Вера чаплина. рассказы

Читаем онлайн рассказы Веры Чаплиной для детей.Текст. — Библиотека для детей

Вера Чаплина. Рассказы

Вера Чаплина   Лоська был очень ревнивым. Если я ласкала при нём какое-нибудь животное, он злился и старался его ударить копытами. В Зоопарке у меня было много четвероногих друзей. Когда я гуляла с Лоськой, то заходила иногда поласкать их. Заходила к своему ручному волку. После истории в львятнике Лоська боялся …

Вера Чаплина   Когда я вошла в клетку, волчонок забился в угол и испуганно скосил глаза. С рыжеватой шерстью, круглолобый, он мне понравился сразу. Понравился ещё и тем, что, когда подошла поближе, он щёлкнул зубами и отскочил. Таких волчат я люблю. Их трудно приручить, но, если привыкнут, они не забывают …

Вера Чаплина   Однажды ранней весной привезли в Зоопарк росомаху. Она была похожа на огромную куницу: тёмно-бурая, покрытая длинной жёсткой шерстью. Поймать росомаху было очень трудно. Живёт она в глухой тайге, выходит на охоту ночью и, хотя с виду неуклюжа, лазит по деревьям ловко. Когда росомаху посадили в клетку, она …

Вера Чаплина   Куцый был высокий и тощий лис. Большие, острые уши, чуть-чуть раскосые глаза и всегда как будто улыбающаяся морда. У Куцего даже не было настоящего лисьего хвоста. Вместо пушистого и длинного хвоста, который так украшает лисицу, у него был куцый обрубок. Но он придавал ему какое-то особое озорное …

Вера Чаплина   Из всех волков Арго был самый красивый и сильный. Когда для киносъёмок был нужен волк, всегда останавливались на нём. Первое его знакомство с киноаппаратом состоялось зимой на пруду Зоопарка. Надо было изобразить охоту на волков. Вокруг пруда натянули бечёвку с флажками. Это была западня для волка, которую …

Вера Чаплина   Благодаря частым прогулкам и внимательному уходу Арго рос хорошо. За лето он сильно вытянулся, стал ростом с большую собаку, за зиму возмужал. Теперь это был сильный и опасный волк. Но только для других, для меня же он оставался прежним волчонком Арго. Чего я с ним только не …

Вера Чаплина   Уже с лета я стала запасать для Лоськи на зиму сухие веники с листьями. Выбирала со склада самые лучшие и прятала в Лоськин домик. Лоська так вырос, что с трудом в нём помещался. К осени он стал серым, а длинные ноги побелели. К посторонним Лоська относился недоверчиво …

Вера Чаплина   Лоська был большой лакомка. Бывало, положим ему корм, а он возьмёт и выберет самое вкусное, остальное выбросит на землю. Сколько я с ним из-за этого ссорилась! Разве можно быть таким разборчивым! Никто же не виноват, что жёлуди горькие, зато они питательны. И вот в наказание я не …

Вера Чаплина   Вообще Лоська – так называла я малыша – привык ко мне очень скоро. Уже через несколько дней ходил за мной, как за матерью, а оставшись один, скучал, бродил из угла в угол, протяжно кричал и всё смотрел в ту сторону, откуда я обычно появлялась. Зрение у Лоськи …

Вера Чаплина   С самого утра не ладилось дело. Скисло молоко, не привезли вовремя мяса. Голодный молодняк пищал на разные голоса, а тут ещё принесли лосёнка. До этого я выкармливала волчат, лисят, выдр и многих других зверей, но лосят мне не приходилось выкармливать, и я теперь не знала, что с …

Источник: http://skazkii.ru/archives/category/vera-chaplina

Читать

Кто не знает, какими непримиримыми врагами считаются кошки и крысы! Я и сама раньше так думала. А вот однажды мне пришлось убедиться в обратном.

Для одного научного фильма нужно было снять дружбу кошки с крысятами. Несколько дней ребята таскали нам кошек, а подходящей всё не попадалось: то слишком светлые, то тёмные. Наконец, после больших трудов, нашли.

Это была самая обыкновенная кошка, серая с тёмными, как у тигра, полосами и ярко-зелёными глазами. Режиссёру она сразу понравилась: как раз такая кошка ему и была нужна. Однако его радость оказалась преждевременной.

Принёс кошку какой-то мальчуган, а вот настоящая её хозяйка ни за что не хотела расстаться со своей любимицей. К тому же у кошки ещё оказались котята.

Режиссёр был в отчаянии. Он упрашивал хозяйку отдать кошку, предлагал ей большие деньги, обещал вернуть сразу после съёмки.

— Ваша кошка очень подходящая по цвету, — уговаривал он, — мы только снимем её дружбу с крысами и сразу отдадим обратно.

— С крысами? — удивилась хозяйка. — Да ведь я её почему и не даю, что она хорошая крысоловка. Всех крыс не только у меня, но и у соседей переловила, а вы хотите, чтобы она с ними дружила! Да она мигом всех до одной съест!

По правде сказать, такая характеристика будущей «артистки» меня озадачила. Хотя я не раз подкладывала маленьких зверушек к кошкам или собакам, но подкидывать крысят к кошке, которая славилась как крысоловка, мне не приходилось. Я тоже стала уговаривать режиссёра не брать её, но он был неумолим и настоял на своём.

Так попала к нам в Зоопарк со своим семейством кошка, которая очень хорошо умела ловить крыс.

Кто-то назвал её «Цуцыкариха». Кто её так назвал и почему, никто не знал, но это имя осталось за кошкой.

В Зоопарке всё кошачье семейство поместили в специальную клетку.

На новом месте Цуцыкариха сначала очень волновалась. Бегала по клетке, мяукала и всё искала, откуда бы ей выскочить. Потом успокоилась, легла к котятам. Через несколько дней принесли крысят, которым Цуцыкариха должна была заменить мамашу.

Это были совсем маленькие, слепые крысята, покрытые чуть заметной шёрсткой.

Они копошились у меня в руке маленькой кучкой, а я стояла около клетки с Цуцыкарихой и думала: примет она их или нет? Когда я вошла в клетку, кошка сразу почуяла крысят. Вскочила с места, беспокойно начала кружиться около моих ног и всё лезла к рукам. При таком её внимании к крысятам я побоялась их оставлять.

Пришлось действовать по-другому.

Цуцыкариху посадили в ящик и вынесли в другую комнату, а крысят положили к котятам. Сделала я это нарочно. «Пусть, — думаю, — соскучится, зато потом будет меньше разбираться, кто находится среди её котят». К тому же и от крысят будет пахнуть котятами.

