О. кригер. петушок

Владислав Крапивин — Крик петуха

О. Кригер. Петушок

Экран остался невыключенным. В глубине его висела странная конфигурация из цветных спиралей и пентаграмм. Конфигурацию косо пересекала голубая линия со знаком Генерального меридиана. Скицын присвистнул и с минуту молча стоял над спящим сыном Михаила Алексеевича.

Через два дня Витька Мохов исчез. Утром он укатил на своем «Кондорито» в сторону озера. К обеду не вернулся. К вечеру тоже. Разумеется, дед переполошился. Да и остальные…

Утешало одно — потонуть Мохов-младший не мог. Раз и навсегда Витька обещал деду и Скицыну не купаться в одиночку, а он был человеком слова. Вариант, что директорский внук свернул шею на горных тропинках, по которым любил носиться на дребезжащем велосипеде, тоже отпал: брошенный «Кондорито» нашли в кустах за водокачкой… Заплутал в окрестном лесу? Но не такой уж этот лес безлюдный…

Витька объявился в сумерки, когда Аркадий Ильич пребывал в состоянии тихой паники и собирался вызывать из Центра патрульные и спасательные вертолеты.

— Что за шум? — сказал Витька пренебрежительно, когда к нему подскочили с расспросами и упреками. — Ну, загулял маленько, не рассчитал время…

Однако, увидев подходившего деда, Витька не стал дальше демонстрировать равнодушие и спокойствие. Быстро забрался на решетчатую пятиметровую мачту бета-ретранслятора и встал на перекладине у отражателя. Дело было на площадке у базовой подстанции, при свете шаровых фонарей. Их белое излучение придавало происходящему излишне драматический и несколько цирковой эффект.

— Марш вниз, с-стервец, — велел Аркадий Ильич.

— Не-а… — сказал Витька с высоты.

— Снять, — металлическим голосом приказал директор.

Два аспиранта, мешая друг другу, полезли вверх. Витька, словно канатоходец Тибул в старом фильме, ступил на наклонную проволоку-оттяжку.

— Не смей! — взвизгнул дед.

Но Витька, балансируя, быстро пошел вниз, — оттяжка уходила за кусты сирени. На полпути он закачался на одной ноге.

— Господи Исусе, — громко выдохнул профессор Даренский.

Витька быстро закончил путь и высунул растрепанную голову из листьев.

— Я устал, а вы тут с облавой… Я кушать хочу изо всех сил. Дядя Карло, скажите им…

— Аркадио, ребенок хочет кушать! — немедленно возвысил голос профессор д'Эспозито. — Как вам не стыдно!

— Дайте мне сюда этого… — потребовал Аркадий Ильич. — Я устрою ему ужин… с помощью тех методов, которые применялись в иезуитском колледже к самым беспутным воспитанникам.

— Там не применялось никаких методов! — возмущенным фальцетом завопил д'Эспозито. Он явно отвлекал огонь на себя. — Это гуманное учреждение! У тебя средневековые представления!

— Ну да! Отцы иезуиты и гуманизм…

— Сравнивать иезуитский колледж с орденом иезуитов так же нелепо, как грамматику с граммофоном!

— Ты и есть старый граммофон! Бол-тун! — окончательно потерял академическую выдержку Аркадий Ильич. — Ты мне портишь ребенка! Ты учишь мальчика не слушаться родного деда! Это и есть твоя христианская мораль?

— Ко-о, — осудил профессора д'Эспозито возникший рядом Кригер. Но тот невозмутимо возразил директору:

— Я защищаю Витторио от твоих иезуитских методов воспитания.

— Синьор д'Эспозито! Отныне я поддерживаю с вами лишь официальные отношения.

— Можешь никаких не поддерживать. Только не кричи «Господи Исусе», если ты такой ярый материалист…

Собравшаяся научная общественность почтительно внимала полемике двух корифеев. Но при последних словах кто-то неосторожно хихикнул. И профессор Даренский печально сказал итальянцу:

— Иди ты знаешь куда…

Профессор д'Эспозито знал. Но пошел в столовую, где рассчитывал найти Витьку и Скицына. Витька, однако, в это время сидел у Скицына в комнате, лопал из банки холодную тушенку и делал вид, что не замечает любопытно-вопрошающих взглядов Михаила. Наконец тот спросил в упор:

— Ну?

— Что? — Витька пальцем подобрал с коленей мясные крошки.

— Значит, был?

— Был.

— Ну и… что?

— Что «что»?

— Вообще, — терпеливо сказал Михаил. — Как там?

— Там-то? Всяко…

Скицын явно подавил в себе желание дать жующему собеседнику подзатыльник. И сказал печально:

— Понятно. Беседовать не хочешь… Видно, там тебе уже объясняли, какой я нехороший.

— Не-е, не объясняли этого… Почти… — Витька рукавом вытер губы, встал. Обошел сидевшего на табурете Михаила. Неторопливо прыгнул ему на спину, обхватил руками и ногами. Пообещал примирительно: — Миш, я все расскажу. Завтра. А сейчас я хочу спа-а-ть… — Он зевнул прямо в ухо Скицыну.

— Обормот, — пробурчал размягший Михаил и понес непутевого приятеля на диван. Стряхнул Витьку с себя, сдернул с его пыльных побитых ног кроссовки.

Витька сонно сообщил:

— Здесь переночую.

— Иди умойся хотя бы…

— Не-а… — зевнул Витька.

— Лодырь.

— Ага…

— Ко-о… — сказал с подоконника Кригер.

— Наш пет е л везде поспел, — одобрительно заметил Скицын и пояснил: — «Петел» по-старинному «петух».

Витька опять зевнул:

— Зна-аю… Только не «пет е л», а «п е тел»…

— Откуда такая эрудиция?

— От Римского-Заболотова.

Михаил вопросительно возвел брови.

— Ну, — неохотно пояснил Витька, — того… маминого мужа. Он же специалист по всяким старым языкам… Говорят, он добром не кончит.

— За что ты его так? Сам же говорил — хороший мужик…

— Да я о Кригере. — Витька хихикнул. Вывернув шею, глянул на окно. Створки были распахнуты. Кригер, освещенный лампой, стоял на подоконнике, словно бронзовый. За ним было черное небо и очень яркие звезды.

— Вчера мы разговаривали, я и… папа… — Слово «папа» Витька проговорил с чуть заметной запинкой, но и с легким вызовом. — Ну, и он… Кригер то есть… так же вот сел на подоконник, подслушивает.

Папа и говорит: «Эта птица погибнет от собственного любопытства».

— Ко-о, — презрительно сказал Кригер. И канул в ночь. Внизу раздались крики: там, в кустах сирени, видимо, целовались аспирант Боря и толстая лаборантка Вероника Куггель…

Пророчество Мохова-старшего исполнилось. Правда, не в те дни, а зимой, когда группа «Кристалл-2» отважилась на первый опытный прокол пространства.

До максимальной концентрации энергополя оставалось полминуты, все уже были в укрытии, по бетону экспериментальной площадки мела сухая поземка, вот тут-то и возник нежданно-негаданно «господин Кригер».

Прямо между метровыми блестящими пластинами контактов УСП — установки совмещенных полей.

— Убрать идиота! — завопил в бункере руководитель группы Румянцев. — Кыш, скотина!.. — Динамики разнесли над «Сферой» этот вопль. Но в тот же миг шарахнуло разрядом, над площадкой возник и растаял обрывок летнего пейзажа с березками, а красавец Кригер бесследно растворился в небытии.

