Куприн «белый пудель»

Краткое содержание Куприн Белый пудель крако и по главам

Куприн «Белый пудель»

В произведении «Белый пудель», созданном писателем Александром Ивановичем Куприным, рассказывается о том, как зарабатывали на жизнь бедные люди в России до революции.

Маленькой бродячей труппе (старику – шарманщику Мартыну, двенадцатилетнему Сергею и белому пуделю Арто) приходилось часто переходить из одного населённого пункта в другой. Артисты показывали небольшие цирковые представления и жили на деньги, которые им давали зрители.

В один из летних дней они не смогли ничего заработать. Но артисты упорно переходили от одной богатой дачи к другой. Вот они оказались около дома, из которого выбежал капризный мальчик с гувернантками и прислугой. Ему очень понравилась белая собачка.

Артисты были приглашены во двор для показа представления. После капризуля потребовал, чтобы пудель остался с ним. Мать мальчика согласна была заплатить за животное крупную сумму, но Мартын не согласился. Тогда артистов без денег выгнали со двора.

Вечером дворник разыскал бродячую труппу и снова предложил деньги за собаку. Но снова получил отказ. Когда мужчина ушёл, пришлось и людям, и собаке ложиться спать на голодный желудок.

Засыпая, Мартын думал, что надо бы купить Сергею новое трико для выступлений. Утром обнаружилось, что Арто пропал.

Мальчик и старик поняли, что пуделя украл дворник, но не могли обратиться в полицию, потому что у Мартына был фальшивый паспорт.

Люди представления не имели, как дальше зарабатывать деньги. Ведь без собаки, которая так нравилась зрителям, им будет очень трудно за свои выступления получать больше денежных средств.

Поздним вечером Серёжа решил идти к богатому дому и попытаться что-нибудь узнать про Арто. В одном из подсобных помещений мальчик нашёл четвероногого друга. Пудель, узнав хозяина, начал лаять и разбудил дворника. Пришлось Сергею бежать, а вместе с ним убежал и пёс.

Произведение учит тому, что не следует брать себе то, что принадлежит другим.

Краткий пересказ по главам

Произведение повествует нам историю, которая произошла с маленькой симпатичной собачкой.

Глава I

С первых страниц рассказа мы видим, что все события происходят на Крымском побережье.

Перед нами предстают бродячие артисты, среди которых был прелестный пудель Арто,  мальчик, которому доверили нести клетку с умным щеглом и Мартын Ладыжкин, руководитель труппы.

Он нес с собой шарманку, игравшую только две мелодии. Ребенка Мартын забрал у сапожника, который пил каждый день.  Этот пропащий человек  потом скончался, а Сергей так и остался у старика.

Актеры показывали свои представления в основном  перед  дачниками.

Глава II

Выступающие артисты шли очень долго. Стояла знойная жара. Сережу, когда они проходили мимо интересного места, всегда поражали  необыкновенные  постройки и изумительные  растения, типа цветущих магнолий и виноградом. Кругом их окружали водопады и ручьи. А на стенах дачных домиков были великолепные розы.

Мартын же  говорил мальчику, что он еще не такие чудеса увидят, когда они будут выступать в дальних странах. И хотя, они старались показать всем свое мастерство, везде их выгоняли. А одна госпожа просто подшутила над ними, она дала деньги старого образца. Вскоре они дошли до дачи под названием «Дружба», которая практически не была заметна. Ее окружали стройные кипарисы и красивый фонтан.

Глава III

Дом поразил своей роскошью. Он весь утопал в зелени, вокруг на клумбах цвели розы. Артисты только приготовились к выступлению, как перед ними предстало невообразимая картина. Из дома выскочил ребенок, издавая невыносимый крик. За ним мчались несколько человек, пытаясь его поймать.

Вся прислуга уговаривала его покушать, но маленький барин, категорически отказывался. Тут вышла , увидела актеров и приказала их прогнать. Но, мальчуган захотел посмотреть на них и их оставили. Представление получилось на славу, и Ладыжкин уже было подумал, что их щедро вознаградят, но малышу понравился пудель и он захотел, чтобы Арто остался у них в доме.

Родители долго торговались со стариком, но не получив положительного ответа, отправили их вон.

Глава IV

Выйдя из дома, Сережа с Мартыном решили искупаться. Арто тоже с удовольствием плескался в воде. Но, вдруг, они увидели дворника именно тех господ, у которых они только что были. Он стал упрашивать их продать собачку, рассказывая при этом, что отец у этого мальчика очень богатый. Но они отказались отдавать пуделя, и пошли дальше.

Глава V

Артисты на некоторое время остановились  у водопада и приняли решение отдохнуть. Сон сморил их так крепко, что ничто не могло их разбудить. Проснувшись, Мартын увидел, что собака пропала.

Без сомнения ее украл тот дворник, который их просил продать Арто.  Как поступить в этом случае они не знали. Мартын боится идти к судье, так как живет под чужими документами.

Мальчик и Ладыжкин проходят еще раз около этого дома в надежде увидеть собаку, но, увы, ее там они не обнаружили.

Глава VI

Мысль найти пуделя не давала покоя Сереже. И когда они, остановились переночевать в Алупке, мальчик сбежал в тот дом ночью и стал там его искать. Арто он нашел в холодном подвале.

Пудель от радости, что его нашли, начал лаять, но в это время зашел дворник и начал избивать животное. Сергей отвлек его внимание, и Арто смог выбежать на улицу. Они смогли перепрыгнуть через высокую ограду и оторваться от погони.

Счастливые мальчик и его верный пудель пришли к Мартыну, который сильно обрадовался их возвращению.

Рассказ учит нас не бросать товарищей в беде, быть всегда готовыми прийти к ним на помощь, никогда их не предавать.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

  • Краткое содержание Набоков Король, дама, валетДля начала, чтобы хоть что-то представлять о персонажах произведения, давайте кратко охарактеризуем их. Франс является самым нелепым участником романа Набокова. Он несамостоятельный и очень слабый, причём за постоянно всё решает мать и Марта
  • Краткое содержание Шекспир ГамлетНедалеко от дворца Эльсинора, резиденции королей Дании, солдаты заприметили привидение скончавшегося недавно короля. Выясняется, что призрак – отец главного героя произведения, принца Гамлета
  • Краткое содержание Стальное горло БулгаковаГлавному герою 24 года. Более месяца назад он успешно закончил медицинский университет и стал заведующим больницы в Никольске. На ещё неопытного врача накатил страх не справиться с больными и нанести кому-нибудь вред.
  • Краткое содержание Два капитана КаверинаВ Энске живет мальчик Саня, он все слышит, но ничего не говорит. У него есть родители и сестра. Все было бы хорошо, но отца сажают в тюрьму. Этот случай переворачивает жизнь Сани и его сестры.
  • Краткое содержание Приключения Васи Куролесова КовальВася Куролесов и его мама Евлампьевна решили купить поросят. В воскресенье Вася поехал в город Карманов и купил у черноусого мужчины двух поросят. Дома вытряхнув мешок, Вася увидел, что его нагло обманули. Вместо поросят в мешке сидел рыжий облезлый пес

Источник: https://2minutki.ru/kratkie-soderzhaniya/kuprin/belyj-pudel-krako-i-po-glavam

Александр Куприн — Белый пудель (сборник)

Здесь можно скачать бесплатно «Александр Куприн — Белый пудель (сборник)» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Короткие истории, издательство Литагент «Детская литература»4a2b9ca9-b0d8-11e3-b4aa-0025905a0812, год 2014.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание «Белый пудель (сборник)» читать бесплатно онлайн.

