Сладков. хитрый одуванчик

Методические рекомендации

Сладков. Хитрый одуванчик

Паучок

С дерева вниз спускался на паутинке паучок. Да ловко так: выпускал паутинку и на ней, как на канате, спускался всё ниже и ниже. Я подошёл, чтобы лучше разглядеть этого акробата. Зацепил пальцем паутинную ниточку повыше паука, покачал паука в воздухе, как бумажный мяч «раскидай» на резинке, и стал поднимать поближе к глазам. Да не тут-то было!

Тяну паука за паутинку вверх, а он паутинку разматывает и опускается вниз. Я быстрей тяну, он быстрее разматывает. Я руками перебираю, только пальцы мелькают, а он паутину выпускает и скользит вниз. Как будто я катушку за нитку тяну вверх: тяну, тяну, нитка разматывается, а катушка ни с места. Крутится, вертится, а вверх ни на сантиметр!

Изо всех сил тяну, а паучок всё равно внизу!

И тут подумал я, что этак я паука, как катушку с нитками, до конца размотаю! Ведь иссякнет же он когда-нибудь, будет же конец его паутине? Размотается весь на паутину –тут ему и конец. За что же беднягу так?

Оборвал я паутинную нить, пустил паука на землю. Помчался он со всех своих восьми ног. Здорово так, сразу видно, что не весь ещё вымотался. Осталось ещё паутины на сеть – комаров ловить. Пусть ловит: кусаются комары здорово! (197 слов)

Хитрый одуванчик

Говорят, хитрей лисицы и зверя нет. Зверя, может, и нет, а вот одуванчик хитрее лисы! На вид простак простаком. А на деле себе на уме. Страсть хитрый!

Холодно весной, голодно. Все цветы в земле сиднем сидят, ждут своего тёплого часа. А одуванчик уже зацвёл! Лучится, как ясное солнышко. С осени он в корнях еду припас; всех обскакал. Спешат на его цветы насекомыши. Ему и ладно: пусть опыляют.

Завяжутся семена, одуванчик бутон закроет и, как колыбельку с близнецами, тихо опустит бутон вниз. Малышам ведь нужны покой и тепло: пусть набирают сил, лёжа спокойненько на земле в тёплой люльке.

А подрастут малыши, вырастут у них крылья-летучки – пора в путь-дорогу, на новые земли, в зелёные дали. Теперь им высота нужна, нужен простор и ветер. И одуванчик снова поднимает свой стебель, выпрямляет его, как стрелу, выше всяких ветрениц, кошачьих лапок, мокриц и травок-купавок.

Разлетайтесь и прорастайте!

Лисице что: у неё четыре ноги, острые зубы. И лисенят всего пяток. Попробовала бы она вырастить сотню детишек, когда вместо ног только корень, а вместо зубов – стебель да лист. Ни убежать, ни спрятаться, ни увернуться. Букашка и та грозит. Вот и хитрит одуванчик, не сходя с места.

И ничего – процветает.

Швейня

Зима на носу, майку на шубу пора менять, босоножки — на валенки. Задумались звери: где шубу достать? А Лисица тут как тут.

— Кто мне, ко мне, желанные, торопитесь. У меня швейня «Семь шкур». На всех угожу!

Первым прискакал Заяц:

— Поторопись, Лиса, снег со дня на день, того и гляди, а я в летней безрукавке. Зуб на зуб не попадёт, да не от холода, а от страха: хорош я буду в тёмном-то на белом снегу! Можешь ты мне раздобыть шубку защитную беленькую, как снежок?

— Это мне что хвостом вильнуть! — отвечает Лиса. — Только вот мерку сниму, скачи ко мне ближе…

— Какую ещё мерку? — насторожился Заяц. — А ты на глазок.

— Без мерки не могу, — отвечает Лиса. — Глазам я не верю, мне надо пощупать. Кто следующий?

Белка на ёлке стрекочет:

— Мне, Лиса, сделай шубку на беличьем меху, тёплую, зимнюю. И хвостик чтоб попушистей, да на ушки кисточки не забудь, да на грудку белый передничек. Моя-то летняя рыжая пообносилась. Зябну…

— Фу-ты ну-ты, франтиха какая! — проворковала Лиса. — Кисточки ей, хвостик, передничек… И кому на тебя в лесу-то смотреть? Ну да ладно, слезай с ёлки, мерку снимать буду.

— А без примерки разве нельзя? — испугалась Белка.

— Без примерки я только Ежу делаю: иголок натыкаю, и готово. Есть там ещё кто?

Из воды высунулась Выдра:

— Мне, Лиса, нужна шуба тёплая и непромокаемая, из водоотталкивающей шерсти. Я ведь и зимой в воде-сырости, мне в шубе и нырять и плавать!

— Могу и непромокаемую, — обещает Лиса. — Я всё могу! Вылезай на берег, мерку с тебя сниму.

— Только мерку снимешь?

— А что же ещё?

— Мне бы лучше без мерки… — упирается Выдра.

— И чего это вы все недотроги такие? — не понимает Лиса. — Или вы щекотки боитесь? Видали на мне лисью шубу — какая работа! Пушнина, мягкое золото! Охотники прямо глаз с неё не сводят. А всё потому, что по мерке. И медвежью шубу шила, и волчью доху — нахвалиться не могут!