По мнению большинства (так и записали в протоколе), любопытного «петела» разнесло на атомы. Но скорбевший Скицын утверждал, что силою многомерных полей отважный Кригер перенесен в иные пространства и сейчас обитает в надзвездных мирах.

Это не спасло его, Скицына, от нагоняя со стороны Румянцева («Смотреть надо было за своим горлопаном!»), Румянцев же схватил выговор от директора, а сам профессор Даренский имел объяснение с Центром, ибо всеми было однозначно признано, что эксперимент провалился.

Нового теперь ждать и ждать, потому что у Центра энергии не допросишься, а свои накопители «дырявы, как ржавые чайники».

Скицын в память о Кригере вырубил из листовой латуни метровую фигуру петуха и прибил ее высоко на кирпичной стене вспомогательной подстанции.

Витька о всех зимних событиях узнал лишь следующим летом, когда вновь осчастливил деда своим появлением. Гибель Кригера Витьку искренне огорчила. Несколько минут он задумчиво стоял у стены с блестящим петушиным силуэтом. В щель между кирпичами воткнул ветку цветущего шиповника.

Да и потом не раз, проходя мимо подстанции, Витька замедлял шаг и смотрел на латунного Кригера со смесью удивления и печали.

…Но что его привело «к петуху» в тот пасмурный день, Витька так никогда и не понял. Случай? Предчувствие какое-то, интуиция? Тревога?

Тревога вообще-то была растворена в воздухе. Вместе с электричеством. С утра было душно, и над зелеными горами собирались обещавшие грозу тучи. Сизый налет от них даже ложился на белые купола обсерваторских башен.

Витька малость побаивался грозы, особенно если она заставала его на открытом месте. Но сейчас он стоял на площадке перед стеной с петухом и словно чего-то ждал. Вдали, над поросшими дубняком склонами, глухо грохнуло. Стало совсем сумрачно.

Только латунь Кригера светилась, будто отражала невидимый фонарь. Странно это было. Ой, что-то здесь не то…

Витька поддернул свои пятнистые шорты, которые сшила ему из плащ-палаточной ткани Вероника Куггель, потрогал под коленкой «кригерову точку» (осталась навсегда и опять побаливала), почесал ногу о ногу. Этими будничными движениями он хотел прогнать непонятную нервную слабость. И все смотрел на металлического петуха.

Самый длинный зубец петушиного гребня был отогнут от кирпича и светился особенно ярко. Вдруг на нем вспыхнул огонек, похожий на пламя свечки. Вырос, превратился в желто-лиловый мохнатый шарик. Размером с крупный абрикос. Кажется, он быстро-быстро вертелся.

«Шаровая молния, — ахнул про себя Витька. — А заземления нет…»

В таких случаях лучше не шевелиться. И Витька не двигался. И не отрывал глаз от бледно светящегося шарика. А тот… приподнялся над зубцом и медленно двинулся к Витьке. По линии его взгляда — как по струне.

Источник: https://profilib.org/chtenie/1704/vladislav-krapivin-krik-petukha-3.php

Читать Сказки о рыбаках и рыбках (сборник)

Владислав КРАПИВИН

«Сказки о рыбаках и рыбках»

КРИК ПЕТУХА

Часть I

ДАЧНАЯ ЖИЗНЬ ВИТЬКИ МОХОВА

КРИГЕР

1

Первый раз Витька появился в обсерватории «Сфера», когда окончил четвертый класс. Два дня бродил он всюду, раскрыв рот и распахнув глаза. Удивлялся башням, куполам и локаторам, гигантской решетчатой чаше РМП — радара межпространственных полей. А еще больше — скалам и дикому шиповнику, густоте окрестного леса, чистоте высокого неба и прозрачности ближнего озера.

На третий день он изложил свое мировосприятие в стихах, которые немедленно были напечатаны в обсерваторской газете «Пятый угол».

Я от счастья чуть не плачу:

Вот приехал я на дачу.

Здравствуй, мой любимый дед,

Здравствуй, мой велосипед!

Буду я на нем кататься,

Буду в озере купаться,

Буду плавать и нырять,

Кверху пузом загорать.

Мне на пузо сядет мошка

И поест меня немножко,

А насытив аппетит,

Снова в небо улетит.

Я обед ей не нарушу,

Мошка тоже хочет кушать.

Я к букашкам всей душой:

Мошки — крошки, я — большой.

Во саду и в огороде

Равновесие в природе.

Ходят куры у куста,

Вот какая красота!

Стихи обрели шумную популярность. Их цитировали по всякому поводу. Толстая лаборантка Вероника Куггель положила их на музыку и пела под гитару. Лишь директор обсерватории Аркадий Ильич Даренский не разделял общего энтузиазма.

Во-первых, он вообще смотрел на все явления со здравой долей скепсиса. Во-вторых, Аркадий Ильич (в силу этой же привычки) углядел в словах «буду я на нем кататься» некоторую двусмысленность.

Так ли прост этот внешне симпатичный, но почти незнакомый (и к тому же похожий на отца) десятилетний отпрыск Михаила Мохова?

Кроме того, профессор Даренский придерживался вполне логичного мнения, что специальное научное учреждение закрытого (насколько это возможно в нынешние времена!) профиля отнюдь не должно служить местом дачного отдыха для кого бы то ни было. Пусть это даже родной внук директора обсерватории.

Но, с другой стороны, делать было нечего. Витькина мать активно занималась решением личных проблем.

Витькин отец, который числился сотрудником «Сферы», был официально объявлен пребывающим в далекой и длительной командировке, а на самом деле находился неизвестно где.

То есть не совсем неизвестно, но… Впрочем, это особый и отдельный разговор… Так или иначе, а, кроме «любимого деда», приютить Витьку на каникулы оказалось некому. Это и заявила Аркадию Ильичу дочь Кларисса:

— Можешь ты хоть раз в жизни позаботиться о единственном внуке?

Аркадий Ильич пытался возражать. Единственному внуку, мол, самое место в летнем лагере, а не в обсерватории среди взрослых и занятых важными делами мужиков и теток… Выяснилось, однако, что внук «малость чокнутый» (видимо, в папочку).

В лагерной толпе жизнерадостных и дружных сверстников он сохнет, бледнеет, а по ночам (если верить бдительным воспитательницам) часто не спит, сидит на подоконнике и смотрит «куда-то в небесные пространства». Так было в прошлом году.

— А в этом он вообще уперся, как упрямая коза: «Не поеду, там скучища!»

В довершение слов Кларисса начала всхлипывать. Профессор Даренский, в работе своей человек твердый и решительный, в семейных коллизиях таких свойств не проявлял. Ну и вот…

Витька оказался вовсе не похожим на замкнутое, одинокое дитя. В обсерватории он со всеми зажил душа в душу. А лучшим его другом сделался младший научный сотрудник Михаил Скицын, по поводу чего дед буркнул: «Рыбак рыбака…»

Замечание деда было не совсем понятным. На Витьку Скицын вовсе не походил. Черный, как головешка, какой-то немного кривобокий, с крупным носом и ехидными, сидящими на разном уровне глазами, он был известен как скандалист и автор сумасбродных идей. Временами оказывалось, что идеи не столь уж сумасбродны, а потому и скандалы объяснимы, но слава оставалась.