В сборник вошли замечательные рассказы известного русского писателя Александра Ивановича Куприна (1870–1938) о детях и о животных: о побеге из казенного пансиона, о ночной ловле раков, о дворовом псе Барбосе и комнатной Жульке, об артистичном белом пуделе Арто и отважном мальчике Сергее и другие.Для среднего школьного возраста.

Александр Иванович Куприн

Белый пудель

1870–1938

«…Веселая, занятная, чудная штука – эта жизнь…»

Если бы мы решили как можно вернее представить себе российскую действительность конца XIX – начала XX века, то, пожалуй, лучше всего этому смогли бы помочь сочинения Александра Ивановича Куприна (1870–1938).

Пожалуй, никто из писателей-современников не показал ее с такой точностью в деталях и в таком разнообразии типов и характеров, с такой внешней и внутренней полнотой, а главное – с такой чувственной осязаемостью, что, кажется, все это писано с натуры и иначе быть увидено просто не может.

Блестящий изобразитель нравов, Куприн рельефно, с особой пристальностью описывал среду, быт, образ жизни людей из самых разных слоев общества.

Родился Куприн в городе Наровчатове Пензенской губернии, в небогатой семье. Отец его, мелкий чиновник, умер, когда сыну шел второй год. Мать, из татарского княжеского рода, после смерти мужа бедствовала и вынуждена была отдать сына в сиротское училище для малолетних.

Куприн вспоминал: «Бывало, в раннем детстве, вернешься после долгих летних каникул в пансион. Все серо, казарменно, пахнет свежей масляной краской и мастикой, товарищи грубы, начальство недоброжелательно. Пока день – еще крепишься кое-как.

Но когда настанет вечер и возня в полутемной спальне уляжется, – о, какая нестерпимая скорбь, какое отчаяние овладевают маленькой душой! Грызешь подушку, подавляя рыдания, шепчешь милые имена и плачешь, плачешь жаркими слезами, и знаешь, что никогда не насытишь ими своего горя».

Уже тогда Куприн прослыл большим фантазером и прекрасным рассказчиком, сочинял стихи, отличался неуемной энергией и разнообразными проделками. В автобиографическом рассказе «Храбрые беглецы» герой его, мальчик Нельгин, выдумщик и бунтарь, противостоит косной силе давящего личность порядка в казенном сиротском пансионе.

В московской военной гимназии, позже преобразованной в кадетскую школу, впечатления десятилетнего Куприна также не были особенно радостными.

Снова казенщина, грубость окружения, тупость начальства, «всеобщий культ кулака», зависимость слабых от сильных – все это противоречило тем лучшим началам – началам чести и благородства, которым учили мальчика в семье.

Впечатления об этом периоде жизни отразились в повестях Куприна «На переломе (Кадеты)» и «Юнкера».

После кадетской школы было юнкерское училище. Куприн готовился к военной карьере, однако, не поступив в Военную академию, подал в отставку. Жадный до впечатлений, он стал вести страннический образ жизни, работал грузчиком, наборщиком, журналистом, землемером, артистом, коммерсантом и т. д. Автобиографический жизненный материал лег в основу многих его произведений.

Личностью Куприн был чрезвычайно колоритной. О его бурной жизни ходили легенды. Обладая недюжинной физической силой и взрывным темпераментом, он жадно устремлялся навстречу любому новому опыту.

Он спускался под воду в водолазном костюме, летал на аэроплане (полет этот закончился катастрофой, едва не стоившей Куприну жизни, – об этом рассказ «Мой полет»), организовывал атлетическое общество… Во время Первой мировой войны им и его женой в их гатчинском доме был устроен частный лазарет.

И интересовали писателя самые разные люди. Чтобы лучше узнать заинтересовавшего его человека, почувствовать воздух, которым тот дышит, он готов был, не щадя себя, пуститься в самую немыслимую авантюру. К.

Чуковский вспоминает: «Вечно его мучила жажда исследовать, понять, изучить, как живут и работают люди всевозможных профессий – инженеры, фабричные, шарманщики, циркачи, конокрады, монахи, банкиры, шпики – он жаждал узнать о них всю подноготную, ибо в изучении русского быта не терпел никакого полузнайства, никакой дилетантщины и почувствовал бы себя глубоко несчастным, если бы вдруг обнаружилось, что ему неизвестна какая-нибудь бытовая деталь из жизни, скажем, водолазов или донских казаков. Не было такой жертвы, которой бы он не принес, чтобы изучить доскональнее всю, как теперь говорится, специфику той или другой человеческой деятельности».

Февральскую революцию Куприн принял с энтузиазмом, а вот к большевистскому перевороту и к власти большевиков отнесся резко негативно, хотя поначалу пытался с ними сотрудничать и даже собирался издавать крестьянскую газету «Земля».

Вскоре он перешел на сторону Белого движения, а после его поражения эмигрировал сначала в Финляндию и затем во Францию, где обосновался в Париже. Оторванность от родины писатель переживал очень сильно, однако продолжал творить (романы «Колесо времени», «Юнкера», «Жанета», статьи и рассказы).

В 1937 году, незадолго до смерти, он, больной и уставший, вернулся вместе с женой в Россию.

Во многих произведениях Куприна мы находим традиционное для русской литературы сочувственное изображения «маленького» человека. Мир несправедлив к нему, тяжелые условия жизни загоняют его в угол, заставляют влачить жалкую участь.

Впрочем, простой человек у Куприна оказывается способным постоять за себя, обладает завидной внутренней крепостью. Народная жизнь предстает в его произведениях в самых разных проявлениях, в своем естественном течении, с кругом обычных повседневных забот – не только с горестями, но также и радостями, и утешениями.