— Так-то оно так… — жмутся звери. — Да мы-то не волки и не медведи. Как бы в твоих «Семи шкурах» свою последнюю не потерять. Вместе с меркой-то, гляди, и голову снимешь. Лучше уж мы, Лиса, без твоей помощи обойдёмся, сами выменяем майку на телогрейку.

И разбежались во все стороны. Лиса только зубами щёлкнула.

Страшный невидимка

Страшный невидимка объявился в лесу. Жуткие дела стали твориться там. Кто-то безжалостно содрал с деревьев листья. Кто-то примял, перепутал и положил траву.

Бесследно исчезли птицы – пеночки, зяблики и дрозды.

Вчера ещё видели и слышали их, а сегодня нет ни одной.

Звери и птицы испуганно прятались в чаще.

Но невидимка находил их и там. Он делал всё что хотел, всё перекраивал на свой вкус и лад. Взял и выкрасил зайцам задние ноги в белый цвет, будто на каждого зайца белые трусы надел. Рыжих белок сделал серыми, пёстрых куропаток — белыми.

Барсуков, ежей и енотов до того запугал, что попрятались они в норы, забились под корни деревьев и носа не кажут. Перетрусили лесные жители. Что ни день, в лесу страшные новости. Исчезли куда-то лягушки и жабы. Пропали бабочки и мухи.

Больше всех перетрусили сеголетки, те, кто только нынче на свет появились. Ничего подобного они не видели; вот натерпелись страху!

Да что сеголетки, если старый медведь и тот стал берлогу облюбовывать, чтобы спрятаться от страшного невидимки.

А невидимка бродит по лесам и полям, гнёт деревья, свистит, волны на берега выплёскивает. То землю дождём размочит, то морозцем закуёт. Все дороги, мосты поломал, канавы водой залил. И никто с ним ничего поделать не может: не видно его, невидимка он!

Трясогузкины письма

У калитки в сад прибит почтовый ящик. Ящик самодельный, деревянный, с узкой щелью для писем. Почтовый ящик так долго висел на заборе, что доски его стали серыми и в них завёлся древоточец.

Осенью залетел в сад дятел. Прицепился к ящику, стукнул носом и сразу угадал: внутри древоточина! И у самой щели, в которую опускают письма, выдолбил круглую дырку.

А весной прилетела в сад трясогузка — тоненькая серенькая птичка с длинным хвостиком. Она вспорхнула на почтовый ящик, заглянула одним глазком в дырку, пробитую дятлом, и облюбовала ящик под гнездо.

Трясогузку эту мы прозвали Почтальоном. Не потому, что она поселилась в почтовом ящике, а потому, что она, как настоящий почтальон, стала приносить и опускать в ящик разные бумажки.

Когда же приходил настоящий почтальон и опускал в ящик письмо, перепуганная трясогузка вылетала из ящика и долго бегала по крыше, тревожно попискивая и качая длинным хвостиком. И мы уже знали: тревожится птичка — значит, есть нам письмо.

Скоро вывела наша почтальонша птенцов. Тревог и забот у неё на целый день: и кормить птенцов надо, и от врагов защищать. Стоило теперь почтальону только показаться на улице, как трясогузка уже летела ему навстречу, порхала у самой головы и тревожно пищала. Птичка хорошо узнавала его среди других людей.

Услыхав отчаянный писк трясогузки, мы выбегали навстречу почтальону и брали у него газеты и письма: мы не хотели, чтобы он тревожил птичку.

Птенцы быстро росли. Самые ловкие стали уже выглядывать из щели ящика, крутя носами и жмурясь от солнца. И однажды вся весёлая семейка улетела на широкие, залитые солнцем речные отмели.

А когда пришла осень, в сад опять прилетел бродяга дятел. Он прицепился к почтовому ящику и носом своим, как долотом, так раздолбил дыру, что в неё можно было просовывать руку.

Я просунул руку в ящик и вынул из ящика все трясогузкины «письма». Были там сухие травинки, обрывки газет, клочки ваты, волосы, фантики от конфет, стружки.

За зиму ящик совсем одряхлел, для писем он уже не годился. Но мы его не выбрасываем: ждём возвращения серенького Почтальона. Ждём, когда он опустит в наш; ящик своё первое весенние письмо.

Источник: http://www.slovotvorhestvo.ru/publ/otkrytie_chitatelja/n_i_sladkov_quot_lesnye_tajnichki_quot_chast_4/5-1-0-26

Работа с текстом «Проверка читательских умений» 2 класс

Хитрый одуванчик. ( Н.Н.Сладков)

Говорят, хитрей лисицы и зверя нет. Зверя, может и нет, а вот одуванчик хитрее лисы!На вид простак простаком. А на деле – себе на уме. Страсть хитрый!

Холодно весной, голодно. все цветы в земле сиднем сидят, ждут своего тёплого часа. А одуванчик уже зацвёл! Лучится, как ясное солнышко. С осени он в корнях еду припас,всех обскакал. Спешат на его цветы насекомыши. Ему и ладно: пусть опыляют.

Завяжутся семена, одуванчик бутон закроет и, как колыбелбку с близнецами, тихо опустит бутон вниз. Малышам ведь нужны покой и тепло: пусть набирают сил, лёжа спокойненько на земле в тёплой люльке.