В отличие от других Скицын с Витькой не церемонился. То и дело подначивал и критиковал. Так было и со стихами. Скицын заявил, что выражения «обед ей не нарушу» и «насытив аппетит» неграмотные, а в последнем четверостишии — излишняя умилительность. Это было уже просто бессовестно! Ведь кто-кто, а уж Мишенька-то лучше всех должен был ощутить ироничность Витькиных виршей.

Читайте также:  Пословицы и поговорки про время

— Все понимаешь, а цепляешься!

— Ну ладно… — смягчился Скицын. — А врать все равно не стоило. Какие здесь куры? Один петух…

Витька сказал, что сочинял стихи, а не перепись птичьего двора и куры — это… как его… поэтический образ.

Скицын сморщился, нос его больше обычного отъехал в сторону.

— «Образ»… Такого красавца поменял на каких-то дохлых абстрактных куриц… Такого рыцаря и героя!

Витька глянул подозрительно: нет ли здесь намека? Не видел ли случайно Скицын, каким скандальным было знакомство с пернатым «героем и рыцарем»?

Петуха звали Кригер.

Безусловно, этот горластый красавец был одной из важных достопримечательностей «Сферы». Приезжавшие сюда иностранцы просили показать «господина Кригера» наряду с новейшим четырехмерным телескопом — преобразователем пространства, построенным группой «Кристалл-2».

Не было в обсерватории человека, который относился бы к «господину Кригеру» безразлично. Поклонники петуха восхищались его внешностью. Перья Кригера отливали всеми оттенками меди, латуни и даже червонного золота.

Хвост напоминал оранжево-алый плюмаж рыцарского шлема.

Крылья были оторочены бархатисто-траурной каймой, а тяжелая двойная бородка и свисавший на сторону гребень словно состояли из прозрачных икринок, налитых гранатовым соком.

Но, по мнению многих, роскошное оперение Кригера не искупало его коварного нрава. Этот разбойник имел привычку подкрадываться издалека, потом налетать с боевым воплем и клевать ноги, а то и спину. Случалось, что он получал отпор, но и тогда не покидал поле боя, а разбегался и повторял атаку.

Однако даже самые лютые недруги Кригера отдавали должное одному его несомненному качеству — пунктуальности. С точностью до десятых долей секунды это уникальное существо оповещало всех о наступлении астрономического полдня и полночи и так же строго отмечало четырехчасовые отрезки суток.

Без сомнения, Кригер считал «Сферу» своим родовым поместьем. Он появился на свет здесь — вылупился из купленного на рынке яйца в самодельном инкубаторе под коробкой терморегулятора базового гироскопа.

Выдумка с инкубатором, естественно, принадлежала Скицыну. И конечно же Михаил объяснял астрономическую точность Кригера тем, что он родился на осевой линии Кристалла.

«А вредность у него от „крестного папы“», — не упускал случая добавить Аркадий Ильич Даренский.

В первые дни судьба не сталкивала Витьку и Кригера. Витька слышал петушиные вопли, видел издалека этого медью сверкающего крикуна, однако особо им не интересовался. Кригер Витькой — тоже.

Но на четвертый день (уже после стихов в газете) Витька лежал животом на каменном ограждении садового бассейна, беспокоил щепкой ленивых декоративных карасиков и вдруг услыхал сзади шумный шелест и топанье. Не успел он оглянуться, как в ногу пониже коленного сгиба воткнулось копье. Или стрела.

Витька взвизгнул, кувыркнулся в бассейн, обалдело вскочил по пояс в воде. Кригер — перья и гребень торчком — бил крыльями по ракушечному барьеру. Глядел непримиримо и прицельно.

Источник: http://online-knigi.com/page/197436

Кригер | Часть первая. ДАЧНАЯ ЖИЗНЬ ВИТЬКИ МОХОВА | Читать онлайн, без регистрации

Кригер

1

Первый раз Витька появился в обсерватории «Сфера», когда окончил четвертый класс. Два дня бродил он всюду, раскрыв рот и распахнув глаза. Удивлялся башням, куполам и локаторам, гигантской решетчатой чаше РМП – радара межпространственных полей. А еще больше – скалам и дикому шиповнику, густоте окрестного леса, чистоте высокого неба и прозрачности ближнего озера.

На третий день он изложил свое мировосприятие в стихах, которые немедленно были напечатаны в обсерваторской газете «Пятый угол».

Я от счастья чуть не плачу:

Вот приехал я на дачу.

Здравствуй, мой любимый дед,

Здравствуй, мой велосипед!

Буду я на нем кататься,

Буду в озере купаться,

Буду плавать и нырять,

Кверху пузом загорать.

Мне на пузо сядет мошка

И поест меня немножко,

А насытив аппетит,

Снова в небо улетит.

Я обед ей не нарушу,

Мошка тоже хочет кушать.

Я к букашкам всей душой:

Мошки – крошки, я – большой.

Во саду и в огороде

Равновесие в природе.

Ходят куры у куста,

Вот какая красота!

Стихи обрели шумную популярность. Их цитировали по всякому поводу. Толстая лаборантка Вероника Куггель положила их на музыку и пела под гитару. Лишь директор обсерватории Аркадий Ильич Даренский не разделял общего энтузиазма.

Во-первых, он вообще смотрел на все явления со здравой долей скепсиса. Во-вторых, Аркадий Ильич (в силу этой же привычки) углядел в словах «буду я на нем кататься» некоторую двусмысленность.

Так ли прост этот внешне симпатичный, но почти незнакомый (и к тому же похожий на отца) десятилетний отпрыск Михаила Мохова?

Кроме того, профессор Даренский придерживался вполне логичного мнения, что специальное научное учреждение закрытого (насколько это возможно в нынешние времена!) профиля отнюдь не должно служить местом дачного отдыха для кого бы то ни было. Пусть это даже родной внук директора обсерватории.

Но, с другой стороны, делать было нечего. Витькина мать активно занималась решением личных проблем.

Витькин отец, который числился сотрудником «Сферы», был официально объявлен пребывающим в далекой и длительной командировке, а на самом деле находился неизвестно где.

То есть не совсем неизвестно, но… Впрочем, это особый и отдельный разговор… Так или иначе, а кроме «любимого деда», приютить Витьку на каникулы оказалось некому. Это и заявила Аркадию Ильичу дочь Кларисса:

– Можешь ты хоть раз в жизни позаботиться о единственном внуке?

Аркадий Ильич пытался возражать. Единственному внуку, мол, самое место в летнем лагере, а не в обсерватории среди взрослых и занятых важными делами мужиков и теток… Выяснилось, однако, что внук «малость чокнутый» (видимо, в папочку).

В лагерной толпе жизнерадостных и дружных сверстников он сохнет, бледнеет, а по ночам (если верить бдительным воспитательницам) часто не спит, сидит на подоконнике и смотрит «куда-то в небесные пространства». Так было в прошлом году.

– А в этом он вообще уперся, как упрямая коза: «Не поеду, там скучища!»

В довершение слов Кларисса начала всхлипывать. Профессор Даренский, в работе своей человек твердый и решительный, в семейных коллизиях таких свойств не проявлял. Ну и вот…

Витька оказался вовсе не похожим на замкнутое, одинокое дитя. В обсерватории он со всеми зажил душа в душу. А лучшим его другом сделался младший научный сотрудник Михаил Скицын, по поводу чего дед буркнул: «Рыбак рыбака…»

Замечание деда было не совсем понятным. На Витьку Скицын вовсе не походил. Черный, как головешка, какой-то немного кривобокий, с крупным носом и ехидными, сидящими на разном уровне глазами, он был известен как скандалист и автор сумасбродных идей. Временами оказывалось, что идеи не столь уж сумасбродны, а потому и скандалы объяснимы, но слава оставалась.