Во многих произведениях Куприна отчетливо ощутимо присутствие чистого возвышенного начала – оно и в его тяготении к героическим сюжетам, и в его стремлении увидеть высшие проявления человеческого духа – в любви, творчестве, доброте… Не случайно и героев он часто выбирал выпадающих, выламывающихся из привычной колеи жизни, ищущих какого-то иного, более полного и живого бытия, свободы, красоты, изящества…

Читайте также:  Классный час 1 сентября 2 класс

Какие бы темные стороны действительности ни изображал Куприн (с какой силой, к примеру, написан шахтерский быт в рассказе «В недрах земли» – с драками, пьянством, руганью, порожденными тяжелыми, нечеловеческими условиями существования), в его произведениях так сильна радость жизни, что даже самые мрачные из них все равно несут в себе заряд бодрости. Как говорит один из купринских героев, «главное – не бойтесь вы, не бойтесь жизни: она веселая, занятная, чудная штука – эта жизнь…».

Еще одна примечательная черта его творчества – писатель умел изнутри почувствовать течение естественной, природной жизни.

Согласие с законами природы – для Куприна желанная норма, идеал, которым он часто поверяет современную жизнь (повесть «Олеся»), находя в ней печальные уклонения от этой нормы, нарушение одухотворяющего мир лада.

Для многих читателей именно такое естественное, органичное восприятие жизни Куприна, здоровая радость бытия стали главным притягательным свойством его прозы с ее гармоничным сплавом лирики и романтики, сюжетно-композиционной соразмерности, драматизма действия и точности в описаниях.

Куприн – превосходный мастер литературного характера: портрет, психология, речь – все у этого писателя проработано до мельчайших нюансов. Прекрасно рисовал он в своих произведениях и пейзажи, а также тонко и выразительно передавал то, что связано именно с чувственным восприятием жизни (Бунин и Куприн состязались, кто точнее определит запах того или иного явления).

Писателя вообще привлекал мир природы, к которому он был очень чуток. Взять хотя бы рассказ «На реке», продолжающий тургеневскую традицию и вполне сопоставимый с «Бежиным лугом».

Очарование июльской ночи, плеск воды в реке, запах липы, росистой травы и меда, стрекотание миллионов степных кузнечиков и минуты всеохватной тишины, когда мальчику чудится, что мимо торжественно проплывает что-то огромное, как мироздание…

Рассказ удивительно живописен и емок – здесь и описание ночи, и трепетные чувства мальчика, от лица которого ведется повествование, и подробности ловли раков, и легенда о страшном разбойнике, именем которого названа река, – все настолько осязаемо, что кажется – видишь собственными глазами.

Куприн умел замечательно рассказывать о животных. Не случайно его рассказы «Барбос и Жулька», «Белый пудель», «Изумруд», «Ю-ю» вошли в золотой фонд русской литературы.

Казалось бы, самые примитивные существа в его изображении обнаруживают характер, испытывают вполне человеческие эмоции («Скворцы»), а сцены из их жизни, им описанные, как правило, очень зрелищны. Писатель вообще щедр на зримые выразительные детали, которые и делают его образы особенно пластичными.

Если бежит пес, то Куприн непременно подметит, что у него загнулось ухо, если пес зевает, то язык у него завивается трубочкой.

Человек живет не только среди людей, но и среди животных, обладающих своей мудростью, у которой людям есть чему поучиться. С каким мастерством и пониманием описывает Куприн, например, кошку Ю-ю в одноименном рассказе: ее преданность хозяевам, ее нрав, ее забавное участие в жизни людей – все это становится нашим достоянием именно благодаря способности художника проникнуть в душу животного.

Источник: https://www.libfox.ru/505728-aleksandr-kuprin-belyy-pudel-sbornik.html

История создания рассказа «Белый пудель» Куприна, рассказа о дружбе и взаимовыручке

Меню статьи:

Рассказ А.Куприна «Белый пудель» – один из рассказов, ориентированных на формирование нравственного начала. Оптимистичный сюжет и возвышение понятия дружбы – именно эти понятия стали ключевыми в рассказе.

Впервые рассказ был опубликован в 1904 году, работу над текстом произведения Куприн начал в 1903.

Прототипы и описание реальных событий в рассказе

Именно тогда, летом, Александр Иванович побывал с семьей в Крыму – в Мисхоре. В один из таких дней дом Куприных посетили неожиданные посетители – старик, юный мальчик и собака-пудель. Гости оказались бродячими артистами. Старик играл на шарманке, мальчик был акробатом, а собака была дрессированной и умела выполнять разные трюки.

Вскоре эти гости стали периодическими посетителями Куприных – хозяева их всегда встречали радушно. Как только раздавались первые звуки шарманки, к домику Куприных начинал сходиться народ – это были и рабочие люди – каменщики из соседней дачи, няни с детьми и другие люди, проходившие мимо.

Старик не отличался комму коммуникабельностью и разговорчивостью, мальчик же был его противоположностью – он охотно рассказывал о их странствиях и путешествиях.

Однажды им довелось зайти в Одессу, и там Сережа (так звали молодого акробата) побывал в настоящем цирке. После этого случая у мальчика появилась мечта – выучиться и стать настоящим акробатом.

Однажды Сережа рассказал Куприну интересную историю о том, как одна богатая женщина хотела купить у них собаку, но, получив отказ, обрушила свой гнев на бродячих артистов.

Почему рассказ имеет название «Белый пудель»

Александр Иванович заинтересовался этим рассказом – а спустя некоторое время он написал рассказ об этих событиях из жизни странствующих артистов. Рассказ получил название « Белый пудель».

Вторая состоит в сути конфликта. Как и в реальной жизни, камнем преткновения и развития конфликта становится дрессированный пудель – на ситуации возможности осуществления купли собаки и построен весь рассказ. Исходя из этой позиции, выбор названия выглядит оправданным.

Особенности сюжета

Александр Иванович внес в рассказ Сережи некоторое изменения – подобно событиям реальной жизни, действующими персонажами рассказа являются старый шарманщик мартын Лодыжкин, его помощник – мальчик Сережа (которого шарманщик одолжил у своего знакомого, незадолго до его кончины) и дрессированный пудель по кличке Арто.

Эти герои не имеют своего жилья – они бредут от города к городу, от поселка к поселку, показывая небольшие представления в надежде, что им что-то дадут в качестве оплаты. Не все радушно принимают артистов – многие прогоняют их от своих дворов, но артистам не привыкать. Лишь одна дама дала им гривенник, да и тот оказался дырявый.

На даче «Дружба» артистам выпал повод отличиться – здесь проживала семья с ребенком – капризным и привередливым мальчиком по имени Трилли. Артисты подошли к домику как раз в то время, когда Трилли необходимо было принимать лекарства. Ребенок очень не хотел это делать и не поддавался на уговоры. Ситуацию помогло исправить выступление артистов – мальчик пришел в восхищение.

Особенно впечатлил его пудель Арто. Привыкший к выполнению всех прихотей ребенок потребовал, чтобы ему купили пса. Артисты же отказались, они сказали, что это невозможно так как Арто, в первую очередь, их друг. Не сумев приобрести пса честным путем, Арто воруют, приманив колбасой.

