Голявкин «удивительное предложение»

Всегда с интересом

28.08.2014 00:01:00

К 85-летию со дня рождения Виктора Голявкина

Иллюстрация Виктора Голявкина к его киноповести «Боба и слон». Рисунки из архива Людмилы Бубновой

Предъюбилейная речь

Трудно отделаться от представления, что Голявкин жив и вполне мог бы отметить этот свой не очень круглый, но почтенный юбилей вместе со своими многочисленными читателями. Подобного возраста юбилеи сейчас не редкость, и несколько мастеров голявкинского возраста здравствуют и действуют.

Да, он болел, но есть многолетние болезни, а эта его болезнь к тому же еще проходила как-то незаметно для его читателей, подавно – для критиков. Ибо если читатели, и взрослые и дети, книги Голявкина замечали и привечали, передавали друг другу, читали и перечитывали, для критиков произведения Голявкина были малоудобным материалом.

Детские его книги стояли наперекос всем традициям советской детской литературы, а считаные книги для взрослых, которые ему удалось издать в те времена предперестроечного застоя, вызывали и вовсе радостное изумление: «Как же это ему удалось напечатать?!» Идеологические ортодоксы, спасибо им большое, в отношении Голявкина безмолвствовали, а те, кто Голявкиным зачитывался, помалкивали, ибо похвалы были бы тоже идеологически сомнительными: абсурдистско-гротесковая основа реалистических нонсенсов Голявкина в соотношении с канонами диалектического и исторического материализма могла вызвать чересчур громкий эффект. Впрочем, и сегодня книги Голявкина живут, не думают умирать и, как их автор – доброй памяти, заслуживают аплодисментов.

Среди Гайдара 

и его команды

У Аркадия Гайдара есть суждение, которое время от времени вспоминают и сейчас, а в советское время цитировали непрестанно. «Пусть потом когда-нибудь люди подумают, что вот жили такие люди, которые из хитрости назывались детскими писателями. На самом же деле они готовили краснозвездную крепкую гвардию».

Это Гайдар сказал на I Всесоюзном совещании по детской литературе в 1936 году. Тогда, в условиях тотальной мобилизации как образа жизни, эта цель детской литературы смотрелась лучезарно.

В частности, данному положению воздал хвалу другой классик советской детской литературы, Лев Кассиль: по его мнению, «пафос великой цели» сделал Гайдара «одним из основоположников метода социалистического реализма в детской литературе».

Герои Голявкина,как он их рисовал,были похожи на него самого. Рисунок Виктора Голявкина к его повести«Обыкновенные дела»

Но что было делать в таких ответственных координатах Виктору Голявкину? Понятно, что с методом социалистического реализма его тоже познакомили. И в художественных училищах, которые он прошел, и в Академии художеств, то есть в Институте живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина в Ленинграде. 

В его книге «Я жду Вас всегда с интересом», вышедшей во «взрослом» издательстве «Современник», есть рассказик «Флажки, кругом флажки»: «Флажки, кругом флажки, все небо в флажках. И флажками насыщен воздух. Сидит маленький мальчик среди флажков и ест флажок». Все. Конец. Достаточно. Картина создана.

Книжка вышла в Москве в 1980 году, и многие еще помнят, какого цвета флажки реяли тогда над нашей страной. Одноцветные это были флажки, флаги и транспаранты. И создает Голявкин-писатель, можно сказать, свой литературный «Красный квадрат», притом цвета даже не упоминая.

Но это ли социалистический реализм в его живописи и в его литературе? Навряд ли.

Академию Голявкин окончил с дипломом театрального художника. Получил распределение в театр города Орджоникидзе (так тогда назывался Владикавказ). Но не поехал, хотя, между прочим, театр там хороший.

Однако в таком решении авангардиста просматривается безупречная логика: Голявкин уже учился в художественном училище в Сталинабаде (ныне Душанбе), а теперь жил в Ленинграде (на возвращение исконного имени которому рассчитывать тогда не приходилось).

Так чего же метаться между вождеградами и комиссаровсками? Он и остался, где был. Тем более что уже печатался в детских журналах и даже первые детские книжки у него вышли. С рассказами про школу…

Тоже вроде бы тематически не противоречит социалистическому реализму в детской литературе, которого так ждал и повсюду искал Лев Кассиль, да и не он один искал, не он один ждал.

Гражданская тайна 

писателя Голявкина

Еще студентом Голявкин приехал в свой родной и любимый город Баку писать картину. Но тогда ведь даже от пейзажей требовалось быть индустриальными. Пышную прикаспийскую природу, завораживающую разноцветьем, игрой света, и безыдейный формалист напишет. А ты вывернись соцреалистически!

Вдова Голявкина Людмила Бубнова рассказывает: «С 1949 года на Каспии строят посреди моря город на искусственных металлических эстакадах – длинных-длинных мостках – Нефтяные Камни. Тогда это было, наверное, одно из самых удивительных сооружений в мире. И студент живописного факультета лезет на нефтяную вышку с этюдником, чтобы с высоты птичьего полета увидеть море.