Мои расчёты оказались правильными. Уже через несколько часов Цуцыкариха мяукала во весь голос, а к вечеру поднялся такой концерт, что описать трудно: орала и царапалась в стенки ящика кошка, пищали голодные котята, а среди них копошились и искали соски матери маленькие крысята.

Когда я выпустила из заточения Цуцыкариху, она как сумасшедшая бросилась к котятам. Сразу легла и даже не обратила внимания на крысят. Потом с наслаждением вытянулась, закрыла глаза и блаженно замурлыкала. Это было самое подходящее время, чтобы подложить к её соскам крысят.

Тихонько, чтобы не потревожить кошку, я быстро отняла котёнка и вынесла его в другое помещение, а к свободному соску так же осторожно подложила крысёнка. Кошка, не замечая подмены, продолжала мурлыкать.

Таким же способом подложили к кошке и остальных крысят, а котят взяла на своё попечение служительница тётя Катя.

Так началась мирная жизнь кошки с крысятами., Крысята совсем не были похожи на котят, но «знаменитая крысоловка» ухаживала за ними не хуже, чем за своими детёнышами. Так же заботливо их грела, вылизывала и даже защищала, когда им грозила опасность.

Однажды в помещение, где снимали Цуцыкариху с крысятами, зашёл кот.

Огромный и чёрный, с большущими усами и шрамом на лбу, он выглядел очень внушительно. Но Цуцыкариху его вид не смутил. Она смело ринулась на защиту своего необычного семейства, и не успел кот опомниться, как на него посыпался град ударов.

Сначала кот пробовал защищаться, потом, увидев бесполезность своих попыток, позорно отступил.

Задрав хвост, мчался он по павильону, преследуемый разъярённой кошкой, а за ними, тщетно пытаясь задержать «артистку», бежали режиссёр, оператор и все подсобные рабочие.

Но догнать кошку им не удалось, и, только загнав врага под сваленные в углу декорации, успокоенная Цуцыкариха вернулась сама. Она обнюхала крысят и, убедившись, что все целы, улеглась рядом. Она так ласково мурлыкала и так заботливо облизывала своих приёмышей, что никто не мог в ней узнать ту разъярённую кошку, какой она была минуту назад.

Когда крысята подросли, их вместе с кошкой перевели в другую клетку, где их могли видеть посетители Зоопарка.

Целые дни около этой удивительной семьи толпился народ. Всем было интересно посмотреть на такое «чудо». И каких там не услышишь разговоров! И что кошка-то, наверно, порченая, и что зубы-то у неё, наверно, вырваны… Но кошка зевала во весь рот, показывала острые клыки и продолжала ухаживать за крысятами.

Приезжала и хозяйка, но кошку не взяла. Посмотрела на свою бывшую любимицу и только рукой махнула:

— Испортили кошку! А хорошая крысоловка была.

А «хорошая крысоловка» лежала на солнышке, и рядом спокойно сидели крысята. Хотя мы и утешали огорчённую хозяйку, что не трогает кошка только «своих» крыс, а «чужих» все равно ловить будет, но, глядя на эту мирную картину, сами не верили тому, что говорили.

Однако наши сомнения оказались напрасными. Как-то раз мы выпустили Цуцыкариху на прогулку. Сначала она ходила около клетки, потом вдруг куда-то исчезла. Мы испугались — думали, что пропала. Но через некоторое время Цуцыкариха вернулась сама, а в зубах она держала большую задушенную крысу.

Важно, не торопясь подошла Цуцыкариха к клетке, а когда ее впустили, долго и старательно совала свою добычу крысятам.

Интересно было наблюдать, как играла кошка со своими приёмышами. Высоко подняв хвостики и подпрыгивая на своих лапках, как на пружинках, наступали на кошку крысята, а она их ловила, подбрасывала, как шарики, катала перед собой или хватала зубами, будто собираясь съесть. Публика волновалась, а кошка, уже мурлыкая, прилизывала взъерошенную шёрстку крысёнка.

Почти всё лето прожили они вместе, когда однажды кто-то из служителей забыл закрыть дверь клетки, и крысята удрали.

Ну и переполох поднялся! Кошка кричит, мечется по клетке, крысят ищет, а те забрались под пол — выйти боятся. Лазили мы, лазили за ними — никак поймать не можем. И решили тогда выпустить кошку, пусть она сама своих крысят ловит. Не успели открыть дверцу, как наша кошка вырвалась — и в угол.

Прижалась, ждёт, только кончиком хвоста пошевеливает. И я притаилась, жду. «А что, — думаю, — если не успею у неё живого крысёнка отнять?» Так сидим и друг друга караулим: кошка — крысят, а я — кошку. Вдруг как прыгнет моя кошка! Я к ней… Да какое там, разве успеешь! Прямо из рук вырвалась — и в клетку.

Глаза горят, в зубах крысёнка тащит. «Ну, — думаю, — пропал, сейчас съест его». Только смотрю и глазам не верю. Покрутилась Цуцыкариха, покрутилась, легла и ну крысёнка прилизывать! Лижет, а сама поглядывает, как бы не отнял его кто. Потом успокоилась и другого пошла ловить.

Опять так же притаилась и караулила, но теперь я уже не боялась, потому что знала, что крысят своих она не обидит.

К вечеру кошка переловила всех, кроме одного. Трусишка боялся выйти из норки, зато ночью, когда все ушли, он сильно погрыз клетку, стараясь попасть домой.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=590606&p=1

Вера Чаплина – Фомка – белый медвежонок. Рассказы

Рассказы известной писательницы и натуралиста о животных – воспитанниках зоопарка. Много лет она работала с малышами самых разных животных: с бельчатами, медвежатами, волчатами, тигрятами, обезьянками и многими другими. В своих рассказах она описывает, какими зверята рождаются, как они растут, как меняются их повадки.

Фотографии А. Анджанова.

Содержание:

Дорогие ребята!

Всю жизнь я очень любила животных, и сколько себя помню, всегда у меня воспитывались какие-нибудь птенцы, щенята, зайчата…

Мне нравилось, когда меня дома встречали раскрытые рты галчат, сорок, когда серенькие желторотые воробышки не улетали от протянутой руки, а зайчата смело прыгали ко мне на колени.

С четырнадцати лет я поступила в кружок юных биологов Зоопарка. Руководил этим кружком известный натуралист и большой любитель природы Пётр Александрович Мантейфель. Он учил нас любить животных, беречь и изучать природу…

Кружок наш был небольшой и очень дружный. Мы помогали служителям убирать клетки, кормить зверей и птиц, научным сотрудникам – наблюдать животных, записывали в дневники их поведение, взвешивали звериных малышей и следили за их ростом…

Помню, сколько нового и интересного узнала я в Зоопарке: какими рождаются барсучата, соболята, дикобразы, как растёт весь этот молодняк, как изменяются повадки животных… И каких только у меня не было звериных малышей, начиная от маленького, чуть больше напёрстка, бельчонка и кончая львятами, тигрятами, росомахами!

