Есенин «о родина!»

Стихи о Родине Есенина С.А

Есенин «О Родина!»Тема природы в творчестве Есенина.
Сергей Есенин. О любви.
Заметался пожар голубой… Есенин Сергей.
Стихи о животных. Сергей Есенин.

Есенин С. А.

Гой ты, Русь, моя родная

Гой ты, Русь, моя родная, Хаты – в ризах образа… Не видать конца и края – Только синь сосет глаза. Как захожий богомолец, Я смотрю твои поля. А у низеньких околиц Звонно чахнут тополя. Пахнет яблоком и медом По церквам твой кроткий Спас. И гудит за корогодом На лугах веселый пляс. Побегу по мятой стежке На приволь зеленых лех, Мне навстречу, как сережки, Прозвенит девичий смех. Если крикнет рать святая: “Кинь ты Русь, живи в раю!” Я скажу: “Не надо рая,

Дайте родину мою”.

Запели тесаные дроги

Запели тесаные дроги, Бегут равнины и кусты. Опять часовни на дороге И поминальные кресты. Опять я теплой грустью болен От овсяного ветерка. И на известку колоколен Невольно крестится рука. О Русь, малиновое поле И синь, упавшая в реку, Люблю до радости и боли Твою озерную тоску. Холодной скорби не измерить, Ты на туманном берегу. Но не любить тебя, не верить – Я научиться не могу. И не отдам я эти цепи И не расстанусь с долгим сном, Когда звенят родные степи

Молитвословным ковылем.

Край ты мой заброшенный

Край ты мой заброшенный, Край ты мой, пустырь, Сенокос некошеный, Лес да монастырь. Избы забоченились, А и всех-то пять. Крыши их запенились В заревую гать. Под соломой-ризою Выструги стропил, Ветер плесень сизую Солнцем окропил. В окна бьют без промаха Вороны крылом, Как метель, черемуха Машет рукавом. Уж не сказ ли в прутнике Жисть твоя и быль, Что под вечер путнику

Нашептал ковыль?

О Родина

О Родина, о новый С златою крышей кров, Труби, мычи коровой, Реви телком громов. Брожу по синим селам, Такая благодать, Отчаянный, веселый, Но весь в тебя я, мать. В училище разгула Крепил я плоть и ум. С березового гула Растет твой вешний шум. Люблю твои пороки, И пьянство, и разбой, И утром на востоке Терять себя звездой. И всю тебя, как знаю, Хочу измять и взять, И горько проклинаю

За то, что ты мне мать.

Руси

Тебе одной плету венок, Цветами сыплю стежку серую. О Русь, покойный уголок, Гляжу в простор твоих полей, Ты вся – далекая и близкая. Сродни мне посвист журавлей И не чужда тропинка склизкая. Цветет болотная купель, Куга зовет к вечерне длительной, И по кустам звенит капель Росы холодной и целительной. И хоть сгоняет твой туман Поток ветров, крылато дующих, Но вся ты – смирна и ливан

Волхвов, потайственно волхвующих.