Изумрудное, бескрайнее, оно занимает весь холст. Эстакады с вышками, нефтяными резервуарами, которые с высоты кажутся небольшими баками, с людьми и машинами, лежат на воде золотыми дорогами и прорезают море насквозь. Художник ищет свою точку зрения.

Ради своего мировоззрения, конечно, приходится лезть на высоту, сидеть на ветру часами, держаться на вышке уверенно и не падать.

В 1957 году, во время Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве, работа была отобрана на Международную выставку изобразительного искусства» (Людмила Бубнова. «Стрела Голявкина»).

Номинативно, конечно, Голявкин требования соцреализма соблюл. Но Нефтяные Камни получились у него не такими, как их написали бы, например, передвижники Борис Иогансон или даже Александр Дейнека. Авангардистски изобразилось у него это советское техническое чудо.

К слову, через несколько лет после этой картины он написал о Нефтяных Камнях детскую повесть «Город в море», которую, скажем прямо, к вершинам его творчества не отнесешь.

Но сделано это детское «производственное» сочинение словно к экзамену на мастерство – могу рассказать обо всем и по-своему. 

Как видно, работая в условиях официального соцреализма, Голявкин решил его попросту не замечать. А чтобы не замечали, что он его не замечает, брался за любые темы, особенно те, которые входили в номенклатуру первостепенно соцреалистических.

В детской литературе это, понятно, работа пионерской, а также октябрятской и комсомольской организаций, идеологическое и трудовое воспитание, словом, все то же формирование краснозвездной крепкой гвардии, то есть не личности, настроенной на познание мира, а массовидного гомункула, которому все необходимые кодексы вручены для неуклонного им следования.

В первой книжке Голявкина «Тетрадки под дождем» есть рассказ «Второклассники и старшеклассники».

«Второклассники были взволнованы. Они шумели. Вот один октябренок влез на стул и, обращаясь к старшим, сказал: 

 – Вы наши шефы. Мы все вас очень любим. И поэтому мы вам хотим помочь. Вы плохо натерли пол в коридоре. Он совсем не блестит. А он должен блестеть  –  это каждый знает. Разрешите, пожалуйста, нам это сделать. Натереть пол в коридоре, чтоб он блестел. 

Старшеклассники были очень сконфужены. Они написали в стенгазету: 

«Мы шестиклассники. Нам стыдно вчерашних позорных минут. Мы переживаем. Мы плохо натерли пол в коридоре. И мы благодарны второму «А», который пришел нам на помощь. Но мы исправим свою ошибку. Мы в скором времени соберемся и все вместе, всем коллективом, натрем пол до блеска. Пусть второклассники не беспокоятся. Все будет сделано. Мы все сделаем сами». 

Но октябрята не стали ждать. Они натерли пол в тот же день. А на другой день прочли стенгазету. И написали свою заметку. 

«Мы, второклассники, извиняемся. Мы без разрешения натерли пол. Не переживайте. Мы все сделали сами». 

Тотальная регламентация порождает абсурд, в котором человек окончательно теряет разум. 

В рассказе «Удивительное предложение», завершающем большую детскую книжку Голявкина «Удивительные дети» (она выдержала несколько изданий), дело, как часто у него, происходит на уроке, уроке русского языка.

Мальчик Саша, составляя предложение из слов: ВЕСНА, ТРАКТОРЫ, НАСТУПИЛА, ЗАГУДЕЛИ, начал по-разному поворачивать их, так что весна у него загудела, а тракторы пошли в наступление на землю, следом провода загудели, трубы загудели, потом «парад начался», а  «по дороге домой Саша даже сочинил стихотворение».

Стихотворение плохое, и приводить мы его здесь не будем. Но в рассказе оно есть, потому что в «Удивительном предложении» Голявкин, по своему обыкновению, ушел от назидания к поучению. 

Хорошо, что Саша так свободно стал пробовать слова на их значение и смысл. Плохо то, что фантазия его не ушла дальше тех словесных клише, которые вьются вокруг человека в его повседневной жизни.

Возможно, учительница и может поставить Саше пятерку за смекалку и постижение основ морфологии русского языка, но писатель Виктор Голявкин от оценок отказывается, завершая рассказ восклицанием: «Вот какое это было удивительное предложение!» То есть смекайте сами, что там с Сашей произошло. 

Здесь не только детям – взрослым есть над чем серьезно подумать. Вот и думаешь: явно ведь, как и Гайдар, «из хитрости» назвался Голявкин детским писателем –  но ведь из какой-то другой «хитрости», не гайдаровской. 

Есть, как известно, общий ответ по этой проблеме. Мол, в советское время с его звериной цензурой многим талантливым людям было тяжело, невозможно печатать свободно написанное, и они выдавали такое за детскую литературу. 