Читайте также:  Конспект занятия в старшей группе детского сада. окружающий мир. забота о животных

А как обрадовалась я, когда в 1933 году меня назначили заведующей молодняком Зоопарка. Вот тогда мне пришла мысль устроить в Зоопарке специальную площадку, где можно было бы не только воспитать здоровый и крепкий молодняк, но и сделать так, чтобы разные животные мирно уживались друг с другом.

У меня осталось много приятных и дорогих воспоминаний о тех звериных малышах, которым я отдала много тепла, любви и заботы. И мне, ребята, очень хочется, чтобы и вы познакомились с моими воспитанниками и полюбили их.

В. Чаплина

Долгое время я работала в Зоопарке со львами, тиграми, но случилось так, что меня перевели работать в обезьянник.

Очень не хотелось мне там оставаться. Обезьян я совсем не знала и не любила. Стою перед клеткой с обезьянами резусами; их там целая стая – штук сорок – бегает. Смотрю и думаю: “Как же я их различать буду? Уж очень они друг на друга похожи.

Одинаковые глаза, мордочки, руки и даже роста как будто одного”. Но это мне только вначале так казалось, а как пригляделась к ним – вижу, что хоть и одной они породы, а друг на друга не похожи. У того, которого звали Вовкой, голова гладкая, словно причёсанная, не то что у Бобрика.

У Бобрика вихры во все стороны торчат, ну совсем как у Стёпки-растрёпки.

Но больше всех отличалась Малышка. Из всех обезьян она была самая маленькая, оттого её так и прозвали. Мордочка у Малышки остренькая, а сама она ловкая, шустрая. Как войду я в клетку, все обезьяны разбегутся, а Малышка чуть-чуть отойдёт в сторону и поглядывает на моё решето, в котором я приносила фрукты.

Вот эту-то Малышку и решила я приручить. Нелёгкое это было дело.

Долго не решалась ко мне подойти трусишка. Стоило только к ней протянуть руку, как она быстро отскакивала и убегала. Но я терпеливо просиживала в клетке часами и время от времени бросала ей самые вкусные кусочки.

С каждым днём Малышка привыкала ко мне всё больше и больше. Не убегала, когда я подходила, а однажды так расхрабрилась, что чуть не вырвала у меня печенье, которое я хотела дать другой обезьяне.

Как-то даже пыталась залезть ко мне в карман. Уже протянула руку, но тут же сама испугалась своей храбрости и удрала. С тех пор я стала нарочно класть сладости в карман. И делала это так, чтобы Малышка видела.

Я уже знала, что она большая сластёна.

Обезьянка внимательно наблюдала, как я кладу в карман грушу, или кусочек сахару, а потом вытягивала трубочкой ротик и жалобно кричала. И всё-таки в карман она залезть решилась. Чтобы не испугать воришку, я нарочно отвернулась, как будто ничего не замечаю. А Малышка быстро вытащила у меня из кармана кусочек сахару и, воровато оглядываясь, на всякий случай уселась подальше.

После этого её робость как рукой сняло. Не успевала я войти в клетку, как она прыгала мне на плечо и устраивала настоящий обыск. Быстрые тонкие ручонки ловко обшаривали карманы. Ключи, деньги, платок – всё тащила Малышка. Один раз она даже утащила зеркальце. Забралась на самый верх и стала его разглядывать.

Вертит во все стороны, смотрит, понять не может, куда же девается та, другая обезьянка, которую в зеркальце видно. И чего она только не делала, чтобы своё отражение поймать! За зеркало заглядывала, старалась руками схватить и даже пробовала укусить. Тут уж я испугалась: Малышка могла разбить стекло и порезаться.

Хотела отнять зеркальце, да не тут-то было! Обезьянка бегала с ним по клетке и никак не хотела отдавать. Пришлось звать на помощь тётю Полю.

Тётя Поля ухаживала за обезьянами давно, и они её слушались. Она вошла в клетку и погрозила Малышке щёткой. Щётку Малышка боялась и сразу бросила зеркальце.

Как и все обезьяны, Малышка была очень жадная. Меня она совсем перестала бояться, и когда я входила в клетку с кормом и давала не ей, она щипала мне руки. А щипалась Малышка очень больно, и у меня руки часто были в синяках. Она не боялась даже Гришку.

Гришка – это тоже обезьяна. Но он был вожак. На воле многие обезьяны живут стаями; из них самая большая и сильная обезьяна бывает вожаком. Она охраняет от опасности всю стаю, защищает её. Своего вожака обезьяны слушаются и боятся. Так и тут, в клетке, Гришку тоже слушались и боялись.

Когда обезьян кормили, ни одна не смела раньше его взять корм. Все ждали, пока наестся Гришка. А Гришка неторопливо выбирал самое вкусное и, наевшись, медленно и важно взбирался на свою любимую полочку. Тогда, осторожно оглядываясь на него, слезали остальные обезьяны.

Они торопливо совали себе за щёки всё, что попадало под руки, и спешили разбежаться по местам. Держал всех Гришка в страхе. Он мог безнаказанно бить и кусать обезьян, но другим драться не позволял.

Горе тому, кто попытался бы обидеть обезьяну из его стаи! Тут уж Гришка не разбирал, какой враг был перед ним, и первый бросался на защиту. Зато когда Гришке было холодно, он собирал обезьян в кучу, заставлял их себя греть или искать у него блох.

Одна Малышка не слушалась Гришку. Она никогда не искала у него блох, не грела его, как остальные обезьяны. Ловкая и быстрая; она вовремя успевала убежать от опасности или, чувствуя во мне защитника, таскала у него из-под самого носа корм. Набивала за щёки орехи, хватала яблоки и неуклюже ковыляла в сторону, чтобы поесть.

Долго терпел это Гришка. И вот однажды, когда Малышка, как всегда набрав корм, медленно взбиралась наверх, Гришка бросился на неё. От неожиданности у Малышки всё выпало из рук. Она взвизгнула, хотела бежать, но было поздно.

Гришка крепко держал её за хвост, бил, кусал и царапал. Напрасно мы с тётей Полей кричали на него, грозили щёткой, напрасно цеплялась руками, ногами за решётку и старалась вырваться Малышка – ничего не помогало.

Гришка затащил её на самую верхушку клетки, всё отнял и даже вытащил тот кусок сахару, который она спрятала за щёку.

Так была наказана Малышка за свою жадность.