Русь

1 Потонула деревня в ухабинах, Заслонили избенки леса. Только видно, на кочках и впадинах, Как синеют кругом небеса. Воют в сумерки долгие, зимние, Волки грозные с тощих полей. По дворам в погорающем инее Над застрехами храп лошадей. Как совиные глазки, за ветками Смотрят в шали пурги огоньки. И стоят за дубровными сетками, Словно нечисть лесная, пеньки. Запугала нас сила нечистая, Что ни прорубь – везде колдуны. В злую заморозь в сумерки мглистые На березках висят галуны. 2 Но люблю тебя, родина кроткая! А за что – разгадать не могу. Весела твоя радость короткая С громкой песней весной на лугу. Я люблю над покосной стоянкою Слушать вечером гуд комаров. А как гаркнут ребята тальянкою, Выйдут девки плясать у костров. Загорятся, как черна смородина, Угли-очи в подковах бровей. Ой ты, Русь моя, милая родина, Сладкий отдых в шелку купырей. 3 Понакаркали черные вороны: Грозным бедам широкий простор. Крутит вихорь леса во все стороны, Машет саваном пена с озер. Грянул гром, чашка неба расколота, Тучи рваные кутают лес. На подвесках из легкого золота Закачались лампадки небес. Повестили под окнами сотские Ополченцам идти на войну. Загыгыкали бабы слободские, Плач прорезал кругом тишину. Собиралися мирные пахари Без печали, без жалоб и слез, Клали в сумочки пышки на сахаре И пихали на кряжистый воз. По селу до высокой околицы Провожал их огулом народ… Вот где, Русь, твои добрые молодцы, Вся опора в годину невзгод. 4 Затомилась деревня невесточкой – Как-то милые в дальнем краю? Отчего не уведомят весточкой, – Не погибли ли в жарком бою? В роще чудились запахи ладана, В ветре бластились стуки костей. И пришли к ним нежданно-негаданно С дальней волости груды вестей. Сберегли по ним пахари памятку, С потом вывели всем по письму. Подхватили тут родные грамотку, За ветловую сели тесьму. Собралися над четницей Лушею Допытаться любимых речей. И на корточках плакали, слушая, На успехи родных силачей. 5 Ах, поля мои, борозды милые, Хороши вы в печали своей! Я люблю эти хижины хилые С поджиданьем седых матерей. Припаду к лапоточкам берестяным, Мир вам, грабли, коса и соха! Я гадаю по взорам невестиным На войне о судьбе жениха. Помирился я с мыслями слабыми, Хоть бы стать мне кустом у воды. Я хочу верить в лучшее с бабами, Тепля свечку вечерней звезды. Разгадал я их думы несметные, Не спугнет их ни гром и ни тьма. За сохою под песни заветные Не причудится смерть и тюрьма. Они верили в эти каракули, Выводимые с тяжким трудом, И от счастья и радости плакали, Как в засуху над первым дождем. А за думой разлуки с родимыми В мягких травах, под бусами рос, Им мерещился в далях за дымами Над лугами веселый покос. Ой ты, Русь, моя родина кроткая, Лишь к тебе я любовь берегу. Весела твоя радость короткая

С громкой песней весной на лугу.

Русь бесприютная

Товарищи, сегодня в горе я, Проснулась боль В угасшем скандалисте! Мне вспомнилась Печальная история — История об Оливере Твисте. Мы все по-разному Судьбой своей оплаканы. Кто крепость знал, Кому Сибирь знакома. Знать, потому теперь Попы и дьяконы О здравье молятся Всех членов Совнаркома. И потому крестьянин С водки штофа, Рассказывая сродникам своим, Глядит на Маркса, Как на Саваофа, Пуская Ленину В глаза табачный дым. Ирония судьбы! Мы все острощены. Над старым твердо Вставлен крепкий кол. Но все ж у нас Монашеские общины С «аминем» ставят Каждый протокол. И говорят, Забыв о днях опасных: «Уж как мы их… Не в пух, а прямо в прах… Пятнадцать штук я сам Зарезал красных, Да столько ж каждый, Всякий наш монах». Россия-мать! Прости меня, Прости! Но эту дикость, подлую и злую, Я на своем недлительном пути Не приголублю И не поцелую. У них жилища есть, У них есть хлеб, Они с молитвами И благостны и сыты. Но есть на этой Горестной земле, Что всеми добрыми И злыми позабыты. Мальчишки лет семи-восьми Снуют средь штатов без призора. Бестелыми корявыми костьми Они нам знак Тяжелого укора. Товарищи, сегодня в горе я, Проснулась боль в угасшем скандалисте. Мне вспомнилась Печальная история — История об Оливере Твисте. Я тоже рос, Несчастный и худой, Средь жидких, Тягостных рассветов. Но если б встали все Мальчишки чередой, То были б тысячи Прекраснейших поэтов. В них Пушкин, Лермонтов, Кольцов, И наш Некрасов в них, В них я, В них даже Троцкий, Ленин и Бухарин. Не потому ль мой грустью Веет стих, Глядя на их Невымытые хари. Я знаю будущее… Это их… Их календарь… И вся земная слава. Не потому ль Мой горький, буйный стих Для всех других — Как смертная отрава. Я только им пою, Ночующим в котлах, Пою для них, Кто спит порой в сортире. О, пусть они Хотя б прочтут в стихах, Что есть за них