Это, конечно, было и относится ко многим писателям. Например, Юрий Коваль не раз говорил о себе: «Меня сослали, точнее, я сам эмигрировал в детскую литературу». Долгое время ходили в детских поэтах Генрих Сапгир и еще один знаменитый ленинградец-петербуржец Олег Григорьев.

Читайте также:  Что нужно для похода в лес

Сходно сложилась судьба у Вадима Коростылева, автора сценариев фильмов «Айболит–66» и «Король-Олень». Примеров можно подобрать достаточно, однако, на мой взгляд, это все же не про Голявкина.

Его путь в литературе сложился по-иному, и несмотря на то, что многое из того, что он не относил к детской прозе, стало печататься только в 1980-е годы, здесь иной сюжет.

Если в живописи Голявкин всегда искал точку зрения для изображения увиденного, то в литературной работе он тотально от поиска какой-то особой, выигрышной точки зрения отказывается. Здесь он прямой последователь Чехова, который вызывался написать рассказ о любой попавшейся на глаза вещи, так же делает это непринужденно и так же доходит здесь до художественных высот.

Писатель, который умел все 

Достаточно открыть любую книгу Голявкина, чтобы убедиться в этом. Детские писатели обыкновенно строят свои сочинения на остром сюжете, открытом конфликте – чтобы читателям было интересно. А для Голявкина жизнь сама по себе – уже острый сюжет, сама повседневность – открытый конфликт.

«– Дай то-то.

– На, но помни, что я тебе дал.

– Дай теперь ты то-то.

–  Не дам.

– А помнишь, я тебе дал то-то?

– А зачем ты дал, ты не давал бы».

Это рассказ «Я тебе – ты мне», полностью.

Он прекрасно передает главный узел поэтики Голявкина, которая исходит из того, что в мир, пребывающий в гармоническом равновесии, то и дело врывается нечто, внешне безобидное и даже, как здесь, с чертами гуманности, после чего, однако, равновесие нарушается, гармония превращается если не в хаос (а упорядоченное  неотвратимо ведет к хаосу), то в конфликт. 

Ну, допустим, этот рассказ относится ко «взрослым». Хотя это очень относительно, и разобрать, где у Голявкина «взрослое», а где – «детское», затруднительно. Недаром в изданиях его избранных сочинений рядом печатается «детское» и «взрослое». Это даже тематически разделить трудно: не обязательно его рассказ о детях – для детей, а о взрослых – для взрослых. Всё о людях.

Вот один из многих примеров этого, «Новая рубашка», которую легко можно найти во многих сборниках Голявкина. 

«Хотя на дворе мороз и снег, я расстегнул пальто на все пуговицы и заложил за спину руки.

Пусть все видят мою рубашку, которую мне сегодня купили!

Я ходил по двору взад-вперед, поглядывая на окна.

Шел с работы мой старший брат.

– О, – сказал он, – какая прелесть! Только смотри не простудись.

Он взял меня за руку, привел домой и надел мне рубашку поверх пальто.

– Теперь гуляй, – сказал он. – Какая прелесть!»

В 1981 году Голявкин выпустил большую повесть о первокласснике Славике – «Обыкновенные дела».

Впрочем, ее точнее назвать романом, ибо показан в ней мальчишечий характер  так разносторонне и так глубоко, что, пожалуй, эту книжку полезно прочитать всем взрослым.

Не только, например, учителям младших классов и родителям, а всем, кто хочет разобраться в собственном детстве, в том, как оно повлияло на дальнейшую жизнь. 

Вот еще что важно сказать. Когда тема была не формально серьезна, и Голявкин перенастраивал свою оптику.

 Среди сотен рассказов, повестей и даже романов, написанных советскими детскими писателями о Великой Отечественной войне, не только не затерялась – заняла одно из главенствующих мест здесь его небольшая повесть «Мой добрый папа» (1963).

Ее, наверное, помнят все – и не только по удачной экранизации с Александром Демьяненко и Людмилой Гурченко в главных ролях. Позднее Голявкин выпустил еще одну повесть о войне – «Полосы на окнах» (1971). Словно для первых читателей «Моего доброго папы», которые к тому времени подросли.

Казус «Юбилейной речи»

Наверное, никто, писавший о Голявкине, не обошел историю 1981 года с его рассказом «Юбилейная речь», напечатанным на 75-й странице номера журнала «Аврора», который открывался портретом Брежнева и поздравлениями ему с 75-летием.

За что редакцию журнала покарали, добросердечный Голявкин оказался под подозрением – вплоть до перестройки, когда «Юбилейную речь» стали повсюду перепечатывать, хотя и автор, и «авроровцы» согласно утверждали: злого умысла не было, это игра случая, простое совпадение. 

Думаю, все, кто знает творчество Голявкина, этому верят.