А подрастут малыши, вырастут у них крылья – летучки – пора в путь – дорогу, на новые земли, в зелёные дали. Теперь им высота нужна, нужен простор и ветер. И одуванчик снова поднимает свой стебель, выпрямляет его, как стрелу, выше всяких ветрениц, кошачьих лапок, мокриц и травок – купавок. Разлетайтесь и прорастайте!

Лисице что: унеё четыре ноги, острые зубы. И лисенят всего пяток. попробовала бы она вырастить сотню детишек, когда вместо ног только корень, а вместо зубов – стебель да лист. Ни убежать, ни спрятаться, ни увернуться. Букашка и та грозит. вот и хитрит одуванчик, не сходя с места.

Читайте также:  Подвижные игры для дошкольников

И ничего – процветает.

Задание

Прочитай текст « Хитрый одуванчик»Н.Н.Сладкова.

Отметь утверждение, соответствующие содержанию прочитанного текста.

С каким зверем автор сравнивает одуванчик?а) с волком

б) с медведем

в) с лисой

г) с зайцем

2. Какое, по мнению автора, качество объединяет этого зверя и одуваечик?

а) смелость

б) заботливость

в)) хитрость

г)заботливость

3. Какое качество, по мнению автора, помогло растению зацвести ранней весной?

а) смелость

б) заботливость

в)) хитрость

г)заботливость

4. Какое образное выражение позволяет нам ярко представлять себе цветущий одуванчик? Выпиши предложение из текста.

5. Напиши, как автор – рассказчик называет коробочку с семенами.

6. Какое приспособление имеют созревшие семена? Выпиши ответ из текста.

7. Как заботятся о близнецах цветок? Восстанови с помощью цифр последовательность действий одуванчика после завязывания семян.

а) выпрямляет его ( стебель), как стрелу

б) бутон закроет

в)снова поднимает свой стебель

г) тихо опустит бутон вниз

8. Зачем, с какой целью выпрямляет одуванчик свой стебель, как стрелу?

Выпиши ответ из текста.

9. Выпиши из текста, какую характеристику Николай Сладков даёт одуванчику.

10.Какое значение вкладывает автор в слово ПРОЦВЕТАЕТ?

а) красиво цветёт

б) полбзуется любовью

в) успешно растёт и размножается

г)распускается ранней весной

11. Определи, в какой из сборников ты можешь поместить этот текст.

а) в книгу с рассказами о природе

б) в книгу со сказочными историями

в) в энциклопедию

г) толковый словарь

ответы к заданию

А

Б

В

Г

« Лучится, как ясное солнышко»

бутон

Крылья- летучки

«Разлетайтесь и проростайте»

Третье, четвёртое и пятое предложения

Полезно? Поделись с другими:

Источник: https://www.InfoUroki.net/rabota-s-tekstom-proverka-chitatelskih-umeniy-2-klass.html

Одуванчик, литература к занятию

«Одуванчик и дождь»

(Н. Сладков)

– Ура! Караул! Ура! Караул! – Что с тобой, Одуванчик? Уж не заболел ли ты? Ишь желтый весь! Чего ты то «ура», то «караул» кричишь?

– Закричишь тут!.. Корни мои рады тебе, Дождю, радешеньки, все «ура» кричат, а цветок «караул» кричит – боится, что пыльцу испортишь. Вот я и растерялся – ура, караул, ура, караул!»

«Одуванчики»

(В. Товарков)

С одуванчиками вместе Дружно мы встаем И по лугу золотому

К озеру идем.

Незаметно, как проходит Летний длинный день. Опускается на землю

Голубая тень.

Одуванчики поспешно Гасят огоньки. – Спать пора! – В саду сигналят

Крошки-светляки.

Мы заводим наш будильник И ложимся спать, С одуванчиками вместе

Завтра нам вставать.

***

В камышах гнездятся цапли, Дремлет сонная река, Солнце расплескало капли На речные берега. Стали капельки цветами, Озарили все вокруг! В новом желтом сарафане

Одуванчиковый луг.

«Одуванчик»

(Л. Аграчева)

В пышной шапке, С длинной ножкой. Я нашла его в лесу, Одуванчик у дорожки Но с собой не унесу: Лишь возьму его в букет,

Дунет ветер – шапки нет!

***

Одуванчик серебристый, Как чудесно создан он: Хрупкий, круглый и пушистый, Солнцем теплым напоен. На своей высокой ножке, Поднимаясь к вышине, Он растет и на дорожке, И в ложбинке, и в траве. В яркий солнечный денек Золотой расцвел цветок. На высокой тонкой ножке Все дремал он у дорожки, А проснулся, улыбнулся: «Вот пушистый я какой! Ах, боюсь, что разлечусь.

Тише, ветер луговой!»

«Одуванчик»

(Т. Белозёров)

Отчего пpохладно стало Одуванчику в боpу? Оттого, что пpошлой ночью

Облысел он на ветpу!

«Как появились одуванчики»

(Елена Приходько)

Шла по городу Весна, Кошелёк несла она. Краски яркие и кисти

Нужно было ей купить.

Приоткрыла кошелёк, А монетки Скок, скок, скок! — Раскатились, убежали,

Одуванчиками стали.

«Одуванчик»

(Владимир Степанов)

Одуванчик придорожный Был, как солнце золотым, Но отцвёл и стал похожим

На пушистый белый дым.