Кто-то бросил в клетку к обезьянам конфету. Конфета была крашеная, в бумажной обёртке. Малышка её съела и заболела. Целыми днями сидела Малышка на полочке, такая печальная: вся съёжилась, как будто замёрзла. Ввалились похудевшие бока, а всегда блестящая шёрстка стала тусклая, взъерошенная.

Теперь никто не прыгал ко мне на плечо, не щипал руки и не устраивал обыска.

Позвали врача. Врач внимательно осмотрел больную и прописал ей касторку и грелку на живот.

Касторку пришлось давать силой. Малышка никак не хотела её принимать, а с грелкой получилось ещё хуже. Четыре раза пробовали привязывать ей грелку на живот, и четыре раза сбрасывала её Малышка.

Тогда пришлось действовать хитростью.

Малышку перевели в такую тесную клетку, что она едва могла в ней поместиться, а на пол положили резиновый пузырь с горячей водой. Ой, как испугалась его Малышка! Он лежал перед ней, такой незнакомый, такой страшный…

Источник: https://profilib.org/chtenie/57473/vera-chaplina-fomka-belyy-medvezhonok-rasskazy.php

Детская писательница Вера Чаплина. Рассказы о животных для детей :

Вера Чаплина — детская писательница, создавшая огромное количество произведений для детей. И все они были посвящены братьям нашим меньшим. Ее книги пользовались и продолжают пользоваться популярностью во всем мире.

Чаплина — женщина с нелегкой судьбой и интересной биографией. Созданные ею рассказы о животных для детей взяты из реальной жизни.

Материалом для творчества послужили наблюдения, которые писательница вела на протяжении многих лет работы в Московском зоопарке.

Детский дом

Вера Васильевна Чаплина (настоящая фамилия – Михайлова) родилась 24 апреля в городе Москве в 1908 году в семье потомственных дворян. Отец писательницы Василий Михайлович работал юристом, мать Лидия Владимировна окончила Московскую консерваторию. Семья проживала на Большой Дмитровке в доме деда.

Послереволюционные годы были тяжелыми для всей страны, в это время разразилась Гражданская война. Этот период стал неудачным для десятилетней Веры. Девочку разлучили с родителями, несколько лет она провела в ташкентском детском доме.

Для маленького ребенка это стало настоящей трагедией, пережить трудный период в жизни помогли животные. Возможно, именно беспорядку, царившему в стране в начале 20-го века, читатели обязаны появлением столь видной фигуры в отечественной детской литературе.

Вера подбирала бездомных котят, щенков и птенцов, приносила их в детский дом, выхаживала. На ночь ей приходилось прятать своих питомцев под кровать, в тумбочку. Если их обнаруживали воспитатели, будущему автору рассказов о животных для детей не удавалось избежать наказания.

Трудности закалили девочку, она стала решительной и ответственной. Эти качества очень помогли ей в будущем. Вера не мыслила своей жизни без животных и решила уже тогда, пребывая в ташкентском детдоме, посвятить свою жизнь изучению животного мира.

О литературном творчестве она тогда еще и не мечтала.

Возвращение в Москву

Мать долгое время занималась поисками дочки. Наконец они встретились и вернулись в Москву. В это время Вера стала посещать биологический кружок.

Она с огромным удовольствием заботилась о животных, изучала их поведение и повадки. Дети под руководством педагога не только занимались уборкой клеток, но и наблюдали за зверями и их повадками.

Руководил кружком известный зоолог и писатель П. А. Мантейфель. Правда, дети называли его просто — дядя Петя.

Зоопарк

Повзрослев, Вера Чаплина начала научную деятельность. Она организовала и возглавила специальную площадку в Московском зоопарке, на которой появился здоровый молодняк.

Площадка пользовалась огромной популярностью, на ней воспитывались несколько детенышей: медвежата, лисята, тигрята. Территория с маленькими зверюшками была создана для детей.

Это позволяло им наблюдать и ухаживать за животными, изучать их поведение.

Площадка Чаплиной завоевала любовь посетителей и стала наиболее посещаемым местом во всем зоопарке. Материал, собранный писательницей в этот период, лег в основу многих ее произведений.

Вера Чаплина проработала в зоопарке долгих тридцать лет, была назначена заведующей секцией хищных животных. Перед началом войны ей объявили благодарность.

Она получила важную по тем временам государственную награду.

Начало творческого пути

Вера Чаплина с самого детства вела наблюдения за своими подопечными, делала заметки, хорошо знала повадки и характер животных. Без этих записок была бы невозможна и литературная деятельность. Без богатого опыта, который писательница приобрела за годы работы в зоопарке, никогда бы не вышли знаменитые рассказы о животных для детей.

Первые небольшие произведение появились в журнале «Юный натуралист», после чего последовало предложение о создании книги, в которой бы описывались истории, происходившие на площадке молодняка.

Следующей книгой стал сборник рассказов Веры Чаплиной «Мои воспитанники». С этой книги начинал вырабатываться индивидуальный стиль писательницы.

В 1939 году в Лондоне вышел сборник произведений советской писательницы, посвящённых животным и ориентированных на юных читателей, но интересных и взрослым.

Наиболее популярным ранним произведением стала история о львице, которая была выращена в обычной квартире.

Повесть завоевала любовь не только у советских школьников, она стала очень популярна за рубежом и была переведена на европейские языки и распродана большими тиражами.

Вера Чаплина подписала договор об издании за границей своих литературных творений. Писательница стала публиковать свои работы в газетах и журналах.

После ВОВ

Во время Великой Отечественной войны наиболее ценные звери были отправлены в эвакуацию на Урал, где Чаплина проявила настоящее мастерство в уходе за зверями, всеми силами пытаясь их спасти от голода. В 1942 году она стала заместителем директора Свердловского зоопарка. После войны Чаплина ушла из зоопарка и серьезно занялась писательской деятельностью. В 1950 году ее приняли в Союз Писателей.

В пятидесятые годы началось создание детских мультфильмов, персонажами которых были питомцы зоопарка Вера Чаплина. Узнать о жизни обитателей Московского зоопарка отныне смогли не только дети, проживающие в столице. Литературным соавтором Чаплиной стал писатель Георгий Скребицкий.

Вместе они работали над сценариями к мультфильмам «В лесной чаще», «Лесные путешественники». В 1949 году писатели отправились в Беловежскую пущу. Результаты исследования они отразили в сборнике очерков. Книга веры Чаплиной и Георгия Скребицкого называется «В Беловежской пуще».

Кроме того, авторы создавали небольшие произведения для малышей и публиковали их в журнале «Мурзилка».

Скребицкий и Чаплина старались создавать простые и доступные для понимания тексты, насыщенные полезной информацией, которая была бы доступна для понимания даже малышу.