За внешне простыми строчками его прозы, за этими недлинными предложениями открываются подспудные, тайные и таинственные механизмы, движущие нашим земным миром.

Механизмы плохо изученные, попросту мало поддающиеся изучению, может, и непостижимые – впрочем, интуитивно все же распознаваемые и представляемые, да-да, в прозе Виктора Голявкина.

Если же возвращаться к стилистике этой невообразимой, лукавой, многосмысленной и в том числе самоироничной «Юбилейной речи», то спросим себя: что же пожелать этому чудесному писателю?

И согласно ответим: издания наконец собрания сочинений Виктора Голявкина с альбомом его живописных и графических работ, постоянной экспозиции картин (2 сентября очередная выставка Голявкина на некоторое время откроется в Питере, в зале на Большой Морской), а также и музея. Тогда можно будет обойтись и без «огромного памятника» Голявкину, особенно если премия его имени, которую недавно учредили в Питере, обретет на днях первых достойных лауреатов.<\p>

Источник: http://www.ng.ru/ng_exlibris/2014-08-28/6_goliavkin.html

Виктор Голявкин — Я жду вас всегда с интересом (Рассказы)

Не везет

Прихожу я домой из школы. В этот день я как раз двойку получил. Хожу по комнате и пою. Пою себе и пою, чтоб никто не подумал, что я двойку получил. А то пристанут еще: «Почему ты мрачный, почему ты задумчивый?» Отец говорит: «Чего он орет?» А мама говорит: «У него, наверно, веселое настроение, вот он и поет».

Отец говорит: «Наверное, пятерку получил, вот и весело на душе человеку. Всегда весело на душе, когда какое-нибудь хорошее дело сделаешь». Я, как это услышал, еще больше заорал. Тогда отец говорит: «Ну ладно, Вовка, порадуй отца, покажи свой дневник». Тут я сразу петь перестал. «Зачем?» — спрашиваю.

«Да ладно уж, — говорит отец, — показывай, чего там, я вижу, тебе очень хочется дневник показать».

Берет он у меня дневник, видит там эту двойку и говорит: «Ты гляди, получил двойку и поет! Этого еще не хватало! Что он, с ума сошел? Ну-ка, Вова, иди сюда! У тебя случайно нет температуры?» — «Нету у меня, — говорю, — никакой температуры…» Отец развел руками и говорит: «Тогда придется тебя наказать за это пение…»

Вот как мне не везет!

Я сейчас приду

— Ты умеешь читать? — спросил я Ваню.

— Умею, — ответил Ваня.

— Прочти-ка вот здесь, — сказал я и дал ему в руки книжку. Ваня вернул мне книжку и тихо сказал:

— Я сейчас приду…

Я долго ждал Ваню, но он не вернулся.

Я нашел Ваню в кухне. Увидев меня, он хотел влезть в ведро. Он, наверное, думал в нем спрятаться.

Я остановил его.

— В чем дело? — спросил я. — Что с тобой?!

— Я не умею читать… — сознался Ваня.

Как-нибудь…

Зима. Крестьянин, торжествуя, на дровнях обновляет путь. Его лошадка, снег почуя, плетется рысью как-нибудь…

Кто не знает это знаменитое стихотворение!

Володя Полуянов, ленивый мальчик, тоже знал эти строчки. Лежа утром в своей постели, торжествуя по поводу приближения весенних каникул, он переделывал стих на все лады.

Родителям надоело упрашивать его вставать в школу, они махнули рукой на своего сына, оставили ему завтрак на столе, а сами ушли на работу.

Он всегда опаздывал в школу.

А в этот раз решил совсем не идти.

— Весна. Володя, торжествуя, по лужам обновляет путь. Дружок, каникулы почуя, с ним вместе скачет как-нибудь…

Володя вздохнул: каникулы начинались завтра.

— Мы, торжествуя, в кино могли бы завернуть. Дружок, Дружок, ты, протестуя, поменьше лай уж как-нибудь!

Дружок вовсю лаял, видя своего молодого хозяина до сих пор в кровати.

Читайте также:  Паустовский. заячьи лапы

— Весна, весна! Тебя люблю я! Зачем за партой спину гнуть? Когда спокойненько могу я часок-другой пока соснуть.

Но спать не хотелось. Вставать тоже не хотелось. Было желание полежать.

— …Еще зевну я. Каникул ждать — какая жуть! Но ничего! Свободы действий дождемся лежа как-нибудь…

Он зевнул.

Пес залаял.

Володя бросил в него подушкой.

Пес заскулил.

Володя сочинил:

— Весна! Подушку в пса кидая и без подушки оставаясь, я пролежу уж как-нибудь…

Тогда Дружок, окончательно выйдя из себя, неожиданно стянул с Володи одеяло.

У всех терпение кончается.

У собак, между прочим, тоже.

Все смотрите мой пенал

Гости сели за стол, а я бегал вокруг стола и орал:

— Смотрите!!! У меня!!! Какой пенал!!! Замечательный!!!