В отличие от других Скицын с Витькой не церемонился. То и дело подначивал и критиковал. Так было и со стихами. Скицын заявил, что выражения «обед ей не нарушу» и «насытив аппетит» неграмотные, а в последнем четверостишии – излишняя умилительность. Это было уже просто бессовестно! Ведь кто-кто, а уж Мишенька-то лучше всех должен был ощутить ироничность Витькиных виршей.

– Все понимаешь, а цепляешься!

– Ну ладно… – смягчился Скицын. – А врать все равно не стоило. Какие здесь куры? Один петух…

Витька сказал, что сочинял стихи, а не перепись птичьего двора, и куры – это… как его… поэтический образ.

Скицын сморщился, нос его больше обычного отъехал в сторону.

– «Образ»… Такого красавца поменял на каких-то дохлых абстрактных куриц… Такого рыцаря и героя!

Витька глянул подозрительно: нет ли здесь намека? Не видел ли случайно Скицын, каким скандальным было знакомство с пернатым «героем и рыцарем»?

Петуха звали Кригер.

Безусловно, этот горластый красавец был одной из важных достопримечательностей «Сферы». Приезжавшие сюда иностранцы просили показать «господина Кригера» наряду с новейшим четырехмерным телескопом – преобразователем пространства, построенным группой «Кристалл-2».

Не было в обсерватории человека, который относился бы к «господину Кригеру» безразлично. Поклонники петуха восхищались его внешностью. Перья Кригера отливали всеми оттенками меди, латуни и даже червонного золота.

Хвост напоминал оранжево-алый плюмаж рыцарского шлема.

Крылья были оторочены бархатисто-траурной каймой, а тяжелая двойная бородка и свисавший на сторону гребень словно состояли из прозрачных икринок, налитых гранатовым соком.

Но, по мнению многих, роскошное оперение Кригера не искупало его коварного нрава. Этот разбойник имел привычку подкрадываться издалека, потом налетать с боевым воплем и клевать ноги, а то и спину.

Случалось, что он получал отпор, но и тогда не покидал поле боя, а разбегался и повторял атаку. Однако даже самые лютые недруги Кригера отдавали должное одному его несомненному качеству – пунктуальности.

С точностью до десятых долей секунды это уникальное существо оповещало всех о наступлении астрономического полдня и полночи и так же строго отмечало четырехчасовые отрезки суток.

Без сомнения, Кригер считал «Сферу» своим родовым поместьем. Он появился на свет здесь – вылупился из купленного на рынке яйца в самодельном инкубаторе под коробкой терморегулятора базового гироскопа.

Выдумка с инкубатором, естественно, принадлежала Скицыну. И конечно же, Михаил объяснял астрономическую точность Кригера тем, что он родился на осевой линии Кристалла.

«А вредность у него от «крестного папы», – не упускал случая добавить Аркадий Ильич Даренский.

В первые дни судьба не сталкивала Витьку и Кригера. Витька слышал петушиные вопли, видел издалека этого медью сверкающего крикуна, однако особо им не интересовался. Кригер Витькой – тоже.

Но на четвертый день (уже после стихов в газете) Витька лежал животом на каменном ограждении садового бассейна, беспокоил щепкой ленивых декоративных карасиков и вдруг услыхал сзади шумный шелест и топанье. Не успел он оглянуться, как в ногу пониже коленного сгиба воткнулось копье. Или стрела.

Витька взвизгнул, кувыркнулся в бассейн, обалдело вскочил по пояс в воде. Кригер – перья и гребень торчком – бил крыльями по ракушечному барьеру. Глядел непримиримо и прицельно.

– Чё надо?! – постыдно завопил Витька и в бегстве взбаламутил пятиметровый водоем от края до края.

Господин Кригер преодолел то же расстояние на крыльях. Дальше он гнал перепуганного пацаненка по плиточной дороге между двух заросших подпорных стен, и дорога эта привела в предательский тупик.

Витька ладонями с размаху уперся в железные ворота гаража, обернулся… Кригер не спешил. Топтался в пяти шагах, подметая крыльями пыль. Готовился.

Примерялся… Витька беспомощно съежился и, глядя в петушиный оранжевый глаз, жалобно прошептал:

– Не смей, скотина… Нельзя. Не подходи. Между нами это… стенка. Понял? Стен-ка…

– Ко-о… – презрительно сказал Кригер, шумно разбежался…

С отчаянного перепуга Витька мысленно грянул перед собой с неба стену из броневого стекла. И… рыжий бандит шмякнулся о невидимое! Ошеломленно сел на хвост, по-человечьи раскинув растопыренные лапы. Икнул.

«Получилось!» Витька и возликовал, и даже испугался. До сих пор его опыты с гипнозом и внушением терпели провал.

Кригер встал. Пошатался. Шагнул прочь. Оглянулся. Подумал, наверно: не попробовать ли еще?

– Иди, иди, – сказал Витька. И вообразил сидящую рядом, у ноги, лису – большую, зубастую, с густой апельсиновой шерстью. Так вообразил, что лисья шерсть будто по правде защекотала ему ногу. А Кригер, позабыв о гордости, с воплем ударился в бега.

Витька отдышался, огляделся. Не видел ли кто его недавнего малодушия? Кажется, нет… А то ведь не спасся бы он от ехидно-ласковых расспросов и подначек, несмотря на свою поэтическую славу.

Он вытряс из-под рубашки трепещущего карасика, отнес его в бассейн. Потом занялся «раной»: вывернув ногу и шею, глянул себе под коленку. Была крупная кровавая точка, была припухшая синева вокруг. Все это рядом с большой, похожей на арбузное семечко родинкой.

Может, Кригер и метил в родинку? Принял за жучка или зернышко? «Красивый, а дурень», – подумал Витька уже добродушно, он был человек не злопамятный. У себя в комнате он смазал след от клюва бактерицидкой. Тот быстро подсох, но потом иногда еще побаливал.

А на ноге осталось темное пятнышко – будто вторая родинка…

С той поры, встречая Кригера, Витька моментально вспоминал зубастую лису. И мысленно пристраивал ее рядом – как собаку на поводке. Кригер торопливо удалялся. Правда, в этой поспешности уже не было заметной паники. Кригер делал вид, что ему срочно нужно куда-то по важному делу, а мальчишку с лисой он вроде бы и не видит.

Потом лиса сделалась не нужна. Кригер привык обходить Витьку стороной. А если они и оказывались рядом, то смотрели друг на друга без интереса. Словно был между ними молчаливый уговор: сохранять нейтралитет. Скицын, который обожал Кригера, говорил с ноткой разочарования:

– Смотри-ка, не лезет. Чует, чей внук…

Дело в том, что такой же нейтралитет сохранялся между петухом и директором «Сферы». Кригер, видимо, нутром чуял начальство. А профессор Даренский хотя и не любил «рыжего пирата», но терпел.