Читайте также:  Конспекты занятий в средней группе детского сада

Интересные сюжеты, созданные талантливыми писателями, дополнялись не менее талантливыми иллюстрациями, которые создавались известными детскими художниками.

Особенность творчества Веры Чаплиной

В отечественной детской литературе произведения этой писательницы занимают особое место. Ведь прежде всего они пробуждают у юных читателей желание заботиться о братьях меньших, что, по мнению педагогов, необходимо в процессе формирования личности.

Произведения писательницы, на первый взгляд, очень просты, они рассказывают своим читателям о незатейливом образе жизни животных, проживающих в условиях неволи. К слову сказать, в годы работы в зоопарке В. Чаплина много сил приложила для того, чтобы животные не чувствовали своей несвободы.

Начиная читать ее произведение, оторваться нелегко. Много в этих рассказах интересного и увлекательного.

Поздний период творчества

К наиболее известным произведениям Чаплиной относятся “Мои воспитанники”, “Орлик”, “Малыши с зелёный площадки”, “Несносный питомец”.

К поздним творениям Чаплиной относятся две книги: «Друг чабана» и «Случайные встречи». Произведения писательницы в 80-е начинают принимать иной оттенок.

Яркие оптимистичные нотки, которыми были наполнены первые рассказы, сменились более спокойной атмосферой. Автор описывает портреты животных, предлагает читателю всмотреться в них, разглядеть едва заметные черты.

Кроме того, писательница вела переписку со своими читателями, как с российскими, так и с зарубежными.

Успех за рубежом

Произведения Веры Чаплиной были переведены на разные языки. Ее работы издавали в Великобритании, Израиле, Франции, США и многих других странах. На ее книгах выросло не одно поколение читателей.

Книги Чаплиной наполнены действиями, интересными событиями и наблюдениями, они доступны для понимания даже самым маленьким детям.

Всего было продано около двадцати миллионов экземпляров книг этой талантливой писательницы.

В нашей стране не одно поколение выросло на произведениях Веры Чаплиной.

Регулярно переиздаются произведения, опубликованные впервые еще в далеких тридцатых, рассказы, на которых выросли дедушки и бабушки современных читателей. Писательница прожила долгую, насыщенную жизнь.

Ушла из жизни в декабре 1994 года. Похоронена на Ваганьковском кладбище. В 2017 году в городе Омске открыта библиотека имени В. Чаплиной.

Источник: https://www.syl.ru/article/336676/detskaya-pisatelnitsa-vera-chaplina-rasskazyi-o-jivotnyih-dlya-detey

Лоська — рассказы Веры Чаплиной о животных для детей

Первое знакомство

 
С самого утра не ладилось дело. Скисло молоко, не привезли вовремя мяса. Голодный молодняк пищал на разные голоса, а тут ещё принесли лосёнка.

До этого я выкармливала волчат, лисят, выдр и многих других зверей, но лосят мне не приходилось выкармливать, и я теперь не знала, что с лосёнком делать.

Был он такой маленький, жёлтенький, похожий на телёночка, с большими, как у осла, ушами, с вытянутой мордой и совсем-совсем незнакомый. Поместила я его в загон.

Загон был большой, удобный, с маленьким домиком, где лосёнок мог укрыться от дождя. Первое моё с ним знакомство было не из удачных. Как только я вошла, малыш насторожил большие чуткие уши и отбежал. Я его звала, манила молоком, а лосёнок от меня бегал и никак не хотел подходить. Пришлось отложить знакомство до следующего раза.

На другой день, сильно проголодавшись за ночь, мой новый питомец оказался сговорчивей. Запах тёплого молока, шедший из бутылки, раздражал аппетит. Лосёнок вертелся около меня, жалобно пищал, взять же соску сначала не решался. Тогда я села на корточки, вытянула руку с бутылкой и сидела тихонько, не шевелясь.

Обычно это очень помогает: человек становится как будто меньше, и зверь подходит смелей. Подошёл и лосёнок. Подошёл осторожно, ступая на самые кончики копытцев, смешно вытягивая шею. Понюхал соску, лизнул и вдруг, забрав почти всё горлышко бутылки в рот, вкусно зачмокал.

В бутылке забулькали пузырьки, я давно встала, а лосёнок всё пил и пил.

В следующую кормёжку он подошёл смелей. Дал погладить кончик своей мордашки, а к концу дня подбегал уже сам.
 

Друзья

 
Вообще Лоська — так называла я малыша — привык ко мне очень скоро. Уже через несколько дней ходил за мной, как за матерью, а оставшись один, скучал, бродил из угла в угол, протяжно кричал и всё смотрел в ту сторону, откуда я обычно появлялась. Зрение у Лоськи было плохое.

Если я надевала незнакомое ему платье, он долго приглядывался и принюхивался, прежде чем меня узнавал. Зато чутьё и слух у него были хорошие. Стоило ему издали услышать мой голос, как он бросался навстречу, ласкался. Ласкался Лоська очень трогательно: клал на плечо мне голову и нежно пощипывал губами щёку.

В такие минуты я любила его, как ни одно животное.

Не было дня, чтобы я пришла к своему любимцу без гостинцев. Делилась с ним завтраком и обедом. Чего он только не ел! Конфеты, сахар, пирожки и даже бутерброды. Одним словом, всё, что получал из моих рук.

Помню, один раз он заболел и никак не хотел принимать лекарство. Лекарство закатывали в хлебном шарике, разбавляли молоком, но чутьё у лося хорошее, и обмануть его не удавалось. Тогда дать лекарство взялась я.

Не прятала его, не старалась даже отбить запах — просто вылила его на хлеб и стала упрашивать Лоську съесть. Долго не соглашался Лоська. Нюхал, фыркал, отворачивался. Несколько раз брал в рот, выбрасывал. И всё-таки съел. А из чужих рук не брал даже корма.

Возможно, потому, что я готовила ему всегда сама. Выбирала еду по его лосиному вкусу. Знал же его вкус не всякий. Маленьким он очень любил морковку, сухари; когда же подрос, то стал есть овёс, отруби, хлеб. Сена не трогал совсем, а ел ветки осины или дуба.

К концу зимы их обычно не хватало, но для Лоськи они были всегда в запасе.
 

Наказанный лакомка

 
Лоська был большой лакомка. Бывало, положим ему корм, а он возьмёт и выберет самое вкусное, остальное выбросит на землю. Сколько я с ним из-за этого ссорилась! Разве можно быть таким разборчивым! Никто же не виноват, что жёлуди горькие, зато они питательны.

И вот в наказание я не брала его на прогулку. А на прогулки Лоська всегда стремился. Он готов был съесть всё самое невкусное и горькое, лишь бы погулять. Гуляли мы с ним рано утром, когда не было ещё публики. Ходили по всему Зоопарку, заходили в помещения за продуктами, в хозяйственную часть и даже в буфет.

У Лоськи были свои любимые места, а некоторых мест он боялся и обходил. Обычно это с чем-нибудь связывалось. Например, в львятнике его напугали звери. Попал туда Лоська случайно. Увидел открытую дверь и вошёл.

Сколько переполоху, шуму наделал он своим появлением! Бросились на решётку леопарды, рыча, метались львы, а самый злой тигр, Раджи, притаился и выжидал момент, чтобы прыгнуть.

Бедный Лоська! Он так перепугался, что даже бросился не в те двери, в которые вошёл. Вернула его я. Он прижался ко мне и часто, мелко дрожал.

После этого Лоська хорошо запомнил львятник и, когда мы проходили мимо, пугливо прижимал уши и косил глаза. Зато уж буфет Лоська никогда не пропускал! Он хорошо знал, что его там ждёт. Важно шагая между столиками, подходил он к прилавку. Продавщица уже знала Лоську. Отпускала за мой счёт лакомства, прибавляла ещё что-нибудь от себя, и Лоська не торопясь уходил.

И всё-таки самым любимым местом его прогулок была дорожка вокруг большого пруда Зоопарка. Там было так хорошо побегать, порезвиться, а самое главное — полакомиться ветками ивы! Ах, как любил их Лоська! Больше морковки, сухарей и даже сахара.

Лоська так увлекался, что, всегда послушный, не сразу шёл на зов. Ведь недаром считался он лакомкой. Сначала я не обращала на это внимания.

Когда же это стало повторяться слишком часто, решила проучить непослушного, воспользовавшись первой же прогулкой вокруг пруда. Лоська занялся ветками, а я тихонько, чтобы он не заметил, отошла в сторону и спряталась в кусты.

«Ну, — думаю, — теперь поищешь, будешь знать, как не слушаться!» Сижу и жду, что будет дальше.

Моё отсутствие Лоська заметил не сразу. Но как испугался он, когда увидел, что остался один! С криком, каким лосята призывают мать, ринулся он вперёд. Казалось, ничто не может остановить его бешеный бег. Я страшно испугалась. Вдруг Лоська споткнётся, упадёт, сломает ногу!

— Лоська, Лоська! — закричала я, выскакивая из засады.

При первом же звуке моего голоса Лоська остановился как вкопанный. Вернулся ко мне и всю обратную дорогу трусливо жался, боясь потеряться опять.
 

В роли заступника

 
Уже с лета я стала запасать для Лоськи на зиму сухие веники с листьями. Выбирала со склада самые лучшие и прятала в Лоськин домик. Лоська так вырос, что с трудом в нём помещался. К осени он стал серым, а длинные ноги побелели.

К посторонним Лоська относился недоверчиво и даже не позволял себя трогать. Зато я могла с ним делать что угодно.

И когда однажды он напорол на гвоздь ногу, то, кроме меня, никто не мог промыть ему рану.

А как осторожно ложился он около меня в своём тесном домике, если я оставалась посидеть! Прежде чем ступить, долго нащупывал ногой свободное место, весь дрожа от неудобной позы и напряжения.

Ещё маленьким лосёнком пытался он меня защищать. Прижимал уши, смешно косил глаза и сердито топал тонкими ножками. Мне это так нравилось, что я просила сотрудников закричать или замахнуться на меня.

Сначала его все дразнили охотно, но когда из рыжего маленького телёночка Лоська стал полувзрослым серым лосем, охотников находилось всё меньше и меньше. А кончилось тем, что при нём ко мне боялись подойти.

И не зря…

Однажды, гуляя с Лоськой по Зоопарку, я встретила сторожа. Сторож был новый, только недавно поступил. Он не знал, что Лоське разрешают рвать ветки, и стал ругаться, что я позволяю ему портить деревья. Несколько раз я старалась ему объяснить, что Лоське можно, но он так кричал, что даже ничего не слышал.

Когда Лоська услыхал крик, он перестал есть и внимательно разглядывал махавшего руками сторожа, потом прижал уши и, высоко поднимая передние ноги, медленно пошёл на него. Лоська был очень страшен. Даже я испугалась его в этот момент. Глаза налились кровью, и вся шерсть поднялась дыбом, отчего он казался непривычно большим.

Испугался и сторож.

Недалеко от того места, где мы стояли, было помещение обезьянника. Сторож бросился туда и едва успел захлопнуть дверь, как Лоська поднялся на дыбы и два острых копыта оставили на двери глубокий след. Неудивительно, что после этого его стали бояться ещё больше.
 

Ревность

 
Лоська был очень ревнивым. Если я ласкала при нём какое-нибудь животное, он злился и старался его ударить копытами.

В Зоопарке у меня было много четвероногих друзей. Когда я гуляла с Лоськой, то заходила иногда поласкать их. Заходила к своему ручному волку. После истории в львятнике Лоська боялся зверей, но ревность брала верх. Он бросался к клетке, становился на дыбы и бил передними ногами по решётке. И вот с одной стороны волк, а с другой — лось старались достать друг друга.

Осенью привезли в Зоопарк ещё одного лосёнка. Звали его Васькой. Васька был ручной, и, чтобы ему не было скучно, его поместили вместе с Лоськой.

Но ни в первый, ни в следующий день они не познакомились. Ели из разных кормушек, ходили в разных частях загона. Можно было подумать, что лосята чего-то не поделили, так строго держались они каждый своей стороны. Всё это делал Лоська, и всё потому, что я больше занималась Васькой. Раньше я ласкала одного Лоську, и теперь, с появлением соперника, он заметно злился.

Несколько раз Васька пытался завязать с ним знакомство — подходил ближе, дружелюбно тянулся к нему мордой, но Лоська упорно сторонился, и с каждым днём назревала вражда.

Однажды я вошла в загон. Васька побежал за мной и незаметно для себя переступил через ту невидимую границу, которая делила их загон.

Словно ураган, налетел на него Лоська. Сшиб с ног, стал бить копытами. Оглушённый Васька лежал на земле. Напрасно я пыталась его защитить: ни крики, ни удары подоспевшего ко мне на помощь сторожа не помогали.

Лоська так остервенел, что не замечал их. Наконец с большим трудом Ваське удалось подняться. Преследуемый Лоськой, он бросился бежать.

Бедняга так растерялся, что даже не пробовал защищаться, только пытался уклониться от ударов и жалобно кричал.

От этих криков или от того, что надоело, но, загнав Ваську в домик, Лоська оставил его в покое.