Мне хотелось, чтобы все видели мой новый пенал. Такая куча карандашей вмещается — и хоть бы что!

Папа сказал:

— Прекрати немедленно орать!

Я прекратил орать, потянул за рукав одного гостя и тихо сказал:

— Смотрите. Какой у меня пенал. Замечательный.

— Прекрати немедленно дергать Петра Петровича! — сказала мама.

Я подошел на цыпочках к другому гостю и сказал ему на ухо:

— Смотрите… какой у меня пенал… замечательный…

Он не расслышал.

— Вы только посмотрите, какой у меня замечательный пенал! — сказал я.

— Где? — опросил он.

Но не успел я ему пенал показать, как папа закричал:

— Прекрати немедленно приставать к человеку!

Я отошел подальше и на одного гостя пристально смотрю.

Как только он меня заметит, я ему издали пенал покажу.

Но он в мою сторону не смотрит.

Тогда я привязал к пеналу веревочку и вожу его по комнате туда-сюда. Кто-нибудь опросит, что это за штука, и я сразу пенал покажу.

Но мой пенал особенного шума не производил, он был картонный, и никто не спросил, что я катаю. Только родители меня попросили перед глазами не мелькать.

Я, обиженный, ушел в свою комнату, чтобы никогда больше к ним не выходить.

Оказывается, так и нужно было поступить с самого начала. Уйти в свою комнату со своим пеналом.

Но ведь я с самого начала не был на гостей обижен, как же я мог так поступить?

Весеннее настроение

Включил транзистор на уроке и сразу выключил. Никто ничего не понял, только мой сосед по парте Вася хихикнул и говорит:

— Давай, давай еще!

Мария Марковна спрашивает:

— Откуда это?

Я, естественно, молчу.

Она опять:

— Откуда музыка, меня интересует?

Таня Ведеркина говорит:

— Наверное, с улицы.

Я у окна сижу, а окно открыто. Вполне можно спутать.

— Очень уж не хочется окно закрывать, — говорит Мария Марковна, — чудесная весенняя погода на дворе.

Ребята кричат:

— Не надо, не надо закрывать!

Она отвернулась к доске, а Вася меня в бок толкает:

— Еще давай, еще!

Я снова включил.

— Если будете отвлекаться, — говорит Мария Марковна, — я окно закрою.

Ребята кричат, чтобы не закрывала, а Вася продолжает меня в бок толкать:

— Давай еще, давай!

Я его отстраняю, а он рвется к моему транзистору, как с ума сошел:

— Давай, давай! Еще давай!

Осторожненько поворачиваю колесико…

Мария Марковна говорит:

— Мне кажется, это не с улицы…

А ребята кричат:

— С улицы! С улицы!

— Придется тогда окно закрыть.

— Пожалуйста, не закрывайте! — кричат со всех сторон.

В это время Вася взял да и включил приемник на полную мощность, он у меня в парте лежал.

Я встал и говорю:

— У меня случайно получилось. Мой приемник испорчен, он не может тихо играть. Я все время старался тихо-тихо, а он орет громко. Извините меня, такие песни передавали…

Мария Марковна поглядела в окно, и все в окно посмотрели.

— Эх ты, я чуть было из-за тебя окно не закрыла, — сказала она.

А Васька меня в бок толкает и знай свое твердит:

— Еще, еще, давай еще!

Когда?

Этот мальчик любит смотреть по телевизору мультфильмы. Это все хорошо, все замечательно, но…

— А когда будет мультфильм? — спрашивает он утром, проснувшись.

— Будет вечером, — говорит отец.

— А когда будет вечер? — спрашивает он, протирая глаза.

— Когда будет темно.

— А когда будет темно?

— В шесть часов.

— А когда будет шесть часов?

— Когда маленькая стрелка будет на шести, а большая на двенадцати.

— А когда большая будет на двенадцати?

— Когда будет шесть часов.

— А когда маленькая будет на шести?

— Когда большая будет на двенадцати.

— А когда?

— Что когда?

— Когда будет мультфильм?

— Будет вечером.

— А когда будет вечер?

— Ведь я говорил.

— Я слышал. Но мультфильм когда будет?

Вот и наступил вечер за длинным разговором.

Отец включает ему телевизор, а он говорит:

— Вот это другое дело. Ждать не надо. Это я понимаю!

Он одного не понимает: что маленькая стрелка уже на шести, а большая на двенадцати…

Удивительное предложение

Анна Михайловна записала на доске: ВЕСНА, ТРАКТОРЫ, НАСТУПИЛА, ЗАГУДЕЛИ.

И сказала:

— Составьте предложение из этих слов.

Саша встал и прочел:

— НАСТУПИЛА ВЕСНА, ТРАКТОРЫ ЗАГУДЕЛИ.

— Запишите это в тетрадь, — сказала Анна Михайловна.