Однако рассказ заканчивается оптимистично – Сережа сумел освободить пса и друзья вновь стали путешествовать вместе.

Таким образом, в основу рассказа А. И. Куприна « Белый пудель» легли реальные события, произошедшие со странствующими артистами. Александр Иванович преобразил услышанную историю, внес в нее сцены с похищением собаки и ее освобождением.

Источник: https://r-book.club/russian-classics/aleksandr-kuprin/belyj-pudel-istorija.html

Белый пудель

Узкими горными тропинками, от одного дачного поселка до другого, пробиралась вдоль южного берега Крыма маленькая бродячая труппа. Впереди обыкновенно бежал, свесив набок длинный розовый язык, белый пудель Арто, остриженный наподобие льва.

У перекрестков он останавливался и, махая хвостом, вопросительно оглядывался назад. По каким-то ему одному известным признакам он всегда безошибочно узнавал дорогу и, весело болтая мохнатыми ушами, кидался галопом вперед.

За собакой шел двенадцатилетний мальчик Сергей, который держал под левым локтем свернутый ковер для акробатических упражнений, а в правой нес тесную и грязную клетку со щеглом, обученным вытаскивать из ящика разноцветные бумажки с предсказаниями на будущую жизнь.

Наконец сзади плелся старший член труппы – дедушка Мартын Лодыжкин, с шарманкой на скрюченной спине.

Шарманка была старинная, страдавшая хрипотой, кашлем и перенесшая на своем веку не один десяток починок. Играла она две вещи: унылый немецкий вальс Лаунера и галоп из «Путешествий в Китай» – обе бывшие в моде лет тридцать – сорок тому назад, по теперь всеми позабытые.

Кроме того, были в шарманке две предательские трубы. У одной – дискантовой – пропал голос; она совсем не играла, и поэтому, когда до нее доходила очередь, то вся музыка начинала как бы заикаться, прихрамывать и спотыкаться.

У другой трубы, издававшей низкий звук, не сразу закрывался клапан: раз загудев, она тянула одну и ту же басовую ноту, заглушая и сбивая все другие звуки, до тех пор пока ей вдруг не приходило желание замолчать.

Дедушка сам сознавал эти недостатки своей машины и иногда замечал шутливо, но с оттенком тайной грусти:

– Что́ поделаешь?.. Древний орга́н… простудный… Заиграешь – дачники обижаются: «Фу, говорят, гадость какая!» А ведь пьесы были очень хорошие, модные, но только нынешние господа нашей музыки совсем не обожают. Им сейчас «Гейшу» подавай, «Под двуглавым орлом», из «Продавца птиц» – вальс.

Опять-таки трубы эти… Носил я орга́н к мастеру – и чинить не берется. «Надо, говорит, новые трубы ставить, а лучше всего, говорит, продай ты свою кислую дребедень в музей… вроде как какой-нибудь памятник…» Ну, да уж ладно! Кормила она нас с тобой, Сергей, до сих пор, бог даст и еще покормит.

Дедушка Мартын Лодыжкин любил свою шарманку так, как можно любить только живое, близкое, пожалуй, даже родственное существо. Свыкнувшись с ней за многие годы тяжелой бродячей жизни, он стал наконец видеть в ней что-то одухотворенное, почти сознательное.

Случалось иногда, что ночью, во время ночлега, где-нибудь на грязном постоялом дворе, шарманка, стоявшая на полу, рядом с дедушкиным изголовьем, вдруг издавала слабый звук, печальный, одинокий и дрожащий: точно старческий вздох.

Тогда Лодыжкин тихо гладил ее по резному боку и шептал ласково:

– Что́, брат? Жалуешься?.. А ты терпи…

Столько же, сколько шарманку, может быть, даже немного больше, он любил своих младших спутников в вечных скитаниях: пуделя Арто и маленького Сергея. Мальчика он взял пять лет тому назад «напрокат» у забулдыги, вдового сапожника, обязавшись за это уплачивать по два рубля в месяц. Но сапожник вскоре умер, и Сергей остался навеки связанным с дедушкой и душою, и мелкими житейскими интересами.

Тропинка шла вдоль высокого прибрежного обрыва, извиваясь в тени столетних маслин.

Море иногда мелькало между деревьями, и тогда казалось, что, уходя вдаль, оно в то же время подымается вверх спокойной могучей стеной, и цвет его был еще синее, еще гуще в узорчатых прорезах, среди серебристо-зеленой листвы.

В траве, в кустах кизиля и дикого шиповника, в виноградниках и на деревьях – повсюду заливались цикады; воздух дрожал от их звенящего, однообразного, неумолчного крика. День выдался знойный, безветренный, и накалившаяся земля жгла подошвы ног.

Сергей, шедший, по обыкновению, впереди дедушки, остановился и ждал, пока старик не поравнялся с ним.

– Ты что́, Сережа? – спросил шарманщик.

– Жара, дедушка Лодыжкин… нет никакого терпения! Искупаться бы…

Старик на ходу привычным движением плеча поправил на спине шарманку и вытер рукавом вспотевшее лицо.

– На что бы лучше! – вздохнул он, жадно поглядывая вниз, на прохладную синеву моря. – Только ведь после купанья еще больше разморит. Мне один знакомый фельдшер говорил: соль эта самая на человека действует… значит, мол, расслабляет… Соль-то морская…

– Врал, может быть? – с сомнением заметил Сергей.

– Ну, вот, врал! Зачем ему врать? Человек солидный, непьющий… домишко у него в Севастополе. Да потом здесь и спуститься к морю негде. Подожди, дойдем ужотко до Мисхора, там и пополощем телеса свои грешные. Перед обедом оно лестно, искупаться-то… а потом, значит, поспать трошки… и отличное дело…

Арто, услышавший сзади себя разговор, повернулся и подбежал к людям. Его голубые добрые глаза щурились от жары и глядели умильно, а высунутый длинный язык вздрагивал от частого дыхания.

– Что́, брат песик? Тепло? – спросил дедушка.

Собака напряженно зевнула, завив язык трубочкой, затряслась всем телом и тонко взвизгнула.

– Н-да, братец ты мой, ничего не поделаешь… Сказано: в поте лица твоего, – продолжал наставительно Лодыжкин.

 – Положим, у тебя, примерно сказать, не лицо, а морда, а все-таки… Ну, пошел, пошел вперед, нечего под ногами вертеться… А я, Сережа, признаться сказать, люблю, когда эта самая теплынь.

Орга́н вот только мешает, а то, кабы не работа, лег бы где-нибудь на траве, в тени, пузом, значит, вверх, и полеживай себе. Для наших старых костей это самое солнце – первая вещь.

Тропинка спустилась вниз, соединившись с широкой, твердой, как камень, ослепительно-белой дорогой. Здесь начинался старинный графский парк, в густой зелени которого были разбросаны красивые дачи, цветники, оранжереи и фонтаны.