Ты лети над тёплым лугом И над тихою рекой. Буду я тебе, как другу,

Долго вслед махать рукой.

Ты неси на крыльях ветра Золотые семена, Чтобы солнечным рассветом

Возвратилась к нам весна.

«Одуванчик»

(И. Винокуров)

Стоит он у стёжки На тоненькой ножке, Гордится обновой — Шапкой пуховой. Померить ту шапку Жуку захотелось, Едва прикоснулся,

Она разлетелась.

«Одуванчик»

(С. Пшеничных)

Был я Солнышком Лучистым. Стал я Облачком

пушистым.

«Одуванчик»

(О. Высоцкая)

Уронило солнце Лучик золотой. Вырос одуванчик, Первый, молодой. У него чудесный Золотистый цвет. Он большого солнца

Маленький портрет.

«Парашютисты»

(И.Токмакова)

Из шариков пушистых Над пестрым летним лугом Летят парашютисты Вдогонку друг за другом. Едва земли коснутся — Уснут, как на диванчике. А по весне проснутся…

и будут — одуванчики!

Загадки про одуванчик:

Белым шариком пушистым Я красуюсь в поле чистом. Дунул легкий ветерок –

И остался стебелек.

Есть один такой цветок, Не вплетешь его в венок. На него подуй слегка, Был цветок –

И нет цветка.

Держит девочка в руке Облачко на стебельке. Стоит дунуть на него –

И не будет ничего.

Рос шар бел, дохнул ветер – улетел.

На зеленой хрупкой ножке Вырос шарик у дорожки. Ветерочек прошуршал

И развеял этот шар.

Информация для старших детей

В Китае его считают овощами, в Европе – сорняками. Совсем молоденькие, нежные листья одуванчика идут на приготовление салатов.

В старину одуванчик называли «одуван» от слова «одуть», что значит «обдуть». В этом названии отражается особенность растения — его опушённые семена сносятся ветром или лёгким дуновением.

Источник: http://vospitatel.com.ua/zaniatia/rastenia/oduvanchik2.html

Лесной сказочник

“Читаем Вместе”. Январь 2015Статьи, Читаем с родителямиts

Главной темой произведений Николая Ивановича Сладкова была живая природа. Писатель так объяснял свой выбор: «Я пишу о природе потому, что я ее очень люблю… за красоту, за загадки, которые она нам загадывает, за мудрость ее, за ее бесконечное разнообразие». Он всю жизнь прожил в Царском Селе.

С детства любил бродить по старым паркам, слушая лес и наблюдая за его обитателями. Во втором классе он начал вести дневник «Тетрадь наблюдений». Позднее занимался в кружке юннатов при Ленинградском зоологическом институте. Наставником будущего писателя-натуралиста был Виталий Бианки.

Они подружились на всю жизнь, стали единомышленниками, вместе готовили и вели радиопередачу «Вести из леса», отвечая в эфире на письма любознательных ребят.

В молодости Николай Сладков объездил всю страну. Неутомимого исследователя интересовали степи и бескрайняя тайга, горы и пустыни. Свои впечатления от общения с природой этих мест Н. Сладков всегда записывал. Кратко, быстро фиксировал на бумаге, чтобы не забыть. Наверное, поэтому его рассказы так малы по объему.

Они занимают не более страницы, а порой умещаются даже на ее половинке. При этом рассказы удивительно емкие по содержанию. Писателю удается в десяти предложениях описать обстановку, главного героя, его приключения, да так увлекательно и зримо, как редко кому удается.

Героями этих рассказов становились и растения, и животные (четвероногие, крылатые, ползучие), причем с первых строк любого рассказа чувствуется, с какой теплотой и восхищением автор относится к своим персонажам. Он наделяет их человеческими чертами характера, дает забавные имена.

Это отражается даже в названиях рассказов: «Хитрый одуванчик», «Вежливая галка», «Неслух» (о непослушном медвежонке), «Задумчивый дятел» и др.

Мне очень нравится рассказ «Бюро лесных услуг», которое лесные жители решили открыть, что помогать друг другу пережить студеный февраль. Клесты пообещали шишки с елок вниз бросать, чтобы мыши могли ими полакомиться.

Бобры на речку позвали: «Приходите к нам, лоси, косули, зайцы, сочную осиновую кору да ветки глодать!». Дятлы свои дупла для ночлега предложили. А волк вызвался всех сторожить: «Я опытный сторож, сторожил овец в овчарне, кур в курятнике».

Но сорока назвала его разбойником и сама записалась в сторожихи, сказав, что будет громко предупреждать всех о приближении волка.

Рассказы Николая Сладкова отличает не только их несомненная достоверность, но и необычайная познавательность. Так, прочитав рассказ «Загадочный зверь», дети узнают, чем питается белка. А после чтения рассказа «Хитрющий зайчишка» понимают, как трудно зайцам, у которых даже норы нет, спасаться от врагов.

Очень полезен для ребят цикл рассказов о мальчике по фамилии Жалейкин. Он по доброте душевной то лягушонка из болота принесет и в шкатулку на сухую вату спать положит, то птенчика начнет ирисками кормить, то бросится спасать от дятлов березовую рощу. Вот только нет от его стараний никакой пользы, лишь хуже становится.

Потому что многого этот мальчик не знает, а ведь «жалеть тоже надо уметь».