Читайте также:  Этическая беседа для учащихся начальных классов, 3-4 классы

Обиженные в мире.

Русь советская

Тот ураган прошел. Нас мало уцелело. На перекличке дружбы многих нет. Я вновь вернулся в край осиротелый, В котором не был восемь лет. Кого позвать мне? С кем мне поделиться Той грустной радостью, что я остался жив? Здесь даже мельница – бревенчатая птица С крылом единственным – стоит, глаза смежив. Я никому здесь не знаком, А те, что помнили, давно забыли. И там, где был когда-то отчий дом, Теперь лежит зола да слой дорожной пыли. А жизнь кипит. Вокруг меня снуют И старые и молодые лица. Но некому мне шляпой поклониться, Ни в чьих глазах не нахожу приют. И в голове моей проходят роем думы: Что родина? Ужели это сны? Ведь я почти для всех здесь пилигрим угрюмый Бог весть с какой далекой стороны. И это я! Я, гражданин села, Которое лишь тем и будет знаменито, Что здесь когда-то баба родила Российского скандального пиита. Но голос мысли сердцу говорит: “Опомнись! Чем же ты обижен? Ведь это только новый свет горит Другого поколения у хижин. Уже ты стал немного отцветать, Другие юноши поют другие песни. Они, пожалуй, будут интересней – Уж не село, а вся земля им мать”. Ах, родина! Какой я стал смешной. На щеки впалые летит сухой румянец. Язык сограждан стал мне как чужой, В своей стране я словно иностранец. Вот вижу я: Воскресные сельчане У волости, как в церковь, собрались. Корявыми, немытыми речами Они свою обсуживают “жись”. Уж вечер. Жидкой позолотой Закат обрызгал серые поля. И ноги босые, как телки под ворота, Уткнули по канавам тополя. Хромой красноармеец с ликом сонным, В воспоминаниях морщиня лоб, Рассказывает важно о Буденном, О том, как красные отбили Перекоп. “Уж мы его – и этак и раз-этак, – Буржуя энтого… которого… в Крыму…” И клены морщатся ушами длинных веток, И бабы охают в немую полутьму. С горы идет крестьянский комсомол, И под гармонику, наяривая рьяно, Поют агитки Бедного Демьяна, Веселым криком оглашая дол. Вот так страна! Какого ж я рожна Орал в стихах, что я с народом дружен? Моя поэзия здесь больше не нужна, Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен. Ну что ж! Прости, родной приют. Чем сослужил тебе, и тем уж я доволен. Пускай меня сегодня не поют – Я пел тогда, когда был край мой болен. Приемлю все. Как есть все принимаю. Готов идти по выбитым следам. Отдам всю душу октябрю и маю, Но только лиры милой не отдам. Я не отдам ее в чужие руки, Ни матери, ни другу, ни жене. Лишь только мне она свои вверяла звуки И песни нежные лишь только пела мне. Цветите, юные! И здоровейте телом! У вас иная жизнь, у вас другой напев. А я пойду один к неведомым пределам, Душой бунтующей навеки присмирев. Но и тогда, Когда во всей планете Пройдет вражда племен, Исчезнет ложь и грусть, – Я буду воспевать Всем существом в поэте Шестую часть земли

С названьем кратким “Русь”.