Лодыжкин хорошо знал эти места; каждый год обходил он их одно за другим во время виноградного сезона, когда весь Крым наполняется нарядной, богатой и веселой публикой. Яркая роскошь южной природы не трогала старика, но зато многое восхищало Сергея, бывшего здесь впервые.

Читайте также:  Паустовский. кот ворюга

Магнолии, с их твердыми и блестящими, точно лакированными листьями и белыми, с большую тарелку величиной, цветами; беседки, сплошь затканные виноградом, свесившим вниз тяжелые гроздья; огромные многовековые платаны с их светлой корой и могучими кронами; табачные плантации, ручьи и водопады, и повсюду – на клумбах, на изгородях, на стенах дач – яркие, великолепные душистые розы, – все это не переставало поражать своей живой цветущей прелестью наивную душу мальчика. Он высказывал свои восторги вслух, ежеминутно теребя старика за рукав.

– Дедушка Лодыжкин, а дедушка, глянь-кось, в фонтане-то – золотые рыбы!.. Ей-богу, дедушка, золотые, умереть мне на месте! – кричал мальчик, прижимаясь лицом к решетке, огораживающей сад с большим бассейном посредине. – Дедушка, а персики! Бона сколько! На одном дереве!

– Иди-иди, дурашка, чего рот разинул! – подталкивал его шутливо старик. – Погоди, вот дойдем мы до города Новороссийского и, значит, опять подадимся на юг. Там действительно места, – есть на что посмотреть.

Сейчас, примерно сказать, пойдут тебе Сочи, Адлер, Туапсе, а там, братец ты мой, Сухум, Батум… Глаза раскосишь глядемши… Скажем, примерно – пальма.

Удивление! Ствол у нее мохнатый, на манер войлока, а каждый лист такой большой, что нам с тобой обоим укрыться впору.

– Ей-богу? – радостно удивился Сергей.

– Постой, сам увидишь. Да мало ли там чего? Апельцын, например, или хоть, скажем, тот же лимон… Видал небось в лавочке?

– Ну?

– Просто так себе и растет в воздухе. Без ничего, прямо на дереве, как у нас, значит, яблоко или груша… И народ там, братец, совсем диковинный: турки, персюки, черкесы разные, всё в халатах и с кинжалами… Отчаянный народишка! А то бывают там, братец, эфиопы. Я их в Батуме много раз видел.

– Эфиопы? Знаю. Это которые с рогами, – уверенно сказал Сергей.

– Рогов, положим, у них нет, это враки. Но черные, как сапог, и даже блестят. Губищи у них красные, толстенные, а глазищи белые, а волосы курчавые, как на черном баране.

– Страшные поди… эфиопы-то эти?

– Как тебе сказать? С непривычки оно точно… опасаешься немного, ну, а потом видишь, что другие люди не боятся, и сам станешь посмелее… Много там, братец мой, всякой всячины. Придем – сам увидишь. Одно только плохо – лихорадка.

Потому кругом болота, гниль, а притом же жарища. Тамошним-то жителям ничего, не действует на них, а пришлому человеку приходится плохо. Одначе будет нам с тобой, Сергей, языками трепать. Лезь-ка в калитку.

На этой даче господа живут очень хорошие… Ты меня спроси: уж я все знаю!

Но день выдался для них неудачный.

Из одних мест их прогоняли, едва завидев издали, в других, при первых же хриплых и гнусавых звуках шарманки, досадливо и нетерпеливо махали на них с балконов руками, в третьих прислуга заявляла, что «господа еще не приехамши».

На двух дачах им, правда, заплатили за представление, но очень мало. Впрочем, дедушка никакой низкой платой не гнушался. Выходя из ограды на дорогу, он с довольным видом побрякивал в кармане медяками и говорил добродушно:

– Две да пять, итого семь копеек… Что ж, брат Сереженька, и это деньги.

Семь раз по семи, – вот он и полтинник набежал, значит, все мы трое сыты, и ночлег у нас есть, и старичку Лодыжкину, по его слабости, можно рюмочку пропустить, недугов многих ради… Эх, не понимают этого господа! Двугривенный дать ему жалко, а пятачок стыдно… ну и велят идти прочь. А ты лучше дай хоть три копейки… Я ведь не обижаюсь, я ничего… зачем обижаться?

Вообще Лодыжкин был скромного нрава и, даже когда его гнали, не роптал. Но сегодня и его вывела из обычного благодушного спокойствия одна красивая, полная, с виду очень добрая дама, владелица прекрасной дачи, окруженной садом с цветами.

Она внимательно слушала музыку, еще внимательнее глядела на акробатические упражнения Сергея и на смешные «штучки» Арто, после этого долго и подробно расспрашивала мальчика о том, сколько ему лет и как его зовут, где он выучился гимнастике, кем ему приходится старик, чем занимались его родители и т.д.; потом приказала подождать и ушла в комнаты.

Она не появлялась минут десять, а то и четверть часа, и чем дольше тянулось время, тем более разрастались у артистов неопределенные, но заманчивые надежды. Дедушка даже шепнул мальчугану, прикрыв из осторожности рот ладонью, как щитком:

– Ну, Сергей, счастье наше, ты только слушай меня: я, брат, все знаю. Может быть, из платья что-нибудь даст или из обуви. Это уж верно!..

Наконец барыня вышла на балкон, швырнула сверху в подставленную шляпу Сергея маленькую белую монетку и тотчас же скрылась. Монета оказалась старым, стертым с обеих сторон и вдобавок дырявым гривенником. Дедушка долго с недоумением рассматривал ее. Он уже вышел на дорогу и отошел далеко от дачи, по все еще держал гривенник на ладони, как будто взвешивая его.

– Н-да-а… Ловко! – произнес он, внезапно остановившись. – Могу сказать… А мы-то, три дурня, старались. Уж лучше бы она хоть пуговицу дала, что ли. Ту по крайности куда-нибудь пришить можно.

А что я с этой дрянью буду делать? Барыня небось думает: все равно старик кому-нибудь ее ночью спустит, потихоньку, значит. Нет-с, очень ошибаетесь, сударыня. Старик Лодыжкин такой гадостью заниматься не станет.

Да-с! Вот вам ваш драгоценный гривенник! Вот!

И он с негодованием и с гордостью бросил монету, которая, слабо звякнув, зарылась в белую дорожную пыль.

Таким образом старик с мальчиком и с собакой обошли весь дачный поселок и уж собирались сойти к морю. По левую сторону оставалась еще одна, последняя, дача. Ее не было видно из-за высокой белой стены, над которой, с той стороны, возвышался плотный строй тонких запыленных кипарисов, похожих на длинные черно-серые веретена.

Только сквозь широкие чугунные ворота, похожие своей причудливой резьбой на кружево, можно было рассмотреть уголок свежего, точно зеленый яркий шелк, газона, круглые цветочные клумбы и вдали, на заднем плане, крытую сквозную аллею, всю обвитую густым виноградом. Посредине газона стоял садовник, поливавший из длинного рукава розы.