Успех произведений Сладкова основан на удачном сочетании таланта рассказчика и эрудиции профессионального зоолога. Чтение его рассказов не только обогащает ребенка знаниями об окружающем мире, но и пробуждает интерес к наблюдениям за растениями и животными, стимулирует его на собственные исследования природных явлений.

Первая книжка Николая Сладкова «Серебряный хвост» была издана в 1953 году. За ней последовали другие: «За пером синей птицы», «Осиновый невидимка», «Земля над облаками». Н. Сладков написал более 60 книг о природе. За книгу «Подводная газета» писатель получил Государственную премию им. Н.К. Крупской.

Читайте также:  Классный час «забота о младших», 2 класс

Николай Иванович Сладков ушел из жизни 28 июня 1996 года, оставив читателям замечательные рассказы о природе. Они активно издаются и в наши дни. Так, в 2014 году появились его книги «С севера на юг» с рисунками Н.Е.

Чарушина (издательство «Детгиз»), «Лесные сказки» («Искатель»), «Бежал ежик по дорожке» («Акварель»), «Птицы. Орнитология в картинках» (ИД Мещерякова). А издательство «РОСМЭН» выпустило красочную книгу «Рассказы и сказки о животных», в которой помимо произведений Н.И.

Сладкова есть рассказы наших прославленных писателей-натуралистов: Г. Скребицкого, В. Бианки, Е. Чарушина. Прекрасное издание!

Эти книги надо читать. Они учат детей любить природу, замечать необычные явления в окружающем мире, с удивлением и восторгом открывая для себя его тайны.

А люди, любящие природу, относятся к ней бережно, сохраняя ее для себя и для будущих поколений. Обращаясь к читателям, Н.И.

Сладков писал: «Если книжки мои помогут вам полюбить природу, то общение с нею непременно сделает вас лучше, чище, терпимее».

Источник: http://chitaem-vmeste.ru/articles/lesnoj-skazochnik

Николай Сладков. Упорные одуванчики

  ИДУ Я ПО ЛЕСУ, выхожу на поляну — вся поляна забросана одуванчиками! Кто-то наткнулся на эти золотые россыпи, глаза у них разбежались, руки зачесались — давай рвать и метать. А нарвали — куда девать эти охапки? Руки липкие, рубахи испятнаны соком. Да и не те это цветы, чтобы их в вазы ставить: пахнут травой, на вид неказистые.

И уж очень обыкновенные! Растут где угодно, везде их много, всем они примелькались. Сгребли венки и букеты в кучу и выбросили.

 Всегда как-то не по себе, когда видишь такое вот разорение. Перья ли растерзанной птицы, ободранные ли берёзы, раскиданные муравейники. Или брошенные цветы. Зачем? Птицы как-то песнями радовали, берёзы радовали белизной, цветы — красотой.

И вот всё разорено и погублено.

  Но не всем сердиться: подумаешь одуванчики! Это не орхидеи. Кажется даже числятся сорняками. Может и в самом деле ничего в них особенного и интересного? Правда радовали же они кого-то. А теперь…

   …Одуванчики радовали и теперь! И удивляли.

  Через неделю я снова оказался на той же поляне — сваленные в кучу цветы были живы! Шмели и пчёлы, как всегда, собирали с цветов пыльцу. Сорванные цветы прилежно, как делали это при жизни, открывались утром и засыпали как ни в чём не бывало!

  Через месяц я вышел на поляну перед грозой — одуванчики были закрыты. Жёлтые венчики сжались в зелёные кулачки — они но они не завяли. Они закрылись перед дождём. Обречённые полуживые, они, как им и положено, предсказывали погоду! И как же точно, как в свои самые лучшие цветущие дни!

  Когда гроза отгремела и солнце затопило поляну — цветы раскрылись! И это им было положено, цветы выполняли свой долг.
    Но уже из последних сил. Одуванчики умирали. Им не хватило сил превратиться в пушистые шарики, чтобы разлететься и прорасти яркими солнышками в траве.
 

   Но это не их вина, они сделали, что смогли.

  А мы то считаем одуванчик самым заурядным цветком и не ждёт от него ничего не ожиданного!

   Неожиданное везде! Спилили в марте берёзу, а в мае она распустила листья! Берёза не знал, что уже убита, и делала то, что берёзе положено.

Цветок белой кувшинки бросили в таз, и он аккуратно, как в озере, каждый вечер складывал лепестки и окунался под воду, а утром выныривал и раскрывался.

Хоть часы по нему проверяй! Кувшинка и сорванная «видела», отличала день от ночи. Не за это ли назвали кувшинки «глазами озёр»? Может, они и нас с вами видят? А? 

  Лес смотрит на нас разноцветными глазами цветов. Стыдно уронить себя в этих глазах.

Никиреев Станислав

Виталий Комаров

Творческие работы учеников лицея №533 

Будылова Саша, 5 «д»

                 

Лазуткин Саша, 6 «г»
Кузнецова Дарина, 6 «г»

В других классах ребята иллюстрировали рассказ Н. Сладкова «Лесной зверь»

Аббасова Лейла, 6 «в»
Копылкова Настя, 6 в
Богданова Катя, 6 «в»
Харсиева Лия, 6 «в»

Источник: http://forlearningart.blogspot.com/2013/08/blog-post_9.html

Николай Сладков. Лесные тайнички

Николай Сладков. Хитрый одуванчик

Говорят, хитрей лисицы и зверя нет. Зверя, может, и нет, а вот одуванчик хитрее лисы! На вид простак простаком. А на деле себе на уме. Страсть хитрый!