Русь уходящая

Мы многое еще не сознаем, Питомцы ленинской победы, И песни новые По-старому поем, Как нас учили бабушки и деды. Друзья! Друзья! Какой раскол в стране, Какая грусть в кипении веселом! Знать, оттого так хочется и мне, Задрав штаны, Бежать за комсомолом. Я уходящих в грусти не виню, Ну где же старикам За юношами гнаться? Они несжатой рожью на корню Остались догнивать и осыпаться. И я, я сам, Не молодой, не старый, Для времени навозом обречен. Не потому ль кабацкий звон гитары Мне навевает сладкий сон? Гитара милая, Звени, звени! Сыграй, цыганка, что-нибудь такое, Чтоб я забыл отравленные дни, Не знавшие ни ласки, ни покоя. Советскую я власть виню, И потому я на нее в обиде, Что юность светлую мою В борьбе других я не увидел. Что видел я? Я видел только бой Да вместо песен Слышал канонаду. Не потому ли с желтой головой Я по планете бегал до упаду? Но все ж я счастлив. В сонме бурь Неповторимые я вынес впечатленья. Вихрь нарядил мою судьбу В золототканое цветенье. Я человек не новый! Что скрывать? Остался в прошлом я одной ногою, Стремясь догнать стальную рать, Скольжу и падаю другою. Но есть иные люди. Те Еще несчастней и забытей. Они, как отрубь в решете, Средь непонятных им событий. Я знаю их И подсмотрел: Глаза печальнее коровьих. Средь человечьих мирных дел, Как пруд, заплесневела кровь их. Кто бросит камень в этот пруд? Не троньте! Будет запах смрада. Они в самих себе умрут, Истлеют падью листопада. А есть другие люди, Те, что верят, Что тянут в будущее робкий взгляд. Почесывая зад и перед, Они о новой жизни говорят. Я слушаю. Я в памяти смотрю, О чем крестьянская судачит оголь. “С Советской властью жить нам по нутрю… Теперь бы ситцу… Да гвоздей немного…” Как мало надо этим брадачам, Чья жизнь в сплошном Картофеле и хлебе. Чего же я ругаюсь по ночам На неудачный, горький жребий? Я тем завидую, Кто жизнь провел в бою, Кто защищал великую идею. А я, сгубивший молодость свою, Воспоминаний даже не имею. Какой скандал! Какой большой скандал! Я очутился в узком промежутке. Ведь я мог дать Не то, что дал, Что мне давалось ради шутки. Гитара милая, Звени, звени! Сыграй, цыганка, что-нибудь такое, Чтоб я забыл отравленные дни, Не знавшие ни ласки, ни покоя. Я знаю, грусть не утопить в вине, Не вылечить души Пустыней и отколом. Знать, оттого так хочется и мне, Задрав штаны,

Бежать за комсомолом.

Сторона ль моя, сторонка

Сторона ль моя, сторонка, Горевая полоса. Только лес, да посолонка, Да заречная коса… Чахнет старая церквушка, В облака закинув крест. И забольная кукушка Не летит с печальных мест. По тебе ль, моей сторонке, В половодье каждый год С подожочка и котомки Богомольный льется пот. Лица пыльны, загорелы, Веко выглодала даль, И впилась в худое тело

Спаса кроткого печаль.

Источник: http://lubovbezusl.ru/publ/ljubov/k_rodine/m/14-1-0-662

Стихи Есенина о Родине

Знаменитый русский поэт ХХ столетия, Сергей Александрович Есенин, родился в простой крестьянской семье, в небольшом селе Константиново Рязанской губернии.

Читайте также:  Загадки с ответами про пищу для детей

В девятилетнем возрасте, он поступил на обучение в земское училище, функционирующее в родном селе, а через пять лет, продолжил обучение в церковно-приходской школе, где на сегодняшний день открыт музей имени великого поэта.Школьное обучение закончилось в 1912 году.

Именно в этот период, семнадцатилетний Сергей Есенин начал свою самостоятельную жизнь, переехав в Москву, где и устроился на первую работу. Спустя год, начинающий поэт поступил в МГНУ им. А.Л. Шанявского, на историко-философское отделение. А уже через год, Есенин опубликовал свои первые стихи в детском журнале под названием «Мирок».

Личная жизнь великого русского поэта складывалась весьма неудачно. Он несколько раз был женат, имел детей от разных женщин, но выстроить идеальные семейные отношения с возлюбленными женщинами, ему так и не удалось. Каждый брак быстро заканчивался бракоразводным процессом.

В декабре 1925 года, когда талантливому поэту было всего тридцать лет, его нашли мертвым. Жизнь Сергея Александровича трагически оборвалась, но в память о себе, он успел оставить множество великолепных стихотворений и поэм, радующих в моменты грусти и согревающие в холодные зимние вечера…

Тема родины в творчестве С. Есенина

Сергей Александрович Есенин писал стихи на разные темы, но самое ведущее направление в его творческих шедеврах заняла тема родины.

Поэт испытывал безграничную любовь к родному краю и к своей стране, и эти бесценные чувства, он изящно передавал в своих великолепных стихотворениях.

«Моя лирика жива одной большой любовью, любовью к Родине. Чувство Родины – основное в моем творчестве»
С. Есенин

Эти слова часто повторял великий поэт современности. Сложно было не поверить в искренность его изречений, ведь практически в каждом стихотворении Сергея Александровича курируют слова – Родина, Русь и Россия.

Тихие признания поэта о безграничной любви к родине, переданные в творческих работах, настолько естественны и одухотворены, что прочитывая очередной стих этого автора, начинаешь переосмысливать собственные чувства и жизненные ценности.

Родина – вторая мать, ее нужно любить, уважать и ставить превыше всего! Есенин поднялся к вершинам мировой поэзии из простого народа, а родная рязанская земля, стала благородной колыбелью для его творческих достижений. Эта тема позволила юному таланту раскрыть все свои потенциальные, и даже гениальные способности.

Поэт просто не смыслил себя вне родины, он не представлял свою жизнь за пределами родной земли. Эта привязанность, сочтенная с яркой любовью, вдохновляла русского поэта. Сергею Есенину удалось написать множество великолепных стихотворений, воспевающих Россию, ее безграничные просторны и живописные виды естественной природы.

Родина для каждого человека начинается с места, где он родился и вырос. Для Сергея Александровича, этим местом стало любимое село в Рязанской губернии, Константиново. Здесь прошли лучшие годы детства, навевающие массу приятных и радостных воспоминаний, о которых он не мог умолчать.

Поэт часто воспевал любимый край в своих лучших стихах:Край любимый! Сердцу снятсяСкирды солнца в водах лонных.Я хотел бы затеряться

В зеленях своих стозвонных!

Даже находясь вдали от родного села, поэт всегда стремился на свою маленькую родину. Здесь он черпал силы и энергию для создания новых работ. Среди живописных видов, отдыхал от бытовых проблем и забывал обо всех неприятных событиях из личной жизни.

Безмятежная и чистая любовь к Родине чувствуется в каждом стихотворении Сергея Есенина. Он выражал ее конкретно, обзирая превосходные картины родных пейзажей. Поэт четко видел все краски природы, ее настроение и живую душу.

Он с небывалым энтузиазмом наблюдал за природными изменениями, характерными для смены времени года.

Небо, лес, солнце, деревья, речки и другие важные элементы окружающего мира – все это он считал неотъемлемой частью своей Родины, поэтому в его стихотворениях, тема родного края очень точно переплетается с живописными описаниями натуральной природы.

Творчество Есенина в революционный период

Есенину всегда была близка природа и родина, а на фоне этой любви, он преданно старался быть рядом с народом. Он сильно переживал за свою страну в период революционных событий, критично изменяющих историю родной земли.

В эту страшную эпоху, Сергей Александрович стал серьезно волноваться за Русь, поэтому в его поэтических произведениях стали появляться несколько другие мотивы, призывающие родину:О, Русь, взмахни крылами,Поставь иную крепь!С иными именами

Встает иная степь.

Изначально, поэт приветствовал революционные изменения, которые, как ему казалось в тот момент, были способны значительно изменить любимую родину, улучшить уровень жизни людей и т.д.

Но, когда городская цивилизация стала вторгаться в уютные просторы обычных русских деревень, Есенин насторожился и высказал свои опасения такими словами: «приход враждебного железного гостя».

Значительные перемены в творчестве Сергея Александровича просматриваются в стихотворениях, написанных после зарубежной поездки автора, которая произошла в 1922-1923 гг.

Осмотрев жизнь европейцев, Есенин по-иному стал видеть свою родину, теперь он стал замечать все нехорошие стороны родной земли, ее нищету и бессовестное отношение к простым крестьянам. Нищая родина словно убивала любовь поэта, компрометируя поэтического творца на ругательские высказывания:

Тяжесть крестьянского труда, отсталость России и другие негативные критерии нашей родины, причиняли боль влюбленному романтику.

Ему было стыдно за свою страну, он видел всю критичность происходящих событий, но не мог остановить этот пагубный процесс, не дающий переродиться любимому краю и «расправить гордые крылья» для полета к значительным переменам в лучшую сторону. Эти мысли сводили с ума гениального русского поэта…

Анализ стиха «О родина, о новый»

Стихотворение «О родина, о новый» поэт посвятил своим детским воспоминаниям, связанным с родным краем, где прошло его счастливое детство. Он обращается к своей Родине ласковым словом «мама».

Читая этот стих, уже с первых строк, автор переносит своего читателя в родные для него края, живописно повествуя о бескрайних просторах полей и чистом воздухе, вдыхая который хочется жить!Вся природа в его стихотворениях оживает, автор часто сравнивает ее с собой, словно совмещая в одно целое, общее и неразделимое.

Стих от самого начала до последней строчки пропитан чувством безупречной любви к Родине. Поэт сравнивал обычную пробежку по зеленым лугам и ароматным полям с неповторимым чувством благодати. Он открыто заявляет о своей национальной принадлежности, сравнимой с привязанностью к родной матери.

Есенин гордо выражает глубочайший патриотизм к родной отчизне, считая себя ее неотъемлемой частью.Конечно, молодой Сергей Александрович часто замечал некоторые недостатки родной страны, но на этот счет он всегда заявлял следующую фразу «опорочить доброе имя Родины не сможет ни пьянство, ни разбой».

Он был оптимистичен, и среди негативных отражений, всегда умел разглядеть положительные стороны.Лирический герой стихотворения «О Родина, о новый» переполнен чувствами любви к родному краю, он стремится обнять и расцеловать свою Родину, как родную мать. В тот же момент, поэт заявляет, что проявить такие чувства к ней просто невозможно, ведь она, как самая настоящая мать, остается неприступной.

«О родина, о новый»

Анализ стихотворения «Край любимый! Сердцу снятся..»