Читайте также:  Голявкин. и мы помогали

После этого он держал его в постоянном страхе. Занял обе кормушки и весь загон, давал есть урывками и часто бил. В плохую погоду выгонял из домика, в хорошую — загонял туда.

Бедный Васька! Укрощённый Лоськой, он больше не сопротивлялся, подчинялся во всём, и всё-таки ему попадало, особенно если он подходил ко мне. У Васьки даже образовалась привычка при виде меня убегать.

К осени Лоська сильно вырос. Он стал такой большой, что легко перескакивал через изгородь загона, и его перевели в другой.

На новом месте было куда лучше. Много зелени, травы, много места для игр и движений. Хуже только потому, что загон находился на другом конце парка и я реже туда ходила. Лоське это не нравилось. Он привык видеть меня целые дни и теперь заметно скучал.

Зато сколько было радости, когда я приходила! Лоська ходил за мной по пятам, тёрся о меня мордой и, как прежде, ласково щипал губами лицо. Иногда начинал играть.

Находил «врага» — щепочку, комочек земли или ветку, — бросался на него, бил ногами, топтал или вдруг скользящим, размашистым шагом убегал и долго носился по загону.

Делал это Лоська обычно утром, очень рано, когда не было публики и никто ему не мешал. Остальную часть дня он лежал или гулял по загону.
 

Конец

 
Так прошла осень, наступила зима. Зимой у меня заболел сынишка. Я ушла с работы и сидела дома. Лоська заскучал. Всё время ходил по загону и кричал. Через несколько дней мне позвонили по телефону и сказали, что Лоська болен и не ест.

Я пошла в Зоопарк. По шагам, по скрипу снега Лоська сразу узнал меня. Вскочил, бросился навстречу, потом к кормушке — и долго и жадно ел. Ушла я потихоньку, прячась, чтобы Лоська не увидел. Обернувшись в последний раз, я видела, как метнулся он к изгороди, и долго ещё слышала его протяжный крик.

Начались мои мучения. Дома — больной ребёнок, а в Зоопарке больной Лоська продолжал отказываться от пищи. Ел только тогда, когда приходила я. Сначала кидался ко мне, потом к кормушке.

Ходил Лоська всегда в той части загона, откуда видел меня последний раз. Глубокая яма на снегу показывала, что он там же и спал, а ровный снег кругом и притоптанная дорожка говорили о том, что он никуда не ходил.

Не ходил он и к кормушке. Снег около неё был свежий, нетронутый.

Лоська голодал, не помогали и лекарства. Бока у него впали, гладкая шерсть взъерошилась, и можно было пересчитать все кости.

С каждым днём ему становилось всё хуже и хуже. Место его лёжки от тяжести тела углубилось, а дорожка следов уменьшилась.

И вот настал день, когда Лоська поднялся с трудом, пошатываясь на ослабевших ногах. Ноги вязли в глубоком снегу; он тяжело их поднимал, и когда ставил, было видно, как они дрожат. К кормушке Лоська уже не подошёл. После долгих уговоров съел несколько сухариков, помял и выбросил конфету, потрогал губами мою щёку и опять лёг.

Всю эту ночь я не спала. Перед глазами стоял Лоська — то весёлый, здоровый, то такой, каким я его видела последний раз.

Встала я очень рано. Не находила себе места, всё валилось у меня из рук. Было тяжело и тоскливо. Утром я поехала в Зоопарк.

Лоськи в Зоопарке не было. Никто меня не встретил, никто не поднялся навстречу.

Снег запорошил следы, и только там, где всегда лежал Лоська, ещё виднелось углубление.

После смерти Лоськи прошли годы. Много разных зверят было у меня за это время, но до сих пор я не могу забыть маленького, жёлтенького телёночка, которого звали Лоськой.  

Читать другие рассказы Веры Чаплиной. Содержание.

Источник: https://1-3.su/archives/11098

Автор Вера Васильевна Чаплина

Родилась 24 апреля 1908 года в Москве, на Большой Дмитровке в потомственной дворянской семье в доме деда, крупного инженера-теплотехника профессора Владимира Михайловича Чаплина (мецената и воспитателя архитектора Константина Мельникова).

Мать, Лидия Владимировна Чаплина, закончила Московскую консерваторию, отец, Василий Михайлович Кутырин, — юрист. После революции 1917 года в хаосе Гражданской войны 10-летняя Вера потерялась и, как беспризорница, оказалась в детском доме в Ташкенте.

«Только любовь к животным помогла мне пережить это первое большое горе, — вспоминала впоследствии писательница.

— Даже находясь в детском доме, я ухитрялась держать щенят, котят и птенцов… Днем я выносила своих питомцев в огромный сад около дома, а на ночь тащила их в спальню и прятала кого в тумбочку, кого под кровать, а кого себе под одеяло. Иногда кто-нибудь из воспитателей обнаруживал моих питомцев, и мне здорово попадало».

Любовь к животным и ответственность за жизни своих «меньших братьев» воспитали в маленькой девочке решительность и умение преодолевать трудности. Эти черты характера и определили её жизненный и творческий путь.

Матери удалось разыскать Веру, и в 1923 году они возвратились в Москву. Вскоре 15-летняя девушка стала ходить в зоопарк и поступила в кружок юных биологов (КЮБЗ), которым руководил профессор П. А. Мантейфель.

Будущая писательница не только выкармливала соской звериных детенышей и заботилась о них, она наблюдала за животными, вела научную работу, стремилась к тому, чтобы звери не особенно чувствовали, что они в неволе.

В 25 лет Вера Чаплина становится одним из новаторов Московского зоопарка.

Она навсегда останется в его истории как инициатор и руководитель созданной в 1933 году площадки, где «не только воспитывался здоровый и крепкий молодняк, но и было сделано так, чтобы разные животные мирно уживались друг с другом». Этот эксперимент вызвал небывалый интерес зрителей, и площадка молодняка на многие годы стала одной из «визитных карточек» Московского зоопарка.

Тогда же в журнале «Юный натуралист» появились первые небольшие рассказы Веры Чаплиной, и сразу после этих публикаций издательство «Детгиз» заключает с ней договор на книгу о площадке молодняка.

«Малыши с зеленой площадки» в 1935 году были опубликованы и имели успех, но молодая писательница оценила книгу критически, существенно переработав её текст для нового сборника рассказов, а в последующие издания не включала его вовсе.

Как и для многих авторов, определяющей для Чаплиной стала её вторая книга — «Мои воспитанники» (1937). И действительно, вошедшие в неё рассказы, среди которых «Арго», «Лоська», «Тюлька», не только обнаружили собственный стиль писательницы, но и стали одними из лучших в её творчестве.

А история про львицу Кинули, воспитанную в городской квартире, кроме того получилась настоящим бестселлером, ожидаемым читателями ещё до своей публикации.

