитала, закричала.

А вот кто-то крыльями свистит! Взь. Взь. Взь… Кря, кря-закрякала кряква. Вот она ближе, ближе летит, вот совсем у моего шалаша! Просвистели крылья – и слышно, как она улетает, все тише крякает. Вот уж еле слышно, вот и совсем замолкла.

Журавли без перерыва голосят – курлычут.

Как-то сразу залаяли на болоте куропатки. Тявкают сдавленными голосами. Чётко, быстро.

Светлее стало. Видно, как туман зашевелился. Мне уж не холодно. Я выглядываю, высматриваю из шалаша.

И вдруг за бугром, на той стороне болота, где седая трава, чуфыкнул тетерев. Чуффф… Чуфффшыть…

А позади меня, за тем самым кустом, мимо которого я шел вчера, – чуфыкнул другой. Чуффшшшыть, чуффшшшшыть – зашипел он и прихлопнул тугим крылом.

Я сразу как-то ослаб. Руки у меня затряслись. Сердце заколотилось. Ведь в первый раз я это слышу! В первый раз! Хоть бы увидать мне его, хоть бы прицелиться. А как мне повернуться? Ружье – кочерга длинная, – ствол из одной стены шалаша торчит, а ложе из другой высовывается.

Зацепишь ружьем сучья – хрустнет ветка, и улетит косач.

А он то дробно бьет крыльями, то голубем заворкует, забормочет, то замолчит и опять – чуффшшт, чуффшшт.

Я весь перегнулся, как сова, ноги в одну сторону, а голову назад хочу вывернуть, на коленях стою, ружье высвобождаю к тетереву.

А за шалашом-то что делается! Все поет, все говорит и в небе, и в кочках болотных, и в лесу, везде. Косачи бормочут со всех сторон, журавли хором кличут, бекасы блеют, куропать тявчет, то тут, то там, то тут, то там. Звенит все. Жарко мне, какой там холодно!

А туман пластами стелется, над самой землей идет. Идет из леса – леса не видать: снизу одни пни, сверху вершины, а посреди леса белое, сизое ходит. В лощину скатится – лощины нет, и прямо с небом туман сходится. И будто из неба то береза торчит, то ель. В самой гуще, как в каком-то облаке, два тетерева сшиблись. Хлещут крыльями, скачут, дерутся.

И вдруг прямо передо мной сел тетерев. Прилетел – черный, стройный, на коротких ножках. Прилетел, напыжился, забормотал. Шею свою гнет, словно жеребец, скачет, бороздит землю тугим крылом. Хвост с косицами развернул, черный хвост с белым подхвостьем.

Вот он пригнул шею к земле и заворковал. Вот поднял – чуфыкнул. А вот запрыгал. Птица не птица, конь не конь. И вдруг побежал куда-то маленькими, быстрыми, шажками – на ногах-коротышках.

Побежал… Убегает.

Я высунул ружье-берданку, поймал его на мушку и…

Трах!!!

Как плетью по земле стегнуло. И сразу замолкло все… Только далеко-далеко, – может, версты за две – одна куропатка тявчет. Потом другая начала ближе, забормотал тетерев, над самой головой забунчал, заблеял бекас, и опять все запело.

А я выскочил из шалаша, ноги не слушаются, подгибаются, руки трясутся, добежал, взял его в руки. Косач черный, тяжелый, красная бровь как цветок.

Туман в клочья разлезся – тает. На меня туман наполз и ушел потом. А я стою, в руке тетерева держу.

Источник: https://profilib.org/chtenie/148874/evgeniy-charushin-okhotnichi-rasskazy.php

Чарушин Евгений Иванович

Чарушин Е. И. (1901 – 1965) — один из самых любимых детьми художников мира животных. Он был лучшим художником анималистом. Равных ему не было.

Но Евгений Чарушин был и одним из тех добрых и гуманных детских писателей, которые сохранили непосредственность и свежесть детского взгляда на мир животных и детского восприятия жизни, которые сумели по-доброму и с ясной простотой донести этот взгляд до детского сознания.

Искусство Евгения Чарушина, доброе, человечное, радует уже не одно поколение маленьких читателей и учит их любить волшебный мир зверей и птиц.

В Чарушине все было удивительно. Начиная с фамилии. Казалось бы, этимология фамилии «Чарушин» восходит к словам «чара», «чародей», «очаровывать». Это очень соблазнительная версия, ведь сам художник и писатель Чарушин Е. И.

очаровал несколько поколений детей своими добрыми, гуманными рассказами и рисунками о жизни животных. На самом же деле фамилия ЧАРУШИН связана с существительным ЧАРУША. Так в диалектных говорах Урала называли форму для выпечки сдобного теста.

Прозвище ЧАРУША, от которого и произошла фамилия, получал человек пышнотелый, дородный.

Евгений Иванович Чарушин родился в 1901 году на Урале, в Вятке в семье Ивана Аполлоновича Чарушина, одного из видных архитекторов Урала. По его проектам построено более 300 зданий в Сарапуле, Ижевске, Вятке.

Он оказал существенное влияние на застройку городов Прикамья и Предуралья, огромного региона, где он был ведущим архитектором в том числе и из-за своего статуса — главный губернский архитектор. Профессия архитектора требует, как необходимого условия, быть хорошим рисовальщиком.

Как и его отец, архитектор, сам юный Чарушин великолепно рисовал с детства. Рисовал начинающий художник по его собственным словам «преимущественно зверей, птиц да индейцев на лошадях».

Живой натуры для юного художника вполне хватало. Она была повсюду. Во-первых, сам родительский дом с огромным заросшим садом был густо населён всевозможной живностью. Это был настоящий домашний зоопарк — кудахчущий, хрюкающий, ржущий, мяукающий и лающий.

Читайте также:  Экскурсия в медицинский кабинет в младшей группе

Во дворе обитали поросята, индюшата, кролики, цыплята, котята и всяческая птица — чижи, свиристели, щеглы, разные подстреленные кем-то на охоте птицы, которых выхаживали и лечили.

В самом доме жили кошки, на окнах висели клетки с птицами, стояли аквариумы и банки с рыбками, а ещё в доме жил некто Бобка.

Это был пес о трех лапах, закадычный друг маленького Жени Чарушина. Этот пес «лежал всегда на лестнице. Все об него спотыкались и бранились. Я же ласкал его и часто рассказывал ему о своих детских огорчениях».

Во-вторых, кроме всего этого движущегося и шевелящегося изобилия натуры всегда можно было сбегать в мастерскую чучельника, находившуюся в двух шагах от дома Чарушиных.

Там зверей можно было рассмотреть в состоянии покоя.

Любимым чтением Жени Чарушина были книги о жизни животных. Сетон-Томпсон, Лонг, Биар — вот его любимые авторы. Но однажды отец подарил ему на день рождения 7 тяжелых фолиантов. Это была книга А. Э. Брема «Жизнь животных». Такое уж это было совпадение, что Чарушин родился в день смерти великого немецкого зоолога Альфреда Эдмунда Брема.

Его фундаментальный труд в семи томах была самая дорогая для Евгений Иванович Чарушина книга. Ее он берег и перечитывал всю жизнь. «Я читал его запоем, – вспоминал Чарушин, – и никакие «Нат Пинкертоны» и «Ник Картеры» не могли сравниться с Бремом».

И то, что рисовал начинающий художник все больше зверей да птиц, в этом тоже немалая доля влияния Брэма.

После окончания в 1918 году средней школы, где он учился вместе с Юрием Васнецовым, Чарушин был призван в Красную Армию. Там его использовали «по специальности», и он был назначен помощником декоратора в культпросвете Политотдела штаба Красной Армии Восточного фронта.

Отслужив 4 года, практически всю гражданскую войну, он вернулся домой и решил учиться на профессионального художника. В Вятке можно было учиться только в декоративных мастерских Вятского губвоенкомата Но это было не серьезно, настоящей школы рисования губвоенкомат дать не мог.