Источник: http://velib.com/read_book/krapivin_vladislav/krik_petukha/chast_pervaja_dachnaja_zhizn_vitki_mokhova/kriger/

Петух без головы прожил 18 месяцев. Удивительная история

Майк — так звали петуха, который прожил 18 месяцев после того, как ему отрубили голову. История была громкая, и уже успела обрасти множеством слухов за последние 70 лет.

Петух породы виандот по кличке Майк проживал в курятнике Ллойда Олсена — обычного фермера из города Фруита, штат Колорадо, США. В предвкушении ужина, фермер пошел во двор, чтобы выбрать подходящую курицу для супа.

Читайте также:  Русские народные сказки

Ллойд Олсен выбрал 5,5 месячного петушка. Мужчина взял петуха, положил на пень, замахнулся топором и отсек Майку голову. После того, как петух оказался на земле, фермер обратил внимание на то, что петух еще жив. Петух Майк какое-то время не двигался, но затем встал и пошёл как ни в чём не бывало.

Голова Майка была почти полностью отрублена. Топор при ударе пропустил яремную вену, в результате чего одно ухо и большая часть ствола головного мозга остались нетронутыми. Фермер был шокирован, и поскольку петух не умер, Олсен не стал добивать его, а отнес обратно в курятник.

Первую ночь петух Майк провёл спя на жёрдочке, спрятав шею под крыло. После того как птица не умерла, удивлённый Олсен решил продолжать заботиться о Майке.

Мужчина поил его смесью молока и воды с помощью пипетки и кормил мелкими зёрнами кукурузы. Вход в пищевод Майка иногда забивался слизью, и Олсен использовал специальный шприц для его очистки.

  • Самые необычные животные со всего мира

Петух Майк был в состоянии балансировать на жёрдочке и неуклюже ходить; он даже пытался чистить перья и кукарекать, хотя у него не получалось ни то ни другое.

Несмотря на новый необычный центр тяжести, Майк мог легко удерживаться на высокой жерди без падений. Его крик, однако, был менее впечатляющим и состоял лишь из булькающего звука в горле. Майк также пытался чиститься и клевать пищу.

Кроме того, вес Майка продолжал расти: Олсен говорил, что на момент обезглавливания Майк весил около 2,5 фунтов, тогда как на момент смерти его вес составлял почти 8 фунтов.

Через некоторое время петух был доставлен его владельцем в Университет штата Юта в Солт-Лейк-Сити для документирования факта учёными, поскольку уже тогда многие считали эту историю мистификацией.

Многие петухи, «односельчане» Майка, поплатились жизнью благодаря желанию их хозяев повторить «удачный» удар Ллойда. Петухов и куриц рубили десятками, стараясь целится как можно ближе к голове, но все тщетно — второго Майка ни у кого не получилось.

Как только информация о петухе разошлась, Майк начал «карьеру» гастролирующего аттракциона в компании других подобных существ, таких как двухголовый телёнок, и другие. Он также был сфотографирован репортёрами десятков журналов и газет, в том числе журналами Time и Life.

Майк выставлялся на обозрение общественности за плату в двадцать пять центов. На пике своей популярности цыплёнок приносил хозяевам 4500 долларов в месяц и был оценён в 10 000 долларов.

Рядом с Майком часто демонстрировалась замаринованная куриная голова, выдаваемая за его голову, но на самом деле его голова была съедена кошкой.

В марте 1947 года в одном из мотелей Финикса в середине ночи во время остановки по пути домой Майк начал задыхаться. Поскольку Олсены нечаянно оставили еду и шприцы для очистки пищевода в помещении проведения шоу за день до этого, они не смогли спасти Майка.

Ллойд Олсен заявлял, что он продал птицу, в результате чего истории о Майке по-прежнему ходили по стране до конца 1949 года. Другие источники утверждают, что из-за разрыва трахеи цыплёнок не мог получать воздух в достаточном количестве, чтобы иметь возможность дышать, и задохнулся.

Теперь город Фруита ежегодно проводит фестиваль, посвященный впечатляющему желанию Майка жить. В программе — концерты, автомобильное шоу, соревнование по бегу (оно называется «Беги, как Безголовый Цыпленок») и прочие развлечения.

Источник: https://infoprovod.ru/mike-the-headless-chicken/

Аквариумная рыбка петушок: содержание и уход

Сиамский петушок относится к семейству макроподовых и является представителем лабиринтовых рыб, которые дышать не растворенным в воде кислородом, а атмосферным воздухом. Сегодня существует множество вариаций форм и окраса, полученных путем селекции, однако профессиональные рыбозаводчики выделяют несколько основных разновидностей:

  • по размеру и форме плавника:
    • полумесяцехвостые – хафмуны;
    • вуалехвостые;
    • круглохвостые;
    • плакатные;
    • дельтахвостые;
    • кистехвостые;
    • двухвостые;
    • флагохвостые;
    • коронохвостые;
    • кистехвостые – копьехвосты;
    • гигантские – королевские.
  • по окрасу:
    • одноцветные;
    • двуцветные;
    • многоцветные.

Источник фото: http://fish-etc.com

Особняком стоят драконовые рыбки, более крупные с плотной чешуей, похожей на кольчугу с серебристо-металлическим блеском. Цветовые оттенки встречаются самые разные, но все «драконы» имеют контрастную окантовочную расцветку.

Обитание и описание аквариумных петушков

Родина этих удивительных рыбок – страны Юго-Восточной Азии, где они живут в стоячих заиленных водоемах, бедных кислородом. В Азии они известны как Betta, или бойцовые рыбки, благодаря своему задиристому, как у петухов, характеру и бойцовскому духу. Турнирные бои петушков очень популярны на их родине.

Разводить их начали только в начале XIX столетии в Сиаме (ныне Таиланд). В Европу и Америку эти рыбки попали в 1890-х годах, и только в 1900-х — на территорию царской России.

Самцы вырастают до 5 см, а самки несколько меньше.

Самцы окрашены ярче, чем самки, и их цвет становится еще насыщеннее в период ухаживания перед нерестом или во время столкновения с противником – другим самцом-петушком или другой рыбкой.

У самок выражены темные полосы вдоль тела, у самцов они практически незаметны. Плавники благодаря селекции теперь стали длинными, яркими, иногда многоцветными.

Источник фото: http://www.fishdata.info

Не удивляйтесь, если вам предложат невзрачных светло-оливковых или сероватых петушков с короткими плавниками округлой формы – это природный окрас, который свидетельствует о том, что они еще не поддавались селекции. Такие рыбки в наших краях большая редкость, поэтому при покупке обязательно потребуйте документы, подтверждающие их происхождение – они должны быть минимум на английском языке.

Петушки спокойны, пока в одном аквариуме у самца нет претендентов на его территорию или звание «первого красавца аквариума» ни среди соплеменников, ни среди рыб других видов.

Агрессию самцы начинают проявлять в двух случаях – появление конкурента или окончание нереста, в этой ситуации самец будет гонять самку от гнезда, пока ее не отсадят или пока он ее не убьет.

Живут в среднем петушки 3 года.

Содержание и уход за петушками

Для содержания петушков в домашних условиях необходим не очень большой аквариум: для мальков и молодняка будет достаточно 1- или 2-литровой банки, а для одинокого самца хватит и 4-литрового аквариума.

Если же вы решили завести их несколько, то проследите, чтобы в стайке был только один мужчина, в противном случае бои неизбежны. Не желательно содержать петушков в одном аквариуме с барбусами, меченосцами, данио. В этом случае петушки сами могут пострадать от задир.

Если же вы решили содержать только самочек, то на подобные ограничения можно не обращать внимание.

Аквариум должен стоять так, чтобы солнечные лучи освещали его, но не нагревали воду. Вода же в аквариуме должна быть минимум +18-190С, максимум +24-260С, при понижении температуры до +14-150С петушки опускаются на дно, закапываются в грунт и впадают в «спячку», из которой быстро выходят, как только температура поднимется выше минимальной.

Аэрация и фильтрация аквариума не нужна, однако если высота водяного столба превышает 15 см, аэратор потребуется для перемешивания нижних охлажденных и верхних перегретых слоев воды. В аквариуме должно быть много растительности, но с пространством для свободного плаванья.

В этом случае вам прибавится хлопот с удалением отмерших или загнивающих растений, но в тоже время у вас появится дополнительный источник кислорода и природной фильтрации воды.

Если же вы не можете уделить достаточно времени уходу за водорослями, то стоит приобрести в зоомагазине растения из шелка, тогда петушок будет в безопасности и не порвет свои плавники об острые края листьев.

Источник фото: fishlore.com

Воду необходимо менять регулярно, как и с другими рыбками. Если это небольшой аквариум, то раз в неделю, если большой, то раз в две недели полная замена воды, а раз в 3-4 дня — частичная. При полной замене воды обязательно очистите поверхность от налета, обработайте углы и стекла сифоном.

Заменяя воду, обратите внимание на следующее:

  • вода должна быть мягкой, но не дистиллированной. Вы можете использовать отстоянную холодную воду из-под крана или воспользоваться специальными смягчающими и очищающими препаратами;
  • перед тем, как залить воду в аквариум, нагрейте ее до температуры +20-220С, чтобы при смешивании рыбы не испытывали шок от резкой смены температуры;
  • для успокоения, повышения стрессоустойчивости, в профилактических целях и для ускорения восстановления рыб после болезни, рекомендуется добавлять в воду лечебно-профилактическую соль из расчета 1/2 чайной ложки на три-четыре литра воды.

Чем кормить петушка

Бойцовая рыбка не привередлива в еде, поэтому с удовольствием ест и живой, и сухой, и даже мороженый корм. Из живого корма предпочтительнее мотыль, трубочник, артемия, дождевой червь.

Из сухих кормов лучше выбирать гранулированный – такой корм меньше загрязняет воду. Из мороженых кормов можно давать тех же мотыля и артемию, а также дафнию и коловратку.

Будьте осторожны с улитками, небольших петушок съест, а таких, как ампулярия, может оставить без усов. Кормить рыбок нужно небольшими порциями не чаще 2 раз в день.

Источник фото: radikal.ru

Размножение петушков

Петушки пользуются особой популярностью у рыбозаводчиков благодаря тому, что очень быстро становятся половозрелыми, примерно в 3-4 месяца. Однако для размножения лучше брать молодую пару рыбок в возрасте 6-8 месяцев.

Если самка и самец живут у вас в разных аквариумах или других емкостях, то перед нерестом их необходимо познакомить – поставить аквариумы рядом, чтобы рыбки видели друг друга. Перед нерестом пару-производителей нужно кормить исключительно животным кормом и немного увеличить порции.

Пока они будут знакомиться, вам необходимо подготовить нерестовый аквариум емкостью не менее 7 литров, куда нужно насадить как можно больше растений с открытым пространством, можно положить корягу или сделать грот для укрытия.

Не помешает посадить несколько плавающих по поверхности мелколистных растений – ими самец сможет укрепить гнездо. Перед пересадкой рыбок в нерестовый аквариум, налейте им свежей воды, нагрев ее до +27-300С, тем самым вы будете стимулировать нерест.

Первым в нерестовый аквариум садят самца, который практически сразу начинает на поверхности строить гнездо из пузырьков воздуха, скрепленных слюной.

Через сутки можно запускать самочку, однако нужно быть внимательным, потому что самец в «порыве страсти» может загонять самочку до смерти. После того, как дама сдалась ухажеру, она ложиться вверх животиком, самец обнимает ее всем телом и выдавливает из нее икринки.

Выдавив часть икринок, он собирает их ртом со дна и бережно несет к гнезду, помещая каждую икринку в отдельный пузырек. Так повторяется несколько раз пока, он не отнесет в гнездо последнюю икринку.

После этого самец набрасывается на самку и гоняет ее до тех пор, пока она не спрячется. Поэтому ее нужно сразу по прекращению нереста убрать из аквариума, дальше потомством будет заниматься папа-петушок.

Источник фото: http://www.nanofish.com.ua

Обязательно обратите внимание на то, что если самочка не будет нереститься в молодом возрасте, то у нее происходит закупорка полового отверстия перерожденной икрой, и в дальнейшем метать икру она уже не сможет. Если нерест не произошел в течение 3-4 дней после подсадки самки, ее нужно заменить.

В среднем петушки откладывают 250-300 икринок, и срок инкубации колеблется от 30 часов в зависимости от температуры, которую некоторые рыбозаводчики поднимают до +360С. После того как мальки вылупятся, самец заботится о них, постоянно подбирая выпавших малышей и возвращая их обратно в гнездо.

В это время его нужно хорошо кормить живым кормом, к примеру, хорошо промытым мотылем.

Через 4-7 дней мальки выходят из гнезда и плавают уже сами, важно не прозевать этот момент и вовремя убрать взрослую аквариумную рыбку из нерестового аквариума, чтобы она не съела малышей – в этот период «отцовский инстинкт» прекращает свое действие.

Источник фото: http://betta-fish.at.ua

В таком возрасте малышей нужно кормить инфузориями, через пару недель можно давать свежевыведенные личинки артемии. Дальше необходимо смотреть по размеру мальков, возможно использование специального корма для мальков.

Лабиринтовый орган, с помощью которого петушки дышат атмосферным воздухом, появляется у молодняка в возрасте 2 месяцев, поэтому до того в нерестовом-выростковом аквариуме аэрация должна осуществляться обязательно с момента, как мальки вышли из гнезда.

Источник фото: blogspot.com

Источник: http://www.prostozoo.com.ua/rybki/stati/akvariumnaya_rybka_petushok_soderzhanie_i_uhod

Картотека по развитию речи (младшая группа) на тему: Стихи и потешки для развития детей раннего возраста в режимных моментах

 СТИХИ и ПОТЕШКИ для режимных моментов

(Составитель картотеки: Николаева Елена Валентиновна, ГБДОУ №29 Кировского района Санкт-Петербурга)

В картотеке собраны авторские стихи, а также стихи известных авторов А.Барто, А.Рождественской, А.Ахундовой, И.Токмаковой, С.Капутикян, Н.Саконской, О.Кригер, Л.Юровой, стихи и потешки из картотеки Н.В.Плотниковой, издательство «Речь», 2011г.

Цель: наполнить режимные моменты увлекательным для детей содержанием, позволяющим поддерживать хорошее настроение  у малышей,  разнообразить и расширять образовательную деятельность.

Перед завтраком или обедом

(картотека Н.В.Плотниковой, из-во «Речь», 2011)

1.Тили-час, тили-час,

Вот обед у нас сейчас.

Скушаем за маму ложку,

Скушаем за папу ложку,

За собачку и за кошку,

Воробей стучит в окошко,

Дайте ложечку и мне…

Вот и кончился обед.

             ***

2.У котёнка в чашке

Было много кашки.

Две тетери прилетели,

Две тетери кашку съели.

И кричат они котёнку:

— Ротозей ты, ротозей!

Если дали тебе кашку,

Нужно съесть её скорей!

             ***

3. Каша вкусная дымится,

Лёша кашу есть садится,

Очень каша хороша,

Ели кашу не спеша.

Ложка за ложкой,

Ели понемножку.

            ***

4. Ой, люли, люли, люли

Читайте также:  Правила поведения в обществе для школьников

В море плыли корабли,

Насте кашу привезли.

Настя, ротик открывай,

Кашку сладкую глотай.

А кто кашу кушает,

Маму с папой слушает,

Вырастает сильным,

Здоровым и красивым.

            ***

Каша из гречки,
Где варилась? В печке!
Сварилась, упрела,
Чтоб Танечка ела.

                ***

А.Барто

Сорока-ворона

Кашку варила,

Кашку варила,

Маше говорила:

— Сначала кашку скушай,

Потом сказку слушай!

***

Алла Ахундова «Гости»

Кукол в платья наряжали,

Кукол в гости приглашали,

Сладким чаем их поили,

И коврижками кормили.

Ничего они не ели,

Ничего они не пили…

И зачем такие куклы

Только в гости приходили?

А.Рождественская

Варись, варись, кашка,

В голубенькой чашке,

Варись поскорее,

Булькай веселее!

Варись, кашка, сладка,

Из густого молока,

Из густого молока

Да из манной крупки.

У того, кто кашу съест,

Вырастут все зубки!

          ***

И.Токмакова «Каша»

Ну-ка, ну-ка, ну-ка, ну ли!

Не ворчите вы, кастрюли,

Не ворчите, не шипите,

Кашку сладкую сварите,

Наших деток накормите.

                 ***

С.Капутикян «Кто скорее допьёт?»

Мама чашку молока

Маше налила.

«Мяу, — киска говорит, —

Вот и я пришла!»

Киске в миску отольём –

Веселее пить вдвоём.

Ну-ка, кто скорей допьёт?

Кто ни капли не прольёт?

                ***

Е.Николаева «Про кашу»

  Каша манная варилась:  Всё пыхтела, пузырилась.  Из кастрюльки убежала,  На тарелочки попала.  Мы её поймаем ложкой,  И попробуем немножко.  Ай да каша! Как вкусна!

  Всю съедим её до дна!

                 ***

Наша ложка непослушна:

Вместо рта полезла в ушко.

Ай-ай-ай, какая ложка,

Не досталось мне ни крошки!

                  ***

Жили-были сто ребят,

Все ходили в детский сад.

Все садились за обед,

Все съедали сто котлет.

Все потом ложились спать.

Начинай считать опять.

***

Гойда, гойда, люленьки,

Прилетели гуленьки,

Стали гули говорить,

Чем Ванюшу накормить.

Один скажет — кашкою,

Другой — простоквашкою,

Третий скажет — молочком

И румяным пирожком.

***

Травка-муравка со сна поднялась,

Птица-синица за зерна взялась,

Зайка — за капустку,

Мышка — за корку,

Детки — за молоко.

               ***

Утка — утенка,Кошка — котенка,Мышка – мышонка,Зовут на обед.Утки — поели,Кошки — поели,Мышки — поели,

А ты — ещё нет?

Где твоя ложечка?

Скушай хоть немножечко!

Е.Николаева «Море на столе»

— Море, море с островами,

Ты откуда же взялось?

— За обедом я у Вани

Из тарелки пролилось.

Возвышается картошка

Над бульоном на столе

И плывёт морковка в ложке,

Как моряк на корабле…

                 ***

Вот это – хорошая девочка.Зовут эту девочку Маша!А это – её тарелочка.А в этой тарелочке…Нет, не каша, нет, не каша,и не угадали!Села Маша,съела кашу

всю, сколько дали!

Во время и перед  умыванием

                ***

Знаем, знаем да-да-да

Где ты прячешься, вода!

Выходи, водица,

Мы пришли умыться.

Лейся на ладошку

По-не-мно-жку

Нет. Не понемножку,

Посмелей!

Будет умываться веселей!

                  ***

Ой, лады-лады –лады

 не боимся мы воды,

Чисто умываемся,

Маме улыбаемся!

                 ***

Водичка, водичка,

Умой моё личико,

Чтоб глазки блестели,

Чтоб щёчки краснели,

Чтоб смеялся  роток

И кусался зубок!

                     ***

Е.Николаева

Добрая водичка! Помоги немножко:

Вымой у ребяток грязные ладошки!

Ты, кусочек мыла, мыль нас не жалея,

Станут наши ручки чище и белее!

                   ***

Е.Николаева «Перед умыванием»

Чтобы ручки мыть,, сперва

   Закатаем рукава.

   Тянем, тянем рукавок,

   Показался локоток.

   И другой подтянем тоже,

   Вот теперь и мыться можно!

                   ***

 Е.Николаева «Умывалочка»

Мыло скользкое, постой!

   Подружи нас с чистотой!

   Мы вот так тебя потрём,

   В пену мыльную собьём,

   А потом, а потом

   Наши ручки сполоснём.

                    ***

Е.Николаева «Вытиралочка»

    Полотенчико попросим

    С нами в прятки поиграть.

    Прячьте глазки, прячьте носик.

    Где ребятки? Не видать!

    Будем, будем полотенцем

    Наши щёчки вытирать!

    И с ладошек маленьких

    Вытрем капли-капельки.

    Вот и кончилась игра.

    Вы сухие, детки? — Да!

                   ***

Водичка серебристая,

Ты как сюда попала?»

«Через луга росистые

Я в детский сад бежала»

«Водичка серебристая,

Зачем ты к нам бежала?»

«Чтоб все вы были чистыми,

Чтоб все вокруг сверкало»

                   ***

Утром звери просыпались,

Чисто звери умывались.

Лишь медведь не умывался –

Неумытым он остался.

Стали мы его купать,

С головою окунать.

Плачет Мишенька:

— Простите!

И меня вы отпустите!

Я большой, я буду сам

Умываться по утрам!

                    ***

Кран, откройся! Нос, умойся!

Мойтесь сразу, оба глаза!

Мойтесь, уши, мойся, шейка!

Шейка, мойся хорошенько!

Мойся, мойся, обливайся!

Грязь, смывайся! Грязь, смывайся!

                   ***

Из колодца принесла

Курица водицы.

И цыплята всей гурьбой

Побежали мыться.

                    ***

С.Капутикян «Хлюп-хлюп»

Хлюп-хлюп ручками,

Полон мыла таз,

Ты не трогай, Машенька,

Мыльной ручкой глаз,

А водичка булькает,

А водичка пенится,

Машенька помоется,

Причешется, оденется.

                 ***

Каждый день мы утром рано

Умываемся у крана,

Моем шею, моем уши,

Вытираемся посуше.

Только кукла всё боится,

Ей не нравится водица,

Ай-ай-ай.

Во время одевания-раздевания

 перед и после прогулки:

***

Полезен воздух для детей –

Скорее одевайся!

Зови гулять с собой друзей,

Прогулкой наслаждайся!

Н.Саконская «Где мой пальчик?»

Маша варежку надела.

— Ой, куда я пальчик дела?

Нету пальчика, пропал,

В свой домишко не попал! –

Маша варежку сняла:

— Поглядите-ка, нашла!

Ищешь, ищешь и найдёшь.

Здравствуй, пальчик!

Как живёшь?

             ***

Раз, два, три, четыре, пять,

Собираемся гулять:

Завязали Катеньке

Шарфик полосатенький,

Одели на ножки

Красные сапожки.

             ***

О.Кригер «На прогулку»

В сад сегодня выносить

Мы не будем Машу.

На морозе простудить

Можно куклу нашу.

С нами в сад пойдут гулять

Плюшевые мишки.

Им не надо надевать

Шапки и пальтишки.

.Е.Николаева «На прогулку!»

Шелестел  листвою ветер:

— Выходите, Маша с Петей!

— На прогулку поскорей! –

Зачирикал воробей. –

— Отложите ваши книжки,

Надевайте-ка штанишки! —

В разговор вступила лужа:

— В сапоги обуться нужно!

А теперь и свитер, шапку

Надевайте по порядку! —

И продолжили вороны:

— Шарф и куртку! Всё! Готовы!

              ***

Е.Николаева «Ох, поссорились сапожки»

Смотрит Машенька на ножки:

Ох, поссорились сапожки,

Отвернули носики,

Не идут по мостику,

Меж собой теперь не дружат,

Завели хозяйку в лужу!

                ***

Осенью на ножки

 Обули мы сапожки.

В красненьких сапожках

Шагаем по дорожке:

Камешки пинаем,

В лужи наступаем.

Хороши сапожки!

Не промокнут ножки!

                ***

Наша Катя маленька,

На ней шубка аленька,

Опушка бобровая,

Катя чернобровая

              ***

Вот они сапожки:

Этот с левой ножки,

Этот с правой ножки.

Если дождичек пойдёт,

Наденем калошки.

Эта – с правой ножки,

Эта – с левой ножки.

Вот как хорошо.

Перед сном, при пробуждении и одевании после сна, расчёсывании:

Ай-ай, баю-бай,

Ты, собачка, не лай.

Ты, коровка, не мычи,

Ты, петух, не кричи.

А наш Юра будет спать,

Станет глазки закрывать.

                 ***

Байки-побайки,

Прискакали зайки,

Стали люльку качать,

Стали дрёму навевать,

Стали в дудки играть,

Начал Миша засыпать.

               ***

Не скребутся паучки,

Все по норкам спать легли.

Не летают гули –

Все давно уснули.

Только серенький волчок

Ходит ночью у ворот,

Хочет Вову забирать,

Мы не будем отдавать.

               ***

(картотека Н.В.Плотниковой

Из-во «Речь» -2011)

1. Ой, люли, люли, люли.

Прилетели журавли.

Как они летели –

Все на них глядели,

Журавли курлыкали,

Киски все мурлыкали.

             ***

2. Ай-да, люли, люли, люли,

Все давно уже уснули.

Один Ванечка не спит.

Он в окошечко глядит.

Под окошком петушок

Кукарекает поёт.

Ванечка на двор пойдёт,

Петушка-то уберёт.

            ***

3.Баю-бай, баю-бай,

Ты, собачка, не лай,

Петушок, не кричи,

Малыша мне не буди.

Мой малыш будет спать

Да большой вырастать.

Он поспит подольше,

Вырастет побольше.

 4. Уж ты, котенька-коток,

Котик — серенький лобок,

Ты приди к нам ночевать,

Нашу деточку качать.

Уж как я тебе, коту,

За работу заплачу:

Дам кувшин молока

И кусок пирога.

          ****

5. Серенькая кошечка

Села у окошечка.

Хвостиком виляла,

Деток созывала.

— Где ж мои ребятки,

Серые котятки?

Спать пора ребяткам,

Сереньким котяткам.    

    ***

6. автор Л.Юрова

Тише, тише, тише, тише.

Даже кот затих на крыше.

Не шуршит под дверью мышь,

Не колышется камыш.

Всюду тишь, тишь, тишь…

Засыпай и ты, малыш.

             ***

7. Вот лежат в кроватке

Розовые пятки.

Чьи это пятки –

Мягки да сладки?

Прибегут гусятки,

 ущипнут за пятки.

Прячь скорей, не зевай,

Одеяльцем накрывай!

              ***

ТРОПИНКА КО СНУ

Пять котят  спать хотят,

А щенок — не спит.

Пять котят  спать хотят,

А щенок — шалит!

Хвостиком виляет, громко лает!

Он бы лаял до утра,

Да подумал: спать пора!

Мирно хвостиком вильнул,

И быстрее всех уснул.

И тебе он, между прочим,

Пожелал:

«Спокойной ночи!»

                ***

Ты мне ручки подай, 

Да с кровати вставай, 

Умываться пойдём, 

Где водичка найдём! 

                     ***

Мы проснулись,

Потянулись,

Вместе солнцу улыбнулись:

— Здравствуй, солнышко-

Колоколнышко!

                   ***

А.Барто «Машенька» в сокращении

Кто, кто

В этой комнате живёт?

Кто, кто

Вместе с солнышком встаёт?

Это Машенька проснулась,

С боку на бок повернулась

И, откинув одеяло,

Вдруг сама на ножки встала.

***

Ясный день пришел давно

И стучится к нам в окно!

Потянушки-потягушки,

Кто тут сладкий на подушке?

Кто тут нежится в кроватке?

Чьи тут розовые пятки?

                   ***

Котик серенький присел

На печурочке,

И тихохонько  запел

Песню Юрочке:

— Вот проснулся петушок,

Встала курочка,

Подымайся, мой дружок,

Встань, мой Юрочка.

                     ***

Ручки, ручки, просыпайтесь,

Здравствуйте!

         Наши маленькие ручки,

         Здравствуйте!

Пальчики сердитые,

Здравствуйте!

      И ладошки, наши крошки,

      Здравствуйте!

Ножки, ножки, просыпайтесь,

Здравствуйте!

         Наши маленькие ножки,

         Здравствуйте!

Ушки, ушки, просыпайтесь,

Здравствуйте!

         Наши розовые щёчки,

         Здравствуйте!

                 ***

Кукла в гости собиралась,

Кукла в платье наряжалась,

Туфли новые надела,

Долго в зеркало глядела,

Причесалась не спеша –

До чего же хороша!

Бусы новые надела,

Застегнула неумело –

Разбежались бусы вскачь,

Тише, куколка, не плач!

                     ***

 «Обновка»

Я купила кошке

К празднику сапожки.

Причесала ей усы,

Сшила новые трусы.

Только как их надевать?

Хвостик некуда девать.

                  ***

С.Капутикян «Обновка»

Кто купил в горошек ситцу?

Папа – вот кто.

Сшила что за мастерица?

Мама – вот кто.

Кто в обновку нарядится,

Чья дочурка, баловница?

Маша – вот кто.

                  ***

Уж я косу заплету,Уж я русу заплету.Я плету-плету-плету, приговариваю:Ты расти расти коса,

Всему городу краса!

                  ***

Расти, коса,
До пояса,
Не вырони
Ни волоса.

Расти, косонька, до пят,

Все волоски в ряд.
Расти, коса,
Не путайся,
Маму, дочка, слушайся.

Источник: https://nsportal.ru/detskiy-sad/razvitie-rechi/2016/04/20/stihi-i-poteshki-dlya-razvitiya-detey-rannego-vozrasta-v

Ссылка на основную публикацию