В лирическом стихотворении Сергея Есенина «Край любимый! Сердцу снятся…» любовь к своей земле выражена с особой нежностью. Поэт вновь погружает читателя в свои детские воспоминания о родном крае, где прошли его самые лучшие и беззаботные годы.Пейзажная лирика в этом стихотворении искусно сочетается с патриотичным высказыванием автора. А в завершение, Есенин делает красочный философский вывод, повествующий о смирении поэта с судьбой. Финальные строки угадывают особый диссонанс, поэт высказывается печально, делая некий акцент на быстротечности жизни и времени, словно угадывает быстрое завершение собственной судьбы…В стихотворении присутствуют достаточно меткие метафоры, с помощью которых поэту удается изящно показать природу живой и очень близкой по духу. Автор подробно описывает растительный мир родного села. Читая это стихотворение, можно понять, как сложно переносил Есенин свою разлуку с любимым селом.Все творчество Сергея Александровича построено на безграничной и откровенной любви к Родине. Истинно русский поэт не переставал воспевать свою Родину, свою родную Русь! Он умело извлекал всю красоту и гармонию окружающего мира, передавая увиденное в своей прекрасной и мелодичной поэзии. Его стихи вдохновляюще воздействуют на каждого гражданина нашей страны, провоцируя патриотичное переформатирование собственных идей и ценностей жизни. Стихи Есенина достаточно близки для каждого читателя. После чтения лирической поэзии этого великолепного русского автора, на душе становится приятно и тепло…

Читайте также:  Как справиться с детскими капризами

Источник: https://gfom.ru/stihi_esenina_o_rodine.php

Есенин родина читать

Гой ты, Русь, моя родная,

Хаты — в ризах образа.

Не видать конца и края —

Только синь сосет глаза.

Я смотрю твои поля.

А у низеньких околиц

Звонно чахнут тополя.

По церквам твой кроткий Спас.

И гудит за корогодом

На лугах веселый пляс.

На приволь зеленых лех,

Мне навстречу, как сережки,

Прозвенит девичий смех.

«Кинь ты Русь, живи в раю!»

Я скажу: «Не надо рая,

Дайте родину мою».

Запели тесаные дроги,

Бегут равнины и кусты.

Опять часовни на дороге

И поминальные кресты.

От овсяного ветерка.

И на известку колоколен

Невольно крестится рука.

И синь, упавшая в реку,

Люблю до радости и боли

Твою озерную тоску.

Ты на туманном берегу.

Но не любить тебя, не верить —

Я научиться не могу.

И не расстанусь с долгим сном,

Когда звенят родные степи

Край ты мой заброшенный,

Край ты мой, пустырь,

Лес да монастырь.

А и всех-то пять.

Крыши их запенились

Ветер плесень сизую

Как метель, черемуха

Жисть твоя и быль,

Что под вечер путнику

О Родина, о новый

С златою крышей кров,

Труби, мычи коровой,

Реви телком громов.

Но весь в тебя я, мать.

Крепил я плоть и ум.

С березового гула

Растет твой вешний шум.

И пьянство, и разбой,

И утром на востоке

Терять себя звездой.

Хочу измять и взять,

И горько проклинаю

За то, что ты мне мать.

Тебе одной плету венок,

Цветами сыплю стежку серую.

О Русь, покойный уголок,

Ты вся — далекая и близкая.

Сродни мне посвист журавлей

И не чужда тропинка склизкая.

Цветет болотная купель,

Куга зовет к вечерне длительной,

И по кустам звенит капель

Росы холодной и целительной.

И хоть сгоняет твой туман

Поток ветров, крылато дующих,

Но вся ты — смирна и ливан

Волхвов, потайственно волхвующих.

Заслонили избенки леса.

Только видно, на кочках и впадинах,

Как синеют кругом небеса.

Волки грозные с тощих полей.

По дворам в погорающем инее

Над застрехами храп лошадей.

Смотрят в шали пурги огоньки.

И стоят за дубровными сетками,

Словно нечисть лесная, пеньки.

Что ни прорубь — везде колдуны.

В злую заморозь в сумерки мглистые

На березках висят галуны.

А за что — разгадать не могу.

Весела твоя радость короткая

С громкой песней весной на лугу.

Слушать вечером гуд комаров.

А как гаркнут ребята тальянкою,

Выйдут девки плясать у костров.

Угли-очи в подковах бровей.

Ой ты, Русь моя, милая родина,

Сладкий отдых в шелку купырей.

Грозным бедам широкий простор.