Он прикрыл пальцем отверстие трубы, и от этого в фонтане бесчисленных брызг солнце играло всеми цветами радуги.

Дедушка собирался было пройти мимо, но, заглянув в ворота, остановился в недоумении.

– Подожди-ка малость, Сергей, – окликнул он мальчика. – Никак, там люди шевелятся? Вот так история. Сколько лет здесь хожу, – и никогда ни души. А ну-к

Данная книга охраняется авторским правом. Отрывок представлен для ознакомления. Если Вам понравилось начало книги, то ее можно приобрести у нашего партнера.

Поделиться впечатлениями

Источник: http://knigosite.org/library/read/10466

Белый пудель

А. И. Куприн.

Узкими горными тропинками, от одного дачного посёлка до другого, пробиралась вдоль южного берега Крыма маленькая бродячая труппа.

Впереди обыкновенно бежал, свесив набок длинный розовый язык, белый пудель Арто, остриженный наподобие льва.

У перекрёстков он останавливался и, махая хвостом, вопросительно оглядывался назад. По каким-то ему одному известным признакам он всегда безошибочно узнавал дорогу и, весело болтая мохнатыми ушами, кидался галопом вперёд.

За собакой шёл двенадцатилетний мальчик Сергей, который держал под левым локтем свёрнутый ковёр для акробатических упражнений, а в правой нёс тесную и грязную клетку со щеглом, обученным вытаскивать из ящика разноцветные бумажки с предсказаниями на будущую жизнь.

Наконец, сзади плёлся старший член труппы — дедушка Мартын Лодыжкин, с шарманкой1 на скрюченной спине…

Тропинка шла вдоль высокого прибрежного обрыва, извиваясь в тени столетних маслин2.

Море иногда мелькало между деревьями, и тогда казалось, что, уходя вдаль, оно в то же время подымается вверх спокойной могучей стеной, и цвет его был ещё синее, ещё гуще в узорчатых прорезах среди серебристо-зелёной листвы.

В траве, в кустах кизиля и дикого шиповника, в виноградниках и на деревьях — повсюду заливались цикады3: воздух дрожал от их звенящего, однообразного, неумолчного крика. День выдался знойный, безветренный, и накалившаяся земля жгла подошвы ног.

Сергей, шедший, по обыкновению, впереди дедушки, остановился и ждал, пока старик не поравняется с ним.

— Ты что, Сергей? — спросил шарманщик.

— Жара, дедушка Лодыжкин… нет никакого терпенья! Искупаться бы…

Старик на ходу привычным движением плеча поправил на спине шарманку и вытер рукавом вспотевшее лицо.

— На что бы лучше!- вздохнул он, жадно поглядывая вниз, на прохладную синеву моря. — Только ведь после купанья ещё больше разморит. Мне один знакомый фельдшер говорил: соль эта самая на человека действует… значит, мол, расслабляет… Соль-то морская…

— Врал, может быть? — с сомнением заметил Сергей.

— Ну вот, врал!.. Зачем ему врать? Человек солидный, непьющий… домишко у него в Севастополе. Да потом здесь и спуститься к морю негде… Подожди, дойдём ужотко до Мисхора, там и пополощем телеса свои грешные. Перед обедом оно лестно искупаться-то… а потом, значит, поспать трошки… и отличное дело…

Арто, услышавший сзади себя разговор, повернулся и побежал к людям. Его голубые добрые глаза щурились от жары и глядели умильно, а высунутый длинный язык вздрагивал от частого дыхания.

— Что, брат пёсик? Тепло? — спросил дедушка.

Собака напряжённо зевнула, завив язык трубочкой, затряслась всем телом и тонко взвизгнула.

— Н-да, братец ты мой, ничего не поделаешь… Сказано: в поте лица твоего, — продолжал наставительно Лодыжкин.- Положим, у тебя, примерно сказать, не лицо, а морда; а всё-таки… Ну, пошёл, пошёл вперёд, нечего под ногами вертеться!..

А я, Серёжа, признаться сказать, люблю, когда эта самая теплынь… Орган вот только мешает, а то, кабы не работа, лёг бы где-нибудь на траве, в тени, пузом, значит, вверх, и полёживай себе.

Для наших старых костей это самое солнце — первая вещь.

Тропинка спустилась вниз, соединившись с широкой, твёрдой как камень, ослепительно белой дорогой. Здесь начинался старинный графский парк, в густой зелени которого были разбросаны красивые дачи, цветники, оранжереи и фонтаны. Лодыжкин хорошо знал эти места; каждый год обходил он их одно за другим во время виноградного сезона, когда весь Крым наполняется нарядной, богатой и весёлой публикой.

Яркая роскошь южной природы не трогала старика, но зато многое восхищало Сергея, бывшего здесь впервые.

Магнолии4 с их твёрдыми и блестящими, точно лакированными, листьями и белыми, с большую тарелку величиной, цветами; беседки, сплошь затканные виноградом, свесившим вниз тяжёлые гроздья; огромные многовековые платаны5 с их светлой корой и могучими кронами, табачные плантации, ручьи и водопады и повсюду — на клумбах, на изгородях, на стенах дач — яркие, великолепные, душистые розы,- всё это не переставало поражать своей живой цветущей прелестью наивную душу мальчика. Он высказывал свои восторги вслух, ежеминутно теребя старика за рукав.

— Дедушка Лодыжкин, а дедушка, глянь-кось, в фонтане-то золотые рыбы!.. Ей-богу, дедушка, золотые, умереть мне на месте! — кричал мальчик, прижимаясь лицом к решётке, огораживающей сад с большим бассейном посредине. — Дедушка, а персики! Вона сколько! На одном дереве!

— Иди, иди, дурашка, чего рот разинул! — подталкивал его шутливо старик. — Погоди, вот дойдём мы до города Новороссийского и, значит, опять подадимся на юг. Там действительно места — есть на что посмотреть.

Сейчас, примерно сказать, пойдут тебе Сочи, Адлер, Туапсе, а там, братец ты мой, Сухум, Батум… Глаза раскосишь глядемши…

Скажем, примерно, пальма! Удивление! Ствол у неё мохнатый, на манер войлока, а каждый лист такой большой, что нам с тобой обоим укрыться впору.

— Ей-богу? — радостно удивился Сергей.

— Постой, сам увидишь. Да мало ли там чего? Апельцын, например, или хоть, скажем, тот же лимон… Видал, небось, в лавочке?

— Ну?

— Просто так себе и растёт в воздухе. Без ничего, прямо на дереве, как у нас, значит, яблоко или груша… И народ там, братец, совсем диковинный… Придём — сам увидишь. Одно только плохо: лихорадка.