Вдруг Катя говорит:

— Смотрите! А он написал: НАСТУПИЛИ ТРАКТОРЫ, ВЕСНА ЗАГУДЕЛА.

Анна Михайловна говорит:

— Это ты, Саша, так написал? Ты ведь правильно прочел.

— А мне хотелось по-другому написать, чтобы по- другому было, — говорит Саша.

— Я не просила писать по-другому, — говорит Анна Михайловна, — но раз такая необходимость…

— Я и так и так напишу, — говорит Саша. — Сначала ЗАГУДЕЛА ВЕСНА, а потом ВСЕ ТРАКТОРЫ ПОШЛИ В НАСТУПЛЕНИЕ НА ЗЕМЛЮ.

— Весна загудела? — сказала Анна Михайловна. — Гм…

Вдруг Саша говорит:

— А я еще по-другому придумал: только там вместо тракторов танки, а вместо весны — война: НАСТУПИЛА ВОЙНА, ТАНКИ ЗАГУДЕЛИ…

— Давайте лучше без войны, — сказала Анна Михайловна.

— Пожалуйста, — сказал Саша, — ОТКРЫЛАСЬ ЭЛЕКТРОСТАНЦИЯ, ПРОВОДА ЗАГУДЕЛИ. А еще, — сказал Саша, — ТРУБЫ ЗАГУДЕЛИ, ПАРАД НАЧАЛСЯ…

Тут все стали кричать, как еще может быть. Все стали выдумывать и стараться.

Прозвенел звонок, но ребята не вставали, а продолжали говорить, как еще может быть.

Все придумывали разные варианты, а некоторые даже считали, сколько их получается.

А по дороге домой Саша даже сочинил стихотворение:

Вот какое это было удивительное предложение!

Источник: https://profilib.org/chtenie/67001/viktor-golyavkin-ya-zhdu-vas-vsegda-s-interesom-rasskazy-48.php

Голявкин В.В. — Удивительные дети, 978-5-08-005722-9, купить, скачать, но не бесплатно, читать онлайн фрагмент

Главная  » Тематика определяется » Удивительные дети
серия: Удивительные дети
Издательство Детская литература, 2017 г., 978-5-08-005722-9

Наличие в интернет-магазинах

Магазинов: 2, Цена: от 463 руб. посмотреть все

Описание книги

Весёлые и добродушные короткие рассказы об озорных и непоседливых мальчишках: «Тетрадки под дождём», «Я пуговицу сам себе пришил!», «Яандреев», «Как я под партой сидел», «Никакой горчицы я не ел» и многие другие, а также увлекательная повесть «Ты приходи к нам, приходи» о дружбе ребят из пионерского лагеря и мальчика, отдыхающего с мамой в соседней деревне. Для младшего школьного возраста.

Купить эту книгу можно в интернет-магазинах

   — 463 руб.    — 521 руб.

  Страница товара выбранного интернет-магазина откроется в новом табе

Скачать, но не бесплатно эту книгу можно в интернет-магазинах

   — 110 руб.

Читать онлайн

Доступен для чтения фрагмент книги

Поделиться ссылкой на книгу

ТЫ ПРИХОДИ К НАМ, ПРИХОДИПовестьВечер Утро За калиткой На озере В лесу Кочерыжки В лагере На брёвнах О коровах Нахимовцы Матч Вместо матча Ты приходи к нам, приходи КонцертВ лодке Разговор Собирайся, скорей собирайся! Поход Удивительные дети Всю ночь не спал А ты постарайся! Тишина Я постаралсяНовый деньНАДОЕДЛИВЫЙ МИШАРассказыВсё будет прекрасно! Паровозик в небе Так бы и сказал Ну и что же? Нехорошо получилось Рассеянный Поющая Катя У Ники новые лыжи В том-то и дело После зимы будет лето Ника на даче Что Нике делать? Всему своё место Тетрадки под дождём Я пуговицу себе сам пришил! Яандреев Как я под партой сидел Передвижение комода Болтуны Как мы на самолёте летали Лукьян И мы помогали Язык Как я помогал маме мыть пол Привычка Как я писал стихи Новая рубашка Неохота всё время пешком ходить Все куда-нибудь идутБыл не крайний случай Моя работа Никакой я горчицы не ел Путешественник В любом деле нужно уметь работатьПара пустяков «Козёл-баран» А сегодня ей опоздать нельзя Второклассники и старшеклассники Пятнадцать третьих «Крути снежные вертя…» Дело не в том, что я мяч не поймалПароход и лошадь Абсолютно верно Так всегда бывает Друзья Как я встречал Новый год Кисель Вязальщик Я смотрю в окно Тыква в сундуке Птичка Коньки купили не напрасно В шкафу Секрет Больные Мы играем в Антарктиду Про металлолом Как я всех обмануть хотел Как тётя Фрося разрешила спор Кому что удивительно Судьба одной коллекции Удивительная профессия Подходящая вещь Премия Разговор по телефону Огурцы Две шапки Маленькие фантики У нас нет билетов Беда Трубачи Неужели вы не понимаете, Катерина Митрофановна?Совесть История с резинками, которые жуют Обруч и лампочка Закутанный мальчик Мяч и чиж Как мы в трубу лазали Спина, которая загорела Не везёт Четыре цвета Луша Надоедливый Миша Ёж Как я боялся Ёлка и заяц в придачу Серебряные туфли Я сейчас придуКоманда Как-нибудьСамый лучший лагерь Если бы Все смотрите на мой пенал Весеннее настроение Когда? На речке Хочу лошадь Удивительное предложение