Крутит вихорь леса во все стороны,

Машет саваном пена с озер.

Тучи рваные кутают лес.

На подвесках из легкого золота

Закачались лампадки небес.

Ополченцам идти на войну.

Загыгыкали бабы слободские,

Плач прорезал кругом тишину.

Без печали, без жалоб и слез,

Клали в сумочки пышки на сахаре

И пихали на кряжистый воз.

Провожал их огулом народ.

Вот где, Русь, твои добрые молодцы,

Вся опора в годину невзгод.

Как-то милые в дальнем краю?

Отчего не уведомят весточкой, —

Не погибли ли в жарком бою?

В ветре бластились стуки костей.

И пришли к ним нежданно-негаданно

С дальней волости груды вестей.

С потом вывели всем по письму.

Подхватили тут родные грамотку,

За ветловую сели тесьму.

Допытаться любимых речей.

И на корточках плакали, слушая,

На успехи родных силачей.

Хороши вы в печали своей!

Я люблю эти хижины хилые

С поджиданьем седых матерей.

Мир вам, грабли, коса и соха!

Я гадаю по взорам невестиным

На войне о судьбе жениха.

Хоть бы стать мне кустом у воды.

Я хочу верить в лучшее с бабами,

Тепля свечку вечерней звезды.

Не спугнет их ни гром и ни тьма.

За сохою под песни заветные

Не причудится смерть и тюрьма.

Выводимые с тяжким трудом,

И от счастья и радости плакали,

Как в засуху над первым дождем.

В мягких травах, под бусами рос,

Им мерещился в далях за дымами

Над лугами веселый покос.

Лишь к тебе я любовь берегу.

Весела твоя радость короткая

С громкой песней весной на лугу.

Товарищи, сегодня в горе я,

В угасшем скандалисте!

История об Оливере Твисте.

Судьбой своей оплаканы.

Кто крепость знал,

Кому Сибирь знакома.

Знать, потому теперь

О здравье молятся

Всех членов Совнаркома.

Рассказывая сродникам своим,

Глядит на Маркса,

В глаза табачный дым.

Мы все острощены.

Над старым твердо

Вставлен крепкий кол.

С «аминем» ставят

Забыв о днях опасных:

Не в пух, а прямо в прах.

Пятнадцать штук я сам

Да столько ж каждый,

Всякий наш монах».

Но эту дикость, подлую и злую,

Я на своем недлительном пути

У них есть хлеб,

Они с молитвами

И благостны и сыты.

Но есть на этой

Что всеми добрыми

И злыми позабыты.

Снуют средь штатов без призора.

Бестелыми корявыми костьми

Товарищи, сегодня в горе я,

Проснулась боль в угасшем скандалисте.

История об Оливере Твисте.

Несчастный и худой,

Но если б встали все

То были б тысячи

И наш Некрасов в них,

В них даже Троцкий,

Ленин и Бухарин.

Не потому ль мой грустью

И вся земная слава.

Мой горький, буйный стих

Для всех других —

Как смертная отрава.

Ночующим в котлах,

Кто спит порой в сортире.

Хотя б прочтут в стихах,

Что есть за них

Обиженные в мире.

Тот ураган прошел. Нас мало уцелело.

На перекличке дружбы многих нет.

Я вновь вернулся в край осиротелый,

В котором не был восемь лет.

Той грустной радостью, что я остался жив?

Здесь даже мельница — бревенчатая птица

С крылом единственным — стоит, глаза смежив.

А те, что помнили, давно забыли.

И там, где был когда-то отчий дом,

Теперь лежит зола да слой дорожной пыли.

Вокруг меня снуют

И старые и молодые лица.

Но некому мне шляпой поклониться,

Ни в чьих глазах не нахожу приют.

Ведь я почти для всех здесь пилигрим угрюмый

Источник: http://esenin-s.ru/esenin-rodina-chitat/

Ссылка на основную публикацию