Потому кругом болото, гниль, а притом же жарища. Тамошним-то жителям ничего, не действует на них, а пришлому человеку приходится плохо. Одначе будет нам с тобой, Сергей, языками трепать. Лезь-ка в калитку.

Читайте также:  Рождественский праздник в детском саду. сценарий

На этой даче господа живут очень хорошие… Ты меня спроси: уж я всё знаю!

Но день выдался для них неудачный.

Из одних мест их прогоняли, едва завидев издали, в других при первых же хриплых и гнусавых звуках шарманки досадливо и нетерпеливо махали на них с балконов руками, в третьих прислуга заявляла, что «господа ещё не приехамши».

На двух дачах им, правда, заплатили за представление, но очень мало. Впрочем, дедушка никакой низкой платой не гнушался. Выходя из ограды на дорогу, он с довольным видом побрякивал в кармане медяками и говорил добродушно:

— Две да пять, итого семь копеек… Что ж, брат Серёженька, и это деньги.

Семь раз по семи — вот он и полтинник6 набежал; значит, все мы трое сыты, и ночлег у нас есть, и старичку Лодыжкину по его слабости можно рюмочку пропустить, недугов многих ради…

Эх, не понимают этого господа! Двугривенный дать ему жалко, а пятачок стыдно… ну и велят идти прочь. А ты лучше дай хоть три копейки… Я ведь не обижаюсь, я ничего… Зачем обижаться?

Вообще Лодыжкин был скромного нрава и, даже когда его гнали, не роптал. Но сегодня и его вывела из обычного благодушного спокойствия одна красивая, полная, с виду очень добрая дама, владелица прекрасной дачи, окружённой садом с цветами.

Она внимательно слушала музыку, ещё внимательнее глядела на акробатические упражнения Сергея и на смешные «штучки» Арто, после этого долго и подробно расспрашивала мальчика о том, сколько ему лет и как его зовут, где он выучился гимнастике, кем ему приходится старик, чем занимались его родители и т. д.; потом приказала подождать и ушла в комнаты.

Она не появлялась минут десять, а то и четверть часа, и чем дольше тянулось время, тем более разрастались у артистов неопределённые, но заманчивые надежды. Дедушка даже шепнул мальчугану, прикрыв из осторожности рот ладонью, как щитком:

— Ну, Сергей, счастье наше, ты только слушай меня: я, брат, всё знаю! Может быть, из платья что-нибудь даст или из обуви. Это уж верно!..

Наконец барыня вышла на балкон, швырнула сверху в подставленную шляпу Сергея маленькую белую монетку и тотчас же скрылась. Монетка оказалась старым, стёртым с обеих сторон и вдобавок дырявым гривенником. Дедушка долго с недоумением рассматривал её. Он уже вышел на дорогу и отошёл далеко от дачи, но всё ещё держал гривенник на ладони, как будто взвешивая его.

— Н-да-а… Ловко! — произнёс он, внезапно остановившись. — Могу сказать… А мы-то, три дурня, старались. Уж лучше бы она хоть пуговицу дала, что ли. Ту, по крайности, куда-нибудь пришить можно.

А что я с этой дрянью буду делать? Барыня, небось, думает: всё равно старик кому-нибудь её ночью спустит — потихоньку, значит. Нет-с, очень ошибаетесь, сударыня! Старик Лодыжкин такой гадостью заниматься не станет.

Да-с! Вот вам ваш драгоценный гривенник! Вот!

И он с негодованием и с гордостью бросил монету, которая, слабо звякнув, зарылась в белую дорожную пыль…

____________

1 Шарманка — механический музыкальный инструмент в виде ящика с лямкой.

2 Маслины — деревья, растущие на юге; имеют съедобные плоды.

3 Цикады — стрекочущие насекомые.

4 Магнолии, — вечнозелёные деревья с крупными душистыми цветами.

5 Платаны — большие деревья с широкими лапчатыми листьями.

6 Полтинник — пятьдесят копеек.

Источник: http://www.skazsbb.ru/srs/srs20.htm

Рассказы для детей, сказки и легенды » Аль-Исса

(Газета «Жизнь и искусство», 1894)
Первоначальное название «Альза»

Легенда

За несколько веков до рождества Христова в самом центре Индостана существовал сильный, хотя и немногочисленный народ. Имя его изгладилось в истории, даже священные Веды не упоминают о нем ни одной строчкой.

Но старые факиры, ревностные хранители преданий, говорят, что родоначальники этого народа, суровые и бесстрашные люди, пришли с далекого Запада и в короткое время покорили своей власти весь Индостан. Все раджи и князья Индостана платили им дань, а пленные рабы обрабатывали их землю.

Они не знали ни роскоши, ни страха смерти, и это делало их непобедимыми.

Этот могущественный народ поклонялся живому существу — женщине, которая называлась богиней смерти. Богиню смерти никто никогда не видал, кроме двух старейших жрецов.

Они же и выбирали ее тайно изо всех красивейших девочек, не достигших еще четырехлетнего возраста, воспитывали ее и чудесными, одним им открытыми способами доводили ее красоту до сверхъестественного совершенства.

Когда умирала одна богиня смерти, на место ее двое жрецов возводили тотчас же другую, но об этом знали только они. Народ верил, что богиня бессмертна и красота ее неувядаема.

Раз в пять лет, ночью, она выезжала из своего храма на гигантской колеснице, закрытой со всех сторон и запряженной десятью белыми слонами.

Ее встречал весь народ с пением священных гимнов, с зажженными факелами в руках. Восторг толпы доходил до бешенства.

Рубили головы сотням рабов, многие истязали себя бичами и кривыми кинжалами, в исступлении бросались под колесницу богини, чтобы быть раздавленными слонами и колесами…

В одну из таких ночей жрецами и народом избирался для богини смерти муж. Только двенадцать часов был он ее мужем.

Утром его на костре торжественно приносили в жертву, потому что всякий, кто хоть раз увидел лицо богини, по законам подлежал немедленной смерти. И несмотря на это, каждые пять лет двенадцать славнейших юношей обрекали себя на служение страшной богине.

Их ожидали такие тяжелые испытания, что предание насчитывает только четырех героев, удостоенных величайшей чести — умереть мужем богини смерти.

Аль-Исса был сыном знатного раджи. Пятнадцати лет он уже превосходил всех молодых людей смелостью, силой и красотой. Самая знатная и гордая красавица Индии сочла бы счастием назваться его женой. Но Аль-Исса посвятил себя богине смерти.

Он должен был отказаться от семьи. Прикосновение к женщине считалось для него преступлением. Во всю жизнь он не смел ни улыбнуться, ни запеть песни… Война и атлетические упражнения были его единственными занятиями.