Читайте также:  Пословицы и поговорки о дружбе

Об авторе

Голявкин В.В.Родился в Баку. Отец — Владимир Сергеевич — был преподавателем музыки, поэтому в доме всегда звучало фортепиано, и сыновей (у Виктора было два младших брата) учили музыке. Но однажды Виктор нарисовал карикатуры на гостей, которые приходили к ним музицировать. Тогда отец подарил сыну книгу о живописи и художниках.

Виктор прочитывал все книги об изобразительном искусстве, которые ему только удавалось найти и сам постоянно рисовал. Виктору было всего 12 лет, когда началась Великая Отечественная война. Его отец сразу ушёл на фронт и Виктор стал старшим мужчиной в семье. Он рисовал карикатуры на Гитлера и фашистов.

Позже Виктор уехал в Самарканд и поступил в художественное училище, которое позже было переведено в Ташкент, а затем в Сталинабад (ныне — Душанбе). Будущий художник узнаёт жизнь и искусство Востока, это его очень обогащает. После солнечных ярких городов Азии он переезжает В Ленинград, где поступает в Академию художеств.

Ленинград в то время привлекает его своими музеями и памятниками искусства. Весь город построен в западноевропейском стиле. Этот стиль нравится ему отзывчивостью на события человеческой жизни. Одновременно с живописными работами Голявкин создает короткие рассказы.

Невозможность публикации невписывавшихся в официальную эстетику сочинений привела к тому, что сначала стали печатать рассказы для детей в журналах «Костёр» и «Мурзилка». В 1959 году, когда Голявкину было уже тридцать лет, вышла первая книжка детских рассказов «Тетрадки под дождём». Взрослые рассказы впервые появились в самиздате в 1960 г.

, в журнале Александра Гинзбурга «Синтаксис»; публикация в официальных изданиях состоялась много позже. Некоторые ранние рассказы были напечатаны в 1999-2000 гг. Особенностью рассказов писателя является их краткость вместе с остроумным доброжелательным юмором. Это нечасто встречающаяся в литературе особенность — краткость.

Такой ёмкий краткий стиль требует особого писательского мастерства, которым Голявкин владел, как никто другой. Герои его рассказов всегда хоть и смешные, но деятельные и обаятельные. Длинные рассказы встречаются редко. Одними из самых коротких являются такие рассказы, как «Рисунок», «Четыре цвета», «Друзья», «Больные».

Последние поступления в рубрике «Тематика определяется»

1800 основных иероглифов корейского языка В настоящее издание вошли 1800 иероглифов, обязательные для изучения в Республике Корея. Эти иероглифы часто используются в прессе и художественной литературе и входят в современный иероглифический минимум, утвержденный Министерством образования Республики Корея….
Погружение в музыку Михаил Казиник — искусствовед, музыкант, писатель, поэт, философ, режиссер, актер, драматург, просветитель и один из самых эрудированных людей нашего времени. Встреча с ним, без преувеличений, буквально переворачивает весь мир — и внутренний и внешний….
Коты — мои друзья Усатый-полосатый, кот Матроскин и котёнок Гав — знаменитые герои сказок С. Маршака, Э. Успенского и Г. Остера. Обаятельные, умные и озорные, этих котов знают и любят дети и взрослые. В книгу \»Коты — мои друзья\» как раз и вошли сказки про этих котов. Также из сборника ребёнок узнает интересные истории про котов В. Сутеева, С. Михалкова, Е….

Если Вы задавались вопросами «где найти книгу в интернете?», «где купить книгу?» и «в каком книжном интернет-магазине нужная книга стоит дешевле?», то наш сайт именно для Вас. На сайте книжной поисковой системы Книгопоиск Вы можете узнать наличие книги Голявкин В.В.

, Удивительные дети в интернет-магазинах. Также Вы можете перейти на страницу понравившегося интернет-магазина и купить книгу на сайте магазина.

Учтите, что стоимость товара и его наличие в нашей поисковой системе и на сайте интернет-магазина книг может отличаться, в виду задержки обновления информации.