События, описанные в этой повести, начались весной 1935 года и уже осенью были широко известны не только в Москве, но и далеко за её пределами благодаря многочисленным газетным заметкам и репортажам в киножурналах. На Чаплину буквально обрушился поток писем от незнакомых детей и взрослых из разных городов страны.

Причем большинство из них, не зная её точного адреса, надписывали конверты просто: «Московский зоопарк, Кинули Чаплиной».

Вскоре известность становится международной: в декабре американская «The Christian Science Monitor» публикует большую статью о Вере Чаплиной, Кинули и площадке молодняка; затем с ней заключают договор об издании произведений за границей, и в 1939 году в Лондоне выходит книга её рассказов «My animal friends», George Routledge & Sons Ltd..

Вера Чаплина принимала участие в первой студийной записи Московского телецентра: «…Первая студийная передача состоялась 4 апреля 1938 года. В программе, продолжавшейся более двух часов, выступили артисты И. Ильинский, А. Редель, М.

Хрусталев, шахматисты Н. Рюмин и В. Алаторцев и др. Зрители увидели также звуковой кинофильм „Кинули“ (о воспитании львенка) и питомцев сотрудницы Московского зоопарка В.

Чаплиной: сову, белку, собаку динго и волка, которых она привезла в студию…».

В 1937 году её назначили заведующей секцией хищников. В мае 1941 года Вере Чаплиной объявляют благодарность «как лучшей ударнице Московского зоопарка». В начале войны Чаплину вместе с частью особо ценных животных направляют в эвакуацию на Урал, в Свердловский зоопарк (Уралзоопарк).

«Не хватало кормов, приходилось прилагать громадные усилия, чтобы накормить, спасти их, — рассказывала годы спустя писательница. — Все без исключения сотрудники зоопарка самоотверженно боролись за жизнь наших питомцев. Мы делились последним с детьми и …зверями».

В тяжелейших условиях войны Чаплина проявляет себя умелым и решительным организатором: летом 1942 года её назначают заместителем директора (зав. зоочастью) Уралзоопарка, а весной 1943 года возвращают в Москву и назначают директором производственных предприятий Московского зоопарка.

В марте 1944 Исполнительный Комитет Московского Городского Совета депутатов трудящихся награждает Веру Чаплину нагрудным знаком «Отличник городского хозяйства Москвы».

Более 20 лет отдала Вера Чаплина Московскому зоопарку, а в 1946 году перешла на постоянную литературную работу.

В 1947 году выходит её новый сборник «Четвероногие друзья», в котором помимо переработанного текста «Кинули» впервые появились такие рассказы как «Фомка-белый медвежонок», «Волчья воспитанница», «Куцый», «Шанго» и другие.

«Четвероногие друзья» имели необычайный успех: уже через несколько лет они были переизданы не только в Москве, но и в Варшаве, Праге, Братиславе, Софии, Берлине. А когда в 1950 году Чаплина вступала в СП СССР, то рекомендовавшие её Самуил Маршак и Лев Кассиль недоумевали, почему это не произошло гораздо раньше.

Литературным соавтором Веры Чаплиной с конца 1940-х годов стал писатель-натуралист Георгий Скребицкий. В соавторстве они создают сценарии к мультфильмам «Лесные путешественники» (1951) и «В лесной чаще» (1954). После совместной поездки в Западную Белоруссию публикуют книгу очерков «В Беловежской пуще» (1949).

И все же главным писательским материалом для Чаплиной продолжает быть жизнь Московского зоопарка. В 1955 году она выпускает сборник рассказов «Питомцы зоопарка» (окончательно завершён в 1965 году).

Среди героев рассказов Чаплиной такие знаменитые животные Московского зоопарка, как волк Арго, тигры Раджи и Сиротка, медведи Борец и Марьям, кондор Кузя, слон Шанго и другие.

Произведения писательницы иллюстрировали такие мастера книжной графики, как Дмитрий Горлов, Георгий Никольский, Алексей Комаров, Вадим Трофимов, Евгений Чарушин, Вениамин Белышев, Евгений Рачёв, Владимир Конашевич. Кроме того, с Чаплиной работали и многие известные фотографы, среди них — Марк Марков-Гринберг, Эммануил Евзерихин, Самарий Гурарий, Анатолий Анжанов, Виктор Ахломов.

В 1950—1960-х годах с героями произведений Веры Чаплиной, помимо читателей социалистических стран, знакомятся во Франции, Японии, Израиле, Португалии, США, и её книги, одни из немногих в то время, широко представляют за рубежом образ советской детской литературы.

Это весьма примечательно, ибо как раз советская идеология в них совершенно отсутствовала.

Впрочем, данное обстоятельство не мешало «Издательству литературы на иностранных языках», расширяя круг своих иностранных читателей, публиковать «Четвероногих друзей» и «Питомцев зоопарка» английском, немецком, испанском, арабском, корейском, хинди, бенгали, урду и других языках.

В сборнике «Друг чабана» (1961) и в цикле поздних рассказов «Случайные встречи» (1976) появляются новые черты творчества Веры Чаплиной. На смену крупным планам и ярким краскам, создававшим приподнятые по настроению, а порой и драматические портреты четвероногих героев, приходят образы вроде бы меньшего масштаба. Но теперь они приходят как будто из собственной жизни читателя.

Кажется, что Вера Чаплина уже не столько рассказывает какие-то истории, сколько просто помогает заметить и разглядеть наших не всегда приметных четвероногих и крылатых соседей. Рассказы «Забавный медвежонок», «Испорченный отпуск», «Пуська», «Как хорошо!» — полны комических ситуаций, которые порой случаются с нами при более близком знакомстве с «очаровательными» зверятами.

То, что вытворяют при этом зверята, может легко вывести из себя даже очень спокойного человека, и Вера Чаплина остроумно, но без насмешки рассказывает об этом.

Видно, что писательница и сама не раз попадала в подобные ситуации, и что люди, которых она показывает растерянными и рассерженными, несмотря ни на что способны сохранить к своим маленьким «мучителям» доброе, человеческое отношение.

Не одно поколение читателей выросло на произведениях Веры Чаплиной (общий тираж её книг превышает 20 миллионов экземпляров). И хотя первые рассказы Чаплиной о питомцах Московского зоопарка появились в уже далеких 1930-х годах, и давно стали дедушками и бабушками их первые юные читатели, её книги переиздаются вновь, и вновь они пользуются успехом.

Умерла 19 декабря 1994 года. Похоронена в Москве на Ваганьковском кладбище.

Источник: http://librebook.me/list/person/vera_vasilevna_chaplina

Ссылка на основную публикацию