Юный Чарушин это понимал, и осенью того же года он уехал в Петербург. Заветная цель любого начинающего художника — это Академия. И Евгений Чарушин поступил на живописный факультет в Петербургскую Академию художеств (ВХУТЕИН), где занимался пять лет, с1922 по 1927 год, у А.Карева, А.

Савинова, М.Матюшина, А.Рылова.

По окончании учёбы Чарушин пришёл со своими наработками в Детский отдел Госиздата, которым заведовал в тогда знаменитый художник Владимир Лебедев. В те годы власть перед художниками задачу — создать принципиально новые книги специально для маленьких граждан советского государства.

Книги должны были быть высокохудожественными и, в то же время, информативными и интересно-познавательными. Чарушинские рисунки из мира животных понравились Лебедеву, и он поддержал молодого художника в его исканиях и творчестве. Первая книга, иллюстрированная Евгением Ивановичем, был рассказ В.Бианки «Мурзук».

Она привлекла внимание не только маленьких читателей, но и знатоков книжной графики, а рисунок из неё был приобретён Государственной Третьяковской галереей.

В 1930 году, «преисполненный до краёв наблюдениями детства и охотничьими впечатлениями я стал, при горячем участии и помощи С.Я.Маршака, писать сам». Чарушин Е. попробовал писать небольшие рассказы для детей о жизни животных.

Очень тепло о рассказах начинающего автора отозвался Максим Горький. Но это оказалось самым трудным делом в его жизни, так как по его собственному признанию, иллюстрировать чужие тексты ему было много проще, чем свои собственные.

В своих текстах очень часто возникали споры между Чарушиным-писателем и Чарушиным-художником.

До войны Евгений Иванович Чарушин создал около двух десятков книг: «Птенцы», «Волчишко и другие», «Облава», «Цыплячий город», «Джунгли – птичий рай», «Животные жарких стран». Продолжал он иллюстрировать других авторов — С.Я.Маршака, М.М.Пришвина, В.В.Бианки.

Во время войны Чарушина эвакуировали из Ленинграда на родину, в Киров (Вятку). Он рисовал плакаты для «Окон ТАСС», писал картины на партизанскую тему, оформлял спектакли в Кировском театре драмы, расписывал помещение детского сада одного из заводов и фойе дома пионеров и школьников. И занимался с детьми рисованием.

В 1945 году художник вернулся в Ленинград. Помимо работы над книгами, он создал серию эстампов с изображениями животных. Ещё до войны он увлёкся скульптурой, расписывал чайные сервизы, а в послевоенные годы делал из фарфора фигурки животных и целые декоративные группы.

Последней книгой Чарушина стали «Детки в клетке» С.Я.Маршака. А в 1965 году ему посмертно была присуждена золотая медаль на международной выставке детской книги в Лейпциге.

На всю жизнь художник и писатель Чарушин сохранил детское мироощущение и какой-то ребяческий восторг перед красотой мира природы. Он сам рассказывал о себе:«Я очень благодарен моим родным за моё детство, потому что все впечатления его остались для меня и сейчас наиболее сильными, интересными и замечательными. И если я сейчас художник и писатель, то только благодаря моему детству…

Моя мать — садовод-любитель. Копаясь в своем садике, она делала прямо чудеса… Конечно, я принимал деятельное участие в ее работе. Вместе с ней ходил в лес собирать семена цветов, выкапывать разные растения, чтобы их «одомашнить» в своем саду, вместе с ней выкармливал уток и тетеревов, и моя мать, очень любящая все живое, передала мне эту любовь.

Цыплята, поросята и индюшата, с которыми всегда было много хлопот; козы, кролики, голуби, цесарка с перебитым крылом, которое мы лечили; ближайший мой приятель – трехногий пес Бобка; война с котами, съедавшими моих крольчат, ловля певчих птиц – чижей, щеглов, свиристелей, … и … голубей… Вот со всем этим связано мое раннее детство, к этому обращаются мои воспоминания.

Шести лет я заболел брюшным тифом, так как решил однажды есть все то, что едят птицы, и наелся самой невообразимой гадости…

В другой раз я переплыл вместе со стадом, держась за хвост коровы, широкую реку Вятку. С того лета я умею хорошо плавать…»

Мир животных посреди первозданной природы — его родина. Он всю жизнь рассказывал о ней и рисовал этот дивный исчезнувший мир, пытаясь сохранить и передать детям его душу.