Холодно весной, голодно. Все цветы в земле сиднем сидят, ждут своего тёплого часа. А одуванчик уже зацвёл! Лучится как ясное солнышко. С осени он в корнях еду припас; всех обскакал. Спешат на его цветы насекомыши. Ему и ладно: пусть опыляют.

Завяжутся семена, одуванчик бутон закроет и, как колыбельку с близнецами, тихо опустит бутон вниз. Малышам ведь нужны покой и тепло: пусть набирают сил, лёжа спокойненько на земле в тёплой люльке.

А подрастут малыши, вырастут у них крылья-летучки — пора в путь-дорогу, на новые земли, в зелёные дали. Теперь им высота нужна, нужен простор и ветер. И одуванчик снова поднимает свой стебель, выпрямляет его как стрелу, выше всяких ветрениц, кошачьих лапок, мокриц и травок-купавок. Разлетайтесь и прорастайте!

Лисице что: у неё четыре ноги, острые зубы. И лисенят всего пяток. Попробовала бы она вырастить сотню детишек, когда вместо ног только корень, а вместо зубов — стебель да лист. Ни убежать, ни спрятаться, ни увернуться. Букашка и та грозит. Вот и хитрит одуванчик, не сходя с места. И ничего — процветает.

Николай Сладков. Лесные тайнички

Лес густой, зелёный и полон шорохов, писков, песен.

Но вот вошёл в него охотник — и мигом всё спряталось и насторожилось. Как волна от брошенного в воду камня, покатилась от дерева к дереву тревога. Все за кусток, за сучок — и молчок.

Теперь хочешь увидеть — сам стань невидим; хочешь услышать — стань неслышим; хочешь понять — замри.

Я это знаю. Знаю, что из всех лесных тайничков следят за мной быстрые глаза, влажные носы ловят бегущие от меня струйки ветра. Много кругом зверьков и птиц. А попробуй найди!

Я пришёл сюда повидать сплюшку — крохотную, со скворца, сову.

Целые ночи она, как заведённая, кричит своё: «Сплю! Сплю! Сплю!» — будто лесные часы тикают: «Тик! Тик! Тик! Тик!..»

К рассвету станут лесные часы: сплюшка смолкнет и прячется. Да так ловко прячется, будто её никогда в лесу и не было.

Голос-то сплюшки — ночные часы — кто не слышал, а вот какая она на вид? Я знал её только по картинке. И так мне захотелось увидеть её живьём, что я целый день пробродил по лесу, каждое дерево, каждую ветку осматривал, в каждый куст заглядывал. Устал. Проголодался. Но так и не нашёл её.

Сел на старый пень. Молчу, сижу.

И вот, глядь, откуда ни возьмись — змейка! Серая. Плоская головка на тонкой шее, как почка на стебельке. Выползла откуда-то и глядит мне в глаза, будто чего ждёт от меня.

Змейка — она пролаза, должна всё знать.

Я ей и говорю, как в сказке:

— Змейка, змейка, поведай мне, где спряталась сплюшка — лесные часы?

Змейка подразнила меня язычком да юрк в траву!

…И вдруг, как в сказке, открылись передо мной лесные тайнички.

Длинно-длинно прошуршала в траве змейка, показалась ещё раз у другого пня — и вильнула под его обомшелые корни. Нырнула, а из-под них вывернулась большая зелёная ящерица с синей головой. Точно кто- то вытолкнул её оттуда. Прошуршала по сухому листу — и шмыг в чью-то норку.

В норке другой тайничок. Хозяйкой там тупоморденькая мышка-полёвка.

Испугалась она синеголовой ящерицы, выскочила из отнорка — из темноты на свет, — заметалась-заметалась — и шасть под лежачую колодину!

Поднялся под колод иной писк, возня. Там тоже оказался тайничок. И целый день спали в нём два зверька — сони-полчки. Два зверька, похожие на белочек.

Выскочили из-под колодины сони-полчки, ошалели от страха. Хвосты ершом. Взвинтились по стволу. Поцокали — да вдруг опять им страшно стало, ещё выше по стволу винтом кинулись.

А выше в стволе — дупло.

Сони-полчки хотели в него — и сшиблись у входа лбами. Пискнули от боли, кинулись опять обе сразу — да так вместе в дупло и провалились.

А оттуда — фык! — маленький дупляной чёртик! Ушки на макушке что рожки. Глаза круглые, жёлтые. Сел на сучок, спиной ко мне, а голову так завернул, что смотрит на меня в упор.

Конечно, не чёртик это, а сплюшка — ночные часы!

Я моргнуть не успел, она — раз! — ив листву. И там завозилось, запищало: тоже кто-то таился.

Так от дупла к дуплу, от норки к норке, от колоды к колоде, от куста к кусту, от щели к щели шарахается от страха лесная мелюзга, открывая мне свои ухороночки-тайнички. От дерева к дереву, от куста к кусту, как волна от камня, катится по лесу тревога. И все прячутся: скок-скок за кусток, за сучок — и молчок.