И Аль-Исса выдержал тяжелый искус. Слезы матери и сестер не тронули его, когда он уходил из своего роскошного дворца. При встречах с женщинами он опускал глаза и далеко обходил лучших красавиц… Никто никогда не видал его смеющимся или преданным праздному разговору…

Зато скоро имя его стало приводить в ужас самых воинственных соседей. Без панциря, в одной легкой белоснежной одежде, он кидался в самую густую толпу неприятелей. Туловища, рассеченные от плеча к бедру, отрубленные головы, руки и ноги указывали его путь. Встреча с ним была неминуемой смертью, и закаленные враги бежали перед ним, как стада овец, с криками: «Аль-Исса! Аль-Исса!..»

Если не было войны, он проводил время на охоте за дикими кабанами и тиграми. Вода из лесного ручья и кусок хлеба служили ему пищей, седло — изголовьем.

Наконец, через три пятилетия, в один из тех дней, когда выезжала на колеснице богиня смерти, глашатаи объявили народу имя Аль-Исса.

Несметная толпа еще с утра стекалась на огороженную стеною площадь перед храмом, где Аль-Исса ожидали последние испытания. Его имя было у всех на устах. Все знали, что сама богиня смерти, не видимая никем, смотрит теперь из тайной амбразуры храма на площадь.

Отмерили расстояние в двести локтей, вбили в землю щит с пятью воткнутыми в него стрелами и дали Аль-Исса громадный лук… И Аль-Исса при громких криках восторга расщепил своими пятью стрелами пять стрел на щите.

Потом вооружили Аль-Исса кривым кинжалом и на площадь выпустили голодного, разъяренного бенгальского тигра.

Аль-Исса на глазах всего народа, истерзанный страшными когтями, обливаясь кровью, перерезал горло свирепому хищнику и наступил ногой на его труп…

Наконец толпа расступилась, и Аль-Исса подвели злого варварийского жеребца. Дикий, черный, с пламенными ноздрями, он еще никогда не носил на своей спине оскорбительного бремени. Шестеро конюхов едва удерживали его. Он злобно визжал, водил вокруг огненными глазами и дрожал своей атласной кожей.

Аль-Исса спокойно подошел к нему и взялся за холку. Конюхи разбежались. Народ в ужасе и смятении бросился в стороны… В один миг Аль-Исса уже сидел на коне. Сначала гордое животное только тряслось от злобы и оскорбления… Через минуту конь и всадник скрылись из глаз народа.

Прошел целый час томительного ожидания, когда, наконец, вдали показался Аль-Исса на взмыленном и покрытом пылью коне. Варварийский жеребец шатался от усталости, но был послушен Аль-Исса, как ручная овечка.

Испытания Аль-Исса кончились.

В полночь его, одетого в драгоценные одежды, умащенного ароматами Востока, отвели в храм и оставили одного. Он слышал на улицах рев народа, все более и более приближающийся к храму. Это богиня объезжала город на своей колеснице, запряженной белыми слонами.

Потом в храм вошли два верховных жреца — столетние старцы с волосами белыми, как снег. Жрецы опустились перед Аль-Исса на колени, облобызали его ноги и потом, взявши за руки, повели в святилище.

Там среди фантастической восточной роскоши возвышалось золотое ложе… Курильницы благоухали ароматами Аравии и Персии… причудливые фонари лили волшебный свет..

; в золотых клетках качались пестрые священные птицы, шелковые ткани тяжелыми складками одевали стены…

Жрецы безмолвно удалились, закрыв лица руками. Аль-Исса ожидало блаженство и через двенадцать часов — мучительная смерть.

Где-то далеко за стеной раздалось нежное и сладостное пение женского хора. Массивные двери слоновой кости распахнулись… и медленно вошла сама богиня смерти в длинных белых одеждах, окутанная покрывалом.

Аль-Исса кинулся к ней, дрожащими руками распахнул легкую ткань, закрывавшую лицо, и окаменел от ужаса и изумления…

Перед ним стояла дряхлая старуха, сморщенная, беззубая, со слезящимися глазами и потухшим взором.

Источник: http://kuprin.velchel.ru/index.php?cnt=13&sub=2

Белый пудель — краткое содержание

   Белый пудель по кличке Арто был очень умным дрессированным псом. Он входил в бродячую труппу циркачей, которые зарабатывали тем, что показывали на улицах Крыма цирковые номера. Помимо белого пуделя, в труппе был шарманщик Мартын Лодыжкин и маленький акробат -12 летний Серёжа.

   Этот день у бродячих циркачей не задался. Артисты обошли практически весь поселок, от дома к дому, но заработок оставался на нуле. У них оставалась последняя надежда – дача с табличкой “Дача Дружба”, кроме нее больше ничего не оставалось.

Подготовившись к выступлению, циркачи увидели, как из дома выбежал маленький мальчик, за которым выскочило еще около шести человек. Мальчик капризничал, он кричал, визжал, дергал ногами и руками, катаясь по земле, а окружающие уговаривали его выпить лекарство.

Мама этого мальчика пожелала выгнать бродячих циркачей, но больной мальчик захотел увидеть цирковой номер.

   Представление циркачей очень понравилось мальчику, но больше всего ему понравился белый пудель Арто, которого он захотел купить и стал просить об этом свою маму. Однако, артисты были непреклонны и не согласились продать белого пуделя даже за очень большие деньги. Тогда циркачей выгнали со двора.

   Вскоре бродячих циркачей отыскал дворник, который работал на даче “Дружба” и передал слова своей хозяйки. Она предлагала за белого пуделя 300 рублей (за эти деньги можно было купить себе трактир), но старый шарманщик не соглашался. Во время переговоров дворник все время угощал пуделя колбасой.

   Вскоре циркачи отправились спать. Перед сном, шарманщик мечтал о том, что он подарит акробату Серёже красивые трико, и он будет в них показывать номера в цирке.

   С утра бродячих артистов ожидала печальная новость: белый пудель Арто пропал. Циркачи опечалились, понимая, что без Арто у них уменьшится выручка. Заявить в полицию Лодыжкин не мог, так как у него не было паспорта.

   В этот день бродячие циркачи остановились заночевать в кофейне. Глубокой ночью маленький акробат Серёжа отправился на дачу “Дружба”. Там он осторожно перелез через забор и отправился на поиски Арто.

В одной из пристроек он обнаружил белого пуделя, который, увидев Сережу начал лаять, чем разбудил дворника. Сережа бросился наутек, пудель за ним.

Дворник не успел нагнать их, Сережа взял Арто на руки, перелез через стену и убежал

   Вернувшись в кофейню, пудель первым делом нашел шарманщика Лодыжкина и принялся лизать ему лицо. Старик проснулся, увидел Арто с обрывком веревки на шее и Сережу, запачканного пылью и сразу все понял. Он хотел узнать у Сережи подробности, но не смог – мальчик сильно устал и уже спал крепким сном.

Источник: http://szhato.ru/kuprin/108-belyy-pudel.html

Ссылка на основную публикацию