Источник: https://vogelz.ru/rasskazy/charushin-e

Евгений Чарушин и его книги о животных

На дворе долгожданное лето, и в эти прекрасные летние дни мы стремимся как можно больше времени проводить на природе. Больше гуляем и играем с детьми на природе, больше читаем. Ну, а какое летнее чтение без книг, посвященных братьям нашим меньшим? Поэтому сегодня темой нашей рубрики  станут книги о животных.

Детские книги о животных – это совершенно особая тема. Ведь они без всяких назиданий и морализаторства воспитывают в детях лучшие человеческие качества – доброту, чувство сострадания, дружбу, милосердие, заботу.

Вначале я хотела сделать небольшой обзор лучших авторов и иллюстраторов книг о животных, но, углубившись в тему, поняла, что посвятить ее стоит одному человеку – Евгению Ивановичу Чарушину, чье имя особняком стоит в списке детских книжных иллюстраторов.

Евгений Чарушин родился в 1901 году в старинном русском городе Вятка, на Урале. Отец его был архитектором. Семья жила в большом доме и с малых лет мальчика окружало большое количество животных. Любимой книгой его детства была «Жизнь животных» А. Брэма и он увлеченно рисовал своих четвероногих друзей.

Евгений Чарушин был дружен с другим русским художником, иллюстрировавшим детские книги и также родившимся в Вятке – Юрием Васнецовым (про него мы писали в предыдущей нашей статье).

Через всю жизнь Евгений Чарушин пронес любовь к животному миру и свое творчество посвятил этой теме. Он создал множество великолепных иллюстрации к лучшим детским книгам о животных – произведениям Виталия Бианки, Михаила Пришвина, стихам Маршака и своим собственным рассказам.

“Первая охота”, В. Бианки

“Лисята”, Е. Чарушин

“Как медвежонок сам себя напугал”, Н. Сладков

Рисунки Чарушина, как и его рассказы, очень нежные и добрые. Обычно это первые книги о животных, с которыми знакомятся малыши. И как нам повезло, что у нас есть такой потрясающий автор!

Своей дочке я начала читать рассказы Чарушина, когда ей еще не было 3 лет. Сначала боялась, что ей будет неинтересно. Но мои опасения были напрасны. Она и сейчас с удовольствием слушает эти рассказы. Наши хиты – это сборник рассказов про щенка «Томку» и сборник “Зверята”.

“Томка”, Е. Чарушин

“Томка”, Е. Чарушин

Кстати, я открыла для себя замечательные книги про животных от издательства «Акварель». Это издательство выпустило целую серию недорогих и качественных книг с рисунками Чарушина.

Сначала Евгений Чарушин иллюстрировал произведения о животных, а позже, по совету Самуила Маршака, начал писать рассказы сам. И его творчестве очень тепло отзывался другой наш классик – Максим Горький.

Последней книгой Чарушина, к которой он создал иллюстрации, стал сборник стихов Маршака «Детки в клетки». Умер Евгений Чарушин в 1965 году. Посмертно Евгению Чарушину была присуждена золотая медаль на международной выставке детской книги в Лейпциге.

Сын Евгения Ивановича – Никита Чарушин (1934-2000), пошел по стопам отца и также посвятил свою жизнь книжной иллюстрации. Он иллюстрировал рассказы Бианки, Сладкова, С. Михалкова, К. Чуковского, Киплинга и других авторов. Стиль его отличает пластичность, реализм и необыкновенное сходство с настоящей природой.

“Лесные домишки”, В. Бианки

Иллюстрации Никиты Чарушина к детским книгам о животных, как и работы его отца, отмечены многочисленными наградами, дипломами международных конкурсов и давно признаны классикой книжной иллюстрации.

Источник: http://www.babyroomblog.ru/wp/evgenijj-charushin-sh-ego-knigi-o-givotnix.html

Ссылка на основную публикацию