Хочешь увидеть — стань невидим. Хочешь услышать — стань неслышим. Хочешь узнать — затаись.

Источник: https://studlib.info/tehnologii/1007341-nikolay-sladkov-lesnye-taynichki/

Николай Сладков — Медовый дождь

ХИТРЫЙ ОДУВАНЧИК

Говорят, хитрей лисицы и зверя нет. Зверя, может, и нет, а вот одуванчик хитрее лисы! На вид простак простаком. А на деле себе на уме. Страсть хитрый!

Читайте также:  День сталинградской битвы. сценарий для детского сада

Холодно весной, голодно. Все цветы в земле сиднем сидят, ждут своего тёплого часа. А одуванчик уже зацвёл! Лучится как ясное солнышко. С осени он в корнях еду припас; всех обскакал. Спешат на его цветы насекомыши. Ему и ладно: пусть опыляют.

Завяжутся семена, одуванчик бутон закроет и, как колыбельку с близнецами, тихо опустит бутон вниз. Малышам ведь нужны покой и тепло: пусть набирают сил, лёжа спокойненько на земле в тёплой люльке.

А подрастут малыши, вырастут у них крылья-летучки — пора в путь-дорогу, на новые земли, в зелёные дали. Теперь им высота нужна, нужен простор и ветер. И одуванчик снова поднимает свой стебель, выпрямляет его как стрелу, выше всяких ветрениц, кошачьих лапок, мокриц и травок-купавок.

Разлетайтесь и прорастайте!

Лисице что: у неё четыре ноги, острые зубы. И лисенят всего пяток. Попробовала бы она вырастить сотню детишек, когда вместо ног только корень, а вместо зубов — стебель да лист. Ни убежать, ни спрятаться, ни увернуться. Букашка и та грозит. Вот и хитрит одуванчик, не сходя с места.

И ничего — процветает.

ДРУЗЬЯ-ТОВАРИЩИ

— Слепые мои глаза, глупая моя голова, глухие мои уши! — причитал Медведь, в отчаянии мотая башкой.

— Странно сильного видеть в слабости! — буркнул головастый Филин. — Что с тобой случилось, Медведь?

— Не спрашивай, Филин, не береди рану! Один я остался в несчастье и горе. Где мои верные друзья и товарищи?

Филин хоть и страшноватый на вид, но сердце у него отзывчивое. Говорит он Медведю:

— Поделись, Миша, бедой. Может, и полегчает.

Раньше бы Медведь на Филина и не взглянул, а теперь, как один остался, снизошёл.

— Ты, — говорит, — меня знаешь. Я самый сильный в лесу. И было у меня много друзей. Куда ни повернусь — все в глаза заглядывали. И вдруг сразу ни одного! Как ветром сдуло.

— Странно, Медведь, очень странно, — сочувствует Филин.

— А уж обидно-то как! Раньше, бывало, Сорока чуть свет все лесные новости на хвосте приносила. Вороны про мою силу и щедрость на весь лес каркали. Мыши пятки во сне щекотали. Комары хвалебные песни трубили. И вот никого…

— И все верные друзья были? — Филин выспрашивает.

— Закадычные друзья-товарищи! — прослезился Медведь. — Как начнут наперебой: «Ты у нас самый умный, ты у нас самый добрый, самый сильный и самый красивый». Сердце пело! А теперь разбежались…

— Ну не надо, не надо! — заморгал Филин глазами. — Не убивайся уж так! Назови-ка мне своих лучших друзей, может, что и узнаю.

— Называл уже: Ворон, Сорока и Мышка. Где вы?..

— Хоть меня ты в друзьях и не числишь, — обещает Филин, — но послужу я тебе по-дружески. Отыщу всех, порасспрашиваю. А ты меня тут жди!

Взмахнул Филин широкими мягкими крыльями и бесшумно взлетел. Замелькала его тень по кустам и деревьям. И сам несётся как тень: ветки не заденет, крылом не скрипнет. Два оранжевых глаза глядят пронзительно. Сразу Сороку увидели.

— Эй, Сорока, ты с Медведем дружила?

— Мало ли с кем я дружила… — осторожно отвечает Сорока.

— А что ж теперь его позабыла и бросила?

— Мало ли кого я бросаю и забываю… А Медведь сам виноват! Я ведь не простой друг, а друг доверительный. Доверяла ему все секреты.

Сообщала, где овца захромала и от стада отбилась, в каком дупле пчёлы мёд спрятали, когда рыба на нерест косяками пошла.

Медведь, бывало, распорядится по-своему, по-медвежьи, глядишь — и мне перепадёт что-нибудь. А теперь его охотники из нашего леса угнали. С глаз долой — из сердца вон!

Полетел Филин дальше. На лесной опушке увидел Ворона.

— Здравствуй, Ворон! Что ж ты с Медведем дружить перестал?

— Это с каким? Которого охотники из нашего леса прогнали? А для чего он мне теперь? Я ведь не простой друг, а друг обеденный. Бывало, после Медведя и мне косточки оставались. А теперь небось другим достаются. Пусть другие и каркают про него. А мне некогда, я себе другого медведя ищу!

Полетел Филин дальше.

Мышь он, хоть и привычное дело, увидел не сразу: уж очень та ловко пряталась.

— Эй, Мышь, ты ли это?

— Не я, не я! — пискнула Мышь.

— Да не бойся ты, не отказывайся сама от себя! Мне только спросить: ты почему пятки Медведю щекотать перестала?

Опомнилась Мышка, заверещала:

— Как же мне щекотать их, если Медведь из нашего леса ноги унёс? Пяточки только сверкали! Комарам и тем не догнать было. Мы теперь Лосю служим. Комары кровь сосут, я линючую шерсть для гнезда собираю. Звон за кровь, шерсть за щекотку. Мы друзья расчётливые. Друг-то друг, да не будь и сам глуп!

— Живи пока, — буркнул Филин. — Жаль, что мне некогда… — И поспешил к Медведю.

— Ты ли, Филин! — обрадовался Медведь. — Не томи, что с друзьями случилось?

— Нет у тебя больше друзей! — говорит Филин. — Да и не было никогда!

— Как же так, а Сорока, а Ворон?

— Друг — когда просто друг. А эти…

— Понятно: беда в дверь, а друзья за дверь! Все двуличные, все ничтожные. Негодяи! А-а-а! У-у-у!

А Филин не успокаивает, Филин думает. И говорит:

— Сдаётся мне, что у вас, медведей, других друзей и быть-то не может. Не друзья вам нужны, а угодники. Уж больно вы, медведи, на похвалу слабы. «Скажи мне, кто твои друзья, и я скажу, кто ты!» Ты, Медведь, тоже Мышь. Только сильная…

Медведь заворчал сердито, скосил страшный глаз, стал кору когтями драть. Но Филин уже не смотрел на него. Филин опять думал.

«Верный друг познаётся в беде, — думал Филин. — Друг в ногах не валяется. Давным-давно это сказано, а вот поди ж ты…»

— Слушай, Медведь! — сказал Филин. — Скажу понятную тебе примету на друга: «Не тот друг, кто мёдом мажет, а тот, кто правду скажет». Понял?

— Ещё бы! — обрадовался Медведь. — Мёд, медок, медовуха… Слаще любой правды!

«Не понял, — сказал про себя Филин. И устало закрыл глаза. — Медведь…»

ЛЕСНЫЕ ШОРОХИ

Лосёнок и Ворон.

— Ой, Ворон, Ворон, посмотри-ка скорей в лужу: что там за пугало отражается? Ну и ну! Ноги — жерди, уши — лопухи, а нос-то, нос — словно тыква! Вот так зверь! Как такого урода земля держит!

— А это, Лосёнок, тебя надо спросить. В луже-то, голубчик, ты отражаешься. Собственной персоной! От ушей до копыт!

Одуванчик и Дождь.

— Ура! Караул! Ура! Караул!

— Что с тобой, Одуванчик? Уж не заболел ли? Ишь жёлтый весь! Чего ты то «ура», то «караул» кричишь?

— Закричишь тут!.. Корни мои рады тебе, Дождю, радёшеньки, всё «ура» кричат, а цветок «караул» кричит — боится, что пыльцу испортишь. Вот я и растерялся — ура, караул, ура, караул!

— Э-э, Паук, да у тебя праздник! Вся паутина в росе. Иллюминация и фейерверк! Вот небось радости-то!

— Меняю всё это сверкание на одну муху! Третий день из-за этой иллюминации комаришки во рту не было. Паутина отсырела. Сети рвутся. Сам окоченел. Ещё день так попраздную — и готово: закрою все восемь своих глаз, все восемь ног протяну!

Колюшка и Уклейка.

— Ну и влипли мы с тобой в историю, Уклейка!

— Ох, и не говори! Прямо рыболову в ведёрко угодили. У меня от испуга даже спинка побледнела!

— А у меня от злости живот покраснел!

Куропатка и Клюква.

— Батюшки, вот так Клюква-ягода! Щёки-то, щёки какие! Красные, блестящие — так вся и сияет!

— Вот и сияю — мой черёд настал! Раньше только и слышно в лесу: ах, земляника, ох, черника, ух, малина! А теперь, осенью, я самая главная ягода. Я, Клюква болотная!

Сорока и Осень.

— Слыхала, Осень, что Лебедь, Рак и Щука сговорились тебя из леса прогнать? Пусть только нос сунет, хвалились, мы-де ей покажем, где раки зимуют!

— Э-э, Сорока, не первый год они мне грозят! Сговариваются, а как приду, так кто куда: Лебедь — в облака да на юг, Рак упятится в нору, а Щука спрячется в глубину. И до весны о них ни слуху ни духу!

Осоед и Змееед.

— Знаешь, Осоед, а ведь мы с тобой, брат, герои!

— Какие там, Змееед, герои — птицы как птицы!

— Ну не скажи! Все от змей да ос в кусты шарахаются, а мы с тобой уплетаем их за обе щёки и даже не вздрагиваем. Геройские мы, брат, с тобой едоки!

— Ты, Заяц, как спишь?

— Как положено — лёжа.

— А ты, Тетёрка, как?

— А я сидя.

— А ты, Цапля?

— А я стоя.

— Выходит, друзья, что я, Летучая мышь, ловчее всех вас сплю, удобнее всех отдыхаю!

— А как же ты, Летучая мышь, спишь-отдыхаешь?

— Да вниз головой…

Источник: https://profilib.org/chtenie/151541/nikolay-sladkov-medovyy-dozhd-30.php

Ссылка на основную публикацию