Источник: http://www.knigo-poisk.ru/books/item/in/2843323/

Удивительные дети (сборник), Виктор Голявкин, читать книгу онлайн и скачать в fb2, pdf, epub, txt

Ты приходи к нам, приходи. Повесть

Вечер

Утро

За калиткой

На озере

В лесу

Кочерыжки

В лагере

На брёвнах

О коровах

Нахимовцы

Матч

Вместо матча

Ты приходи к нам, приходи

Концерт

В лодке

Разговор

Собирайся, скорей собирайся!

Поход

Удивительные дети

Всю ночь не спал

А ты постарайся!

Тишина

Я постарался

Новый день

Надоедливый Миша. Рассказы

Всё будет прекрасно!

Паровозик в небе

Так бы и сказал

Ну и что же?

Нехорошо получилось

Рассеянный

Поющая Катя

У Ники новые лыжи

В том-то и дело

После зимы будет лето

Ника на даче

Что Нике делать?

Всему своё место

Тетрадки под дождём

Я пуговицу себе сам пришил!

Яандреев

Как я под партой сидел

Передвижение комода

Болтуны

Как мы на самолёте летали

Лукьян

И мы помогали

Язык

Как я помогал маме мыть пол

Привычка

Как я писал стихи

Новая рубашка

Неохота всё время пешком ходить

Все куда-нибудь идут

Был не крайний случай

Моя работа

Никакой я горчицы не ел

Путешественник

В любом деле нужно уметь работать

Пара пустяков

«Козёл-баран»

А сегодня ей опоздать нельзя

Второклассники и старшеклассники

Пятнадцать третьих

«Крути снежные вертя…»

Дело не в том, что я мяч не поймал

Пароход и лошадь

Абсолютно верно

Так всегда бывает

Друзья

Как я встречал Новый год

Кисель

Вязальщик

Я смотрю в окно

Тыква в сундуке

Птичка

Коньки купили не напрасно

В шкафу

Секрет

Больные

Мы играем в Антарктиду

Про металлолом

Как я всех обмануть хотел

Как тётя Фрося разрешила спор

Кому что удивительно

Судьба одной коллекции

Удивительная профессия

Подходящая вещь

Премия

Разговор по телефону

Огурцы

Две шапки

Маленькие фантики

У нас нет билетов

Беда

Трубачи

Неужели вы не понимаете, Катерина Митрофановна?

Совесть

История с резинками, которые жуют

Обруч и лампочка

Закутанный мальчик

Мяч и чиж

Как мы в трубу лазали

Спина, которая загорела

Не везёт

Четыре цвета

Луша

Надоедливый Миша

Ёж

Как я боялся

Ёлка и заяц в придачу

Серебряные туфли

Я сейчас приду…

Команда

Как-нибудь…

Самый лучший лагерь

Если бы

Все смотрите на мой пенал

Весеннее настроение

Когда?

На речке

Хочу лошадь

Удивительное предложение

Блестит озеро.

Солнце ушло за деревья.

…..

– Да что вы, ребята, не видите, он не из нашего лагеря, у него погон даже нету!

Тот первый сумасшедший говорит:

…..

  • Книга: «Удивительные дети» — Виктор Голявкин. | Лабиринт

    463 руб. Весёлые и добродушные короткие рассказы об озорных и непоседливых мальчишках: «Тетрадки под дождём», «Я пуговицу сам себе пришил!», «Яандреев», «Как я под партой сидел»…

    www.labirint.ru Купить

  • «Удивительные дети» Виктора Голявкина

    В сборник «Удивительные дети» вошли повесть «Ты приходи к нам, приходи» и цикл рассказов под общим названием «Надоедливый Миша». Книга — уморительно смешная, иногда до слез…

    www.labirint.ru Купить

  • Удивительные дети | Лабиринт

    Интересные рецензии пользователей на книгу Удивительные дети Виктор Голявкин: Сборник рассказов из нашего детства. Добрые, смешные, поучительные истории о таких же детях

    www.labirint.ru Купить

  • Книга: «Удивительные дети» — Зощенко, Драгунский… | Лабиринт

    www.labirint.ru Купить

  • Книга «Удивительные дети» Виктор Драгунский, Леонид…

    www.yakaboo.ua Купить

  • Удивительные дети

    www.OZON.ru Купить

  • Книга: «Удивительные сказки малышам«. Купить книгу… | Лабиринт

    www.labirint.ru Купить

  • Тринадцать книг, которые помогут ребенку понять и полюбить…

    www.labirint.ru Купить

  • «Удивительные сказки малышам«: рецензии и отзывы… | Лабиринт

    www.labirint.ru Купить

  • Подборка книг — книги для самых маленьких, 2018 года

    www.mann-ivanov-ferber.ru Купить

Для формирования результатов поиска книг использован сервис Яндекс.XML.

Нашлось 33 тыс. ответов

Показаны первые 10 результатов.

Источник: https://knigalit.ru/avtori/viktor-golyavkin/book892070/

Ссылка на основную публикацию