Александр куприн. рассказы

Александр Куприн: интересные факты, которые скрываются за трогательными произведениями/Писатели/Библиотека

Александр Куприн. Рассказы

Александр Иванович Куприн по праву считается одним из лучших российских писателей.

Читатель знает его лучше всего по повести «Гранатовый браслет», но за этой романтической историей скрывается очень сложная судьба, которая спрятана между строк всех произведений Александра Куприна.

7 сентября, исполняется 145 лет со дня рождения этого замечательного автора, поэтому предлагаем вам вспомнить самые интересные и необычные моменты его жизни.

КУПРИН ПЕРЕПРОБОВАЛ ВСЁ, НО ПИСАТЕЛЕМ БЫТЬ НЕ ХОТЕЛ

Сегодня для нас Александр Куприн уже неотделим от литературы, но на самом деле, прежде чем выбрать писательский путь он примерил на себя не одну профессию.

В числе перепробованных им работ – учитель, актер, цирковой борец, боксер, рекламный агент, землемер, рыбак, воздухоплаватель, шарманщик и даже продавец такого странного товара как «Пудерклозет инженера Тимаховича». Однажды он даже попробовал себя в роли пожарника, гася огонь в Одессе.

Но, как признался потом сам писатель, всё это было не ради денег, а просто из интереса — Куприну хотелось попробовать себя во всем. По слухам, он даже как-то заявил: «Я хотел бы на несколько дней сделаться лошадью, растением, или рыбою, или побыть женщиной и испытать роды».

Но Александр Иванович не остановился на общепринятых профессиях и решил продлить свой интерес дальше, вживаясь в роль санитара в морге, конокрада, шпика и простого вора. А вот писательская карьера случилась у Куприна случайно. Как-то  в военном училище он написал небольшой рассказ «Последний дебют» об актрисе, которая покончила с собой на сцене, подписавшись «Ал. К-рин».

Естественно,  об этом скоро прознали и «презренный писака, затесавшийся в славные ряды будущих героев отечества» был отправлен на двое суток в карцер. После этого у Александра Куприна отпало любое желание что-либо писать. Но встреча с Иваном Буниным помогла ему вновь найти себя в литературе.

Кстати, его  богатый рабочий опыт, видимо, очень помог ему в выбранной профессии.

 Александр Куприн, 1893 год

ТАТАРСКАЯ КРОВЬ КИПЕЛА В КУПРИНЕ

Мать Александра Куприна была татарской княжной, и он невероятно гордился своим происхождением. А особенно он следил за тем, чтоб его фамилию все произносили правильно.

Но, иной раз кто-то мог поставить ударение на первый слог и вот тогда Александр Иванович приходил в ярость: « Я — Купри́н, и всякого прошу это помнить! На ежа садиться без штанов не советую!». А когда к Куприну пришла слава, то своё происхождение он подчеркивал еще и внешним видом: носил расписной халат и цветную тюбетейку.

В воспоминаниях Бунина остался образ коллеги на одном из вечеров, когда Куприн пришел в своём татарском облачении и «садился так широко и важно, как пристало бы настоящему хану, и особенно узко щурил глаза».

Татарская кровь буквально закипала в Куприне при любой ссоре. Несмотря на то, что с женщинами писатель был застенчив, с мужчинами он никогда не боялся лезть на рожон по любому поводу, хотя нельзя было сказать, что Александр Иванович выделялся какими-то выдающимися физическими данными.

Надежда Тэффи как-то вспоминала: «Внешность у Куприна была не совсем обычная. Был он среднего роста, крепкий, плотный, с короткой шеей и татарскими скулами, узкими глазами, перебитым монгольским носом. Но человек — Александр Иванович Куприн был вовсе не простачок и не рыхлый добряк.

Он был человек сложный».

Даже существует история, что в 1902 году его приятель, Антон Богомолец, рассказал ему о мужчине, который постоянно избивает свою мать. Ни минуты не думая, Александр Куприн поехал на его розыски. И, отыскав обидчика, обругал его так, что тот начал умолять о прощении.

 Александр Куприн за работой, 1912 год

ПИСАТЕЛЬ, КОТОРЫЙ НЕ ХОТЕЛ ПИСАТЬ

Многим кажется, что у писателей слова сами выходят из-под пера. Но вот с Александром Куприным была совсем другая история. Его первой жене, Марии Карловне Давыдовой-Иорданской, приходилось чуть ли не силой усаживать его за письменный стол.

Когда летом 1906 года семья Куприных отдыхала на даче, писатель на чердаке оборудовал себе кабинет и проводил там много времени под предлогом работы. Но первую жену Александра Ивановича было не так то и легко обмануть, ведь она постоянно контролировала его писательскую деятельность, и не замечала никакого прогресса.

Поэтому она просто поднялась к мужу после завтрака и обнаружила, что Куприн натаскал на чердак сена и просто там спит после завтрака. Мария Карловна решила прибегнуть к суровым мерам и перестала кормить Александра Ивановича завтраками. Дело в том, что в 1905 году Александр Куприн начал работать над второй редакцией повести «Поединок», но работа стала на середине.

Поэтому «любящая» супруга просто перестала впускать его в дом без новой главы. Конечно, Александр Иванович пытался обойти это правило, подсовывая супруге старые, но обмануть её было невозможно.

 Мария Карловна Давыдова-Иорданская

ЕЩЕ ОДИН ПЬЯНСТВУЮЩИЙ ГЕНИЙ

После развода с первой супругой Марией, Куприн решил «пуститься во все тяжкие» и заливал горе алкоголем и постоянными гулянками. Газеты наперебой трубили о том, что Александр Куприн то кого-то в бассейн столкнул в ресторане «Норд», то танцевал на столе, а то облил кого-то кофе.

Александр Иванович окружил себя сомнительными людьми, а постоянным местом его времяпрепровождения стали рестораны и ипподром. Именно тогда газеты создали ему образ пьяницы и дебошира. Владимир Крымов как-то вспоминал: «В моем автомобиле оказался спящий человек. Художник Троянский успокаивал меня: «Это Куприн…

Пока доедем, он очухается…» Когда приехали, Троянский отворил дверцу и громко сказал: «Александр Иваныч, замечательный коньяк!» Действие этих слов было магическое – Куприн сразу проснулся… пришлось подать коньяк еще до обеда».  Кстати, всё это сильно сказалось в пожилом возрасте на его здоровье.

Но тогда писателя это вовсе не тревожило. Куприну повезло, что его судьба не была безразлична няне его четырехлетней дочери — Елизавете Гейнрих. Именно она смогла заставить Александра Ивановича отправиться на лечение в Финляндию, подальше от всех соблазнов.

Позже, став его женой, именно Гейнрих сможет обеспечить Куприну необходимый уют и покой в доме, который поспособствовал его творческим успехам.

 Александр Куприн и Елизавета Гейнрих

КУПРИН БЫЛ ОЧЕНЬ СМЕЛИМ ЧЕЛОВЕКОМ

В Балаклаве летом 1905 года Александр Иванович стал свидетелем Севастопольского восстания. Он видел, как пытались спасаться матросы с расстрелянного крейсера «Очаков».

Александр Куприн тогда спрятал у себя десять матросов, которым удалось добраться до берега.

Он помог им достать штатскую одежду, а также, притворившись  пьяным, вломился в полицейский участок, чтобы отвлечь внимание от бегущих из Балаклавы матросов.

 Александр Куприн, 1913 год

КУПРИН МОГ БЫ СТАТЬ ОТЛИЧНЫМ ПАРФЮМЕРОМ

Дело в том, что у Александра Куприна был невероятно тонкий нюх. Из-за этого, некоторые поговаривали, что в нём было что-то «от большого зверя». И вправду, дамы очень обижались, когда Александр Иванович, знакомясь с ними, начинал очень открыто вдыхать их аромат.

После такой привычки Фёдор Шаляпин даже представил его однажды гостям как «самый чуткий нос России». Куприн абсолютно безошибочно мог распознать составляющие любого аромата.

Один французский парфюмер, увидев этот дар, весьма расстроившись, сказал: «Такой редкий дар, и вы всего лишь писатель!». Своим и вправду редким нюхом Александр Иванович часто пользовался, чтоб удивить друзей на разных вечерах.

Существует даже легенда, что однажды он выиграл спор с Буниным и Чеховым одной фразой: «Молодые девушки пахнут арбузом и парным молоком. А старушки, здесь на юге, – горькой полынью, ромашкой, сухими васильками и – ладаном». 

 Александр Куприн и Фёдор Шаляпин, 1911 год

ИСТОРИЮ «ГРАНАТОВОГО БРАСЛЕТА» КУПРИН ПОВТОРИЛ В ЖИЗНИ

Пожалуй, самым известным произведением Куприна считается повесть «Гранатовый браслет». После её появления многие коллеги критиковали Александра Ивановича за излишнюю сентиментальность. Но публика наоборот была в восторге от безответной любви Желткова к замужней даме и его полного отречения от права ею обладать. «Вспоминаю каждый твой шаг, улыбку, взгляд, звук твоей походки.

Сладкой грустью, тихой, прекрасной грустью обвеяны мои последние воспоминания. Но я не причиню тебе горя. Я ухожу один, молча, так угодно было Богу и судьбе, «Да святится имя твое»…».

И вот существует легенда, что на склоне лет уже сильно болевший Александр Куприн изо дня в день повторяет эту фразу в письмах к неизвестной даме, которую страстно полюбил в последние годы жизни. 

Александр Куприн, 1937 год

Александр Куприн прожил долгую и насыщенную жизнь, которая была полна различных курьезов. И он никогда не отказывал себе в возможности поступать так, как считает правильным.

Александр Куприн обожал цыганщину и различные «душещипательные» истории, что и отразилось в его творчестве. Но при этом лёгкая форма, в которую облекал Александр Иванович свои повести, была и сама не так проста, и несла в себе сокровенный смысл.

Писатель до конца своих дней был настоящим романтиком, и это чувство Александр Куприн смог передать всем читающим его поколениям.

автор: Елена Яковлева

Источник: http://2queens.ru/Articles/Biblioteka-Pisateli/Aleksandr-Kuprin-interesnye-fakty-kotorye-skryvayutsya-za-trogatelnymi-proizvedeniyami.aspx?ID=2916

Рассказы и сказки Александра Куприна

Александр Куприн.Краткая биография и творчество

 
Александр Иванович Куприн родился 26 августа (7 сентября) 1870 года в захолустном городке Наровчате Пензенской губернии. Отца своего, умершего от холеры, когда мальчику был всего год, Куприн не помнил.

В 1874 году он переезжает с матерью в Москву и поселяется в общей палате вдовьего дома (Сиротский пансион). Во вдовьем доме он, по крайней мере, не был оторван от матери. Вообще в формировании личности Куприна громадную роль сыграла мать, которая в глазах ребенка безраздельно заняла место «верховного существа».

Любовь Алексеевна Куприна, так звали его мать, урожденная княжна Куланчакова, «обладала сильным, непреклонным характером и высоким благородством». Натура энергичная, волевая и даже с оттенком деспотизма в характере, она обладала к тому же, по словам Куприна, редким «инстинктивным вкусом» и тонкой наблюдательностью.

И у шестидесятилетнего Куприна образ матери вызывает восторженные признания. В 1876 году из-за тяжелого материального положения Любовь Алексеевна была вынуждена отдать сына в сиротское училище.

Семилетний мальчик надел первую в своей жизни форму — парусиновые панталоны и парусиновую рубашку, обшитую вокруг ворота и вокруг рукавов форменной кумачовой лентой». Казенная обстановка причиняла мальчику жестокие страдания. Но это было только начало.

В 1880 году он сдал вступительные экзамены во Вторую московскую военную гимназию, которая два года спустя была преобразована в кадетский корпус. И снова форма: «Чёрная суконная курточка, без пояса, с синими погонами, восемью медными пуговицами в один ряд и красными петлицами на воротнике». Он не мог мириться с жесткой дисциплиной и казарменной воспитательной системой.  

Осенью 1888 года  Куприн поступил в Третье Александровское юнкерское училище в Москве. И оно приняло в свои стены уже не тщедушного, неуклюжего подростка, а крепкого юношу, ловкого гимназиста, юнкера, без меры дорожащего честью своего мундира, неутомимого танцора, пылко влюбляющегося в каждую хорошенькую партнёршу по вальсу.

Уже в кадетском корпусе родилась настоящая, глубокая любовь будущего писателя к литературе. Среди бездарных, по его мнению, педагогов счастливым исключением оказался литератор Цуханов. К этому времени и сам Куприн начинает пробовать свои силы в поэзии. Сохранилось его несколько очень несовершенных ученических опытов 1883 -1887 годов. Уже будучи в юнкерском училище, Куприн впервые выступит в печати. Познакомившись с поэтом Л. И. Пальминым, он опубликовал и журнале «Русский сатирический листок» рассказ «Последний дебют» (1889. Но этот рассказ не был слишком удачен. 10 августа 1890 года, окончил «по первому разряду» Александровское училище, подпоручик Куприн отправился в 46-й пехотный Днепровский полк, квартировавший в городишке Проскурове Подольской губернии, — он и сам не относился серьёзно к своему «писательству». В 1893 году молодой подпоручик заканчивает повесть «Впотьмах», рассказы «Лунной ночью» и «Дознание». Казарменные будни в Днепровском полку становятся для Куприна все более невыносимыми. Событием, несколько отсрочившим крепнущее стремление Куприна покинуть военную службу, было серьёзное увлечение девушкой. Заштатный подпоручик, с его сорока восемью рублями жалованья, не был подходящей партией. Отец девушки давал согласие на брак лишь в том случае, если Куприн поступит в Академию генерального штаба. И вот осенью 1893 года он выезжает в Петербург сдавать экзамены. В столице Куприн сидел без денег, на одном черном хлебе, скрывая свою свирепую нищету.   В разгар экзаменов по распоряжению командующего Киевским военным округом генерала Драгомирова Куприн был отозван в полк. Причиной послужило его столкновение на пути в Петербург с околоточным надзирателем (полицейским), грубая назойливость которого закончилась для него вынужденным купанием в Днепре. Вернувшись в полк, Куприн подает прошение об отставке, получает её и к осени 1894 года оказывается в Киеве. Он много печатается в местных и провинциальных газетах («Киевском слове»,»Киевлянине»,»Волыни»), пишет рассказы, очерки, заметки. Итогом этого беспокойного полуписательского, полурепортерского прозябания были два сборника: очерки «Киевские типы» (1896) и рассказы «Миниатюры» (1897). Репортерская работа в киевских газетах — судебная и полицейская хроника, писание фельетонов — была главной литературной школой Куприна. К репортерству он навсегда сохранил теплое отношение.

И когда в 1896 году, поступив заведующим учетом кузницы и столярной мастерской (на один из крупнейших сталелитейных и рельсопрокатных заводов Донецкого бассейна), Куприн пишет цикл очерков о положении рабочих, одновременно с ними складываются контуры первого крупного произведения-повести «Молох». Так начинается стремительный творческий расцвет Куприна, создавшего на стыке двух веков едва ли не все самые значительные свои произведения. Талант Куприна, недавно еще разменивавшийся на ниве дешёвой беллетристики, обретает уверенность и силу. Вслед за «Молохом» появляются произведения, выдвинувшие писателя в первые ряды русской литературы. «Прапорщик армейский» (1897), «Олеся» (1898) и затем, уже в начале XX столетия, — «В цирке» (1901), «Конокрады» (1903), «Белый пудель» (1903) и повесть «Поединок» (1905).

Читайте также:  Кто такие эмо

В 1901 году Куприн приезжает в Петербург. Позади годы скитаний, калейдоскоп причудливых профессий, неустроенная жизнь. В Петербурге перед писателем открыты двери редакций наиболее популярных тогдашних «толстых» журналов — «Русского богатства» и «Мира Божьего». В 1897 году Куприн познакомился с И. А. Буниным, несколько позднее — с А. П. Чеховым, а в ноябре 1902 года — с М. Горьким, давно уже пристально следившим за молодым писателем. Приезжая в Москву, Куприн посещает основанное Н. Д. Телешовым литературное объединение «Среда», сближается с широкими писательскими кругами. Руководимое М. Горьким демократическое издательство «Знание» выпускает в 1903 году первый том купринских рассказов, положительно встреченных критикой. Среди петербургской интеллигенции особенно сближается Куприн с руководителями журнала «Мир Божий» — редактором его, историком литературы Ф. Д. Батюшковым, критиком и публицистом А. И. Богдановичем и издательницей А. А. Давыдовой, высоко ценившей талант Куприна. В 1902 году писатель женится на дочери Давыдовой, Марии Карловне. Некоторое время он деятельно сотрудничает в «Мире Божьем» и как редактор, а также печатает там ряд своих произведений: «В цирке», «Болото» Накануне первой революции складывается крупнейшее произведение писателя — повесть «Поединок».

Куприн был очевидцем очаковского восстания. На его глазах ночью 15 ноября крепостные орудия Севастополя подожгли революционный крейсер, а каратели с пристани расстреливали из пулеметов и приканчивали штыками матросов, пытавшихся вплавь спастись с пылающего корабля.

Потрясённый увиденным, Куприн откликнулся на расправу вице-адмирала Чухнина с восставшим гневным очерком «События в Севастополе», опубликованным в петербургской газете «Наша жизнь» 1 декабря 1905 года. После появления этой корреспонденции Чухниным был отдан приказ о немедленной высылке Куприна из Севастопольского округа.

Одновременно вице- адмирал возбудил против писателя судебное преследование; после допроса у судебного следователя Куприну разрешили выехать в Петербург (Высылка из Крыма). Вскоре после севастопольских событий в окрестностях Балаклавы, где жил Куприн, появилась группа из восьмидесяти матросов, добравшихся до берега с «Очакова».

Куприн принял самое горячее участие в их судьбе: доставал им штатское платье, помог сбить со следа полицию.

В течение первого десятилетия 1900-х годов талант Куприна достигает наивысшего расцвета. В 1909 году писатель получил за три тома художественной прозы академическую Пушкинскую премию, поделив её с И. А. Буниным. В 1912 году в издательстве Л. Ф. Маркса выходит собрание его сочинений в приложении к популярному журналу «Нина».

  После разгрома революции у него заметно падает интерес к политической жизни страны. Не было и прежней близости к М. Горькому. Свои новые произведения Куприн помещает не в выпусках «Знания», а в «модных» альманахах Если говорить об известности Куприна — писателя, то она в эти годы все продолжает расти, достигая своей высшей точки.

Литературному труду Куприна мешала еще и постоянная нехватка денег, к тому же прибавились и семейные заботы. После поездки в 1907 году в Финляндию он женится вторично, на племяннице Д. Н. Мамина-Сибиряка, Елизавете Морицовне Гейнрих. Растёт семья, а вместе с ней — долги.

Поневоле на вершине своей литературной славы писатель вынужден был возвращаться к молниеносным темпам чернорабочей журналистики времён своей неустроенной киевской жизни. В таких условиях работал он над созданием большой повести «Яма».

 

В начале войны Куприн вновь надевает мундир поручика. Демобилизовавшись по состоянию здоровья, он организует на личные средства в своём гатчинском доме военный госпиталь. В эту пору Куприн пишет ряд патриотических статей.

Февральская революция, которую Куприн встретил восторженно, застала его в Гельсингфорсе. Он немедленно выезжает в Петроград, где вместе с критиком П. Пильским некоторое время редактирует эсеровскую газету «Свободная Россия».

В его художественных произведениях этой поры (рассказы «Храбрые беглецы», «Сашка и Яшка», «Гусеница», «Звезда Соломона») нет прямых откликов на бурные события, переживаемые страной.

Сочувственно встретив Октябрьскую революцию, Куприн сотрудничает, однако, в буржуазных газетах «Эра», «Петроградский листок», «Эхо», «Вечернее слово», где выступает с политическими статьями» «Пророчество»,»Сенсация»

«У могилы» (памяти видного большевика М. М. Володарского, убитого эсером), «Памятники» и т. д. Критикует планы Ленина по преобразованию России. Стечение случайных обстоятельств приводит Куприна, в стан эмиграции. Летом 1920 года он оказывается в Париже. Там был его творческий спад.

Только в 1927 году выходит сборник Куприна «Новые повести и рассказы». Вслед за этим сборником появляются книги «Купол св. Исаакия Далматского» (1928) и «Елань» (1929).

Рассказы, публиковавшиеся в газете «Возрождение» в 1929 -1933 годах, входят в сборники «Колесо времени» (1930) и «Жанета» (1932 — 1933).

С 1928 гола Куприн печатает главы из романа «Юнкера», вышедшие отдельным изданием в 1933 году.

Очень скучал по Родине. Писатель твердо решил вернуться в Россию. Предотъездные хлопоты держались семьей Куприна в глубокой тайне. Александр Иванович очень волновался. И уже 31 мая 1937 года Москва встретила писателя. Вся страна тотчас же узнала о его приезде.

Однако это уже был совсем не тот Куприн, каким его помнили современники. Уехал он крепким и сильным, а вернулся совсем больным, беспомощным. Тем не менее Куприн надеется написать о новой России.

Он поселяется в голицынском Доме творчества писателей, где его навещают старые друзья, журналисты и просто почитатели его таланта. В конце декабря 1937 года писатель переезжает в Ленинград и живет там, окруженный заботой и вниманием.

 

Тяжелая болезнь (рак) помешала Куприну возобновить творческую работу. 25 августа 1938 года Александр Иванович Куприн скончался.

*********************************

Рассказы Куприна для детей.
Читаем бесплатно онлайн

 

Перейти в раздел «Рассказы»
Читать все рассказы,сказки,легенды Куприна.Содержание

Источник: https://skazkibasni.com/aleksandr-kuprin

Читать

Александр Иванович Куприн родился 26 августа 1870 года в уездном городке Наровчате Пензенской губернии. Отец его, коллежский регистратор, умер в тридцать семь лет от холеры.

Мать, оставшись одна с тремя детьми и практически без средств к существованию, отправилась в Москву. Там ей удалось устроить дочерей в пансион «на казенный кошт», а сын поселился вместе с матерью во Вдовьем доме на Пресне.

(Сюда принимались вдовы военных и гражданских лиц, прослуживших на благо Отечества не менее десяти лет.

) В шесть лет Саша Куприн был принят в сиротское училище, четыре года спустя – в Московскую военную гимназию, затем в Александровское военное училище, а после был направлен в 46-й Днепровский полк. Таким образом, юные годы писателя прошли в казенной обстановке, строжайшей дисциплине и муштре.

Его мечта о вольной жизни сбылась только в 1894 году, когда после отставки он приехал в Киев. Здесь, не имея никакой гражданской профессии, но чувствуя в себе литературный талант (еще кадетом он опубликовал рассказ «Последний дебют»), Куприн устроился репортером в несколько местных газет.

Работа давалась ему легко, писал он, по собственному признанию, «на бегу, на лету». Жизнь, словно в компенсацию за скуку и однообразие юности, теперь не скупилась на впечатления.

В следующие несколько лет Куприн многократно сменяет место жительства и род деятельности.

Волынь, Одесса, Сумы, Таганрог, Зарайск, Коломна… Чем только он не занимается: становится суфлером и актером в театральной труппе, псаломщиком, лесным объездчиком, корректором и управляющим имением; даже учится на зубного техника и летает на аэроплане.

В 1901 году Куприн переезжает в Петербург, и здесь начинается его новая, литературная жизнь.

Очень скоро он становится постоянным автором известных петербургских журналов – «Русское богатство», «Мир Божий», «Журнал для всех».

Один за другим выходят рассказы и повести: «Болото», «Конокрады», «Белый пудель», «Поединок», «Гамбринус», «Суламифь» и необыкновенно тонкое, лирическое произведение о любви – «Гранатовый браслет».

Повесть «Гранатовый браслет» была написана Куприным в период расцвета Серебряного века в русской литературе, который отличался эгоцентричным мироощущением. Писатели и поэты много писали тогда о любви, но она была для них больше страстью, чем высшей чистой любовью.

Куприн, несмотря на эти новые тенденции, продолжает традицию русской литературы XIX века и пишет повесть о совершенно бескорыстной, высокой и чистой, настоящей любви, которая идет не «напрямую» от человека к человеку, а через любовь к Богу.

Вся эта повесть – замечательная иллюстрация гимна любви апостола Павла: «Любовь долго терпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится». Что нужно герою повести Желткову от своей любви? Он ничего не ищет в ней, он счастлив только оттого, что она есть. Сам Куприн заметил в одном письме, говоря об этой повести: «Ничего более целомудренного я еще не писал».

Любовь у Куприна вообще целомудренна и жертвенна: герой более позднего рассказа «Инна», будучи отвергнутым и отлученным от дома по непонятной ему причине, не пытается отомстить, забыть поскорее возлюбленную и найти утешение в объятиях другой женщины.

Он продолжает любить ее все так же самозабвенно и смиренно, и все, что ему нужно, – просто увидеть девушку, хотя бы издали.

Даже получив, наконец, объяснение, а вместе с тем узнав, что Инна принадлежит другому, он не впадает в отчаяние и негодование, а, напротив, обретает покой и умиротворение.

В рассказе «Святая любовь» – все то же возвышенное чувство, объектом которого становится недостойная женщина, циничная и расчетливая Елен а. Но герой не видит ее греховности, все помыслы его настолько чисты и невинны, что он просто не в состоянии заподозрить дурного.

Не проходит и десяти лет, как Куприн становится одним из самых читаемых авторов России, а в 1909 году получает академическую Пушкинскую премию. В 1912-м выходит его собрание сочинений в девяти томах как приложение к журналу «Нива».

Пришла настоящая слава, а с ней стабильность и уверенность в завтрашнем дне. Однако благополучие это длилось недолго: началась Первая мировая война.

Куприн устраивает в своем доме лазарет на 10 коек, его жена Елизавета Морицовна, бывшая сестра милосердия, ухаживает за ранеными.

Принять Октябрьский переворот 1917-го Куприн не смог. Поражение Белой армии он воспринял как личную трагедию. «Я… склоняю почтительно голову перед героями всех добровольческих армий и отрядов, полагавших бескорыстно и самоотверженно душу свою за други своя», – скажет он позднее в своем произведении «Купол Святого Исаакия Далматского».

Но самое страшное для него – изменения, произошедшие с людьми в одночасье. Люди «зверели» на глазах, теряли человеческий облик. Во многих своих произведениях («Купол Святого Исаакия Далматского», «Обыск», «Допрос», «Пегие лошади. Апокриф» и др.

) Куприн описывает эти страшные изменения в человеческих душах, происходившие в послереволюционные годы.

В 1918 году Куприн встретился с Лениным. «В первый и, вероятно, последний раз за всю жизнь я пошел к человеку с единственной целью – поглядеть на него», – признается он в рассказе «Ленин. Моментальная фотография». Тот, кого он увидел, был далек от образа, который навязывала советская пропаганда.

«Ночью, уже в постели, без огня, я опять обратился памятью к Ленину, с необычайной ясностью вызвал его образ и… испугался. Мне показалось, что на мгновение я как будто бы вошел в него, почувствовал себя им. „В сущности, – подумал я, – этот человек, такой простой, вежливый и здоровый, гораздо страшнее Нерона, Тиберия, Иоанна Грозного.

Те, при всем своем душевном уродстве, были все-таки людьми, доступными капризам дня и колебаниям характера. Этот же – нечто вроде камня, вроде утеса, который оторвался от горного кряжа и стремительно катится вниз, уничтожая все на своем пути.

И при том – подумайте! – камень, в силу какого-то волшебства, – мыслящий! Нет у него ни чувства, ни желаний, ни инстинктов. Одна острая, сухая, непобедимая мысль: падая – уничтожаю“».

Спасаясь от разрухи и голода, охвативших послереволюционную Россию, Куприны уезжают в Финляндию. Здесь писатель активно работает в эмигрантской прессе. Но в 1920 году ему и его семье снова приходится переезжать. «Не моя воля, что сама судьба наполняет ветром паруса нашего корабля и гонит его в Европу. Газета скоро кончится.

Финский паспорт у меня до 1 июня, а после этого срока будут позволять жить лишь гомеопатическими дозами. Есть три дороги: Берлин, Париж и Прага… Но я, русский малограмотный витязь, плохо разбираю, кручу головой и чешу в затылке», – писал он Репину.

Вопрос с выбором страны помогло решить письмо Бунина из Парижа, и в июле 1920 года Куприн с семьей переезжает в Париж.

Однако ни долгожданного покоя, ни благополучия не наступает. Здесь они всем чужие, без жилья, без работы, одним словом – беженцы. Куприн занимается литературной поденщиной. Работы много, но оплачивается она невысоко, денег катастрофически не хватает.

Своему старому другу Заикину он сообщает: «…остался голый и нищий, как бездомная собака». Но еще сильнее, чем нужда, его изматывает тоска по родине. В 1921 году он пишет писателю Гущику в Таллин: «…нет дня, чтоб я не вспоминал Гатчину, зачем я уехал. Лучше голодать и холодать дома, чем жить из милости у соседа под лавкой.

Хочу домой…» Куприн мечтает вернуться в Россию, но боится, что там его встретят как предателя Родины.

Постепенно жизнь наладилась, однако ностальгия осталась, только «потеряла остроту и стала хронической», – писал Куприн в очерке «Родина».

«Живешь в прекрасной стране, среди умных и добрых людей, среди памятников величайшей культуры… Но все точно понарошку, точно развертывается фильма кинематографа.

И вся молчаливая, тупая скорбь о том, что уже не плачешь во сне и не видишь в мечте ни Знаменской площади, ни Арбата, ни Поварской, ни Москвы, ни России, а только черную дыру».

Читайте также:  Поделки на новый год своими руками

Тоска по утраченной счастливой жизни слышится в рассказе «У Троице-Сергия»: «Но что же я могу с собою поделать, если прошлое живет во мне со всеми чувствами, звуками, песнями, криками, образами, запахами и вкусами, а теперешняя жизнь тянется передо мною как ежедневная, никогда не переменяемая, надоевшая, истрепленная фильма. И не в прошедшем ли мы живем острее, но глубже, печальнее, но слаще, чем в настоящем?»

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=267198&p=1

Александр Куприн. Подробная биография

Александр Иванович Куприн родился 26 августа (7 сентября) 1870 года в городе Наровчат Пензенской губернии. Из дворян. Отец Куприна – коллежский регистратор; мать – из древнего рода татарских князей Кулунчаковых.

Рано лишился отца; воспитывался в московском Разумовском пансионе для сирот. В 1888 г. А. Куприн окончил кадетский корпус, в 1890 г. – Александровское военное училище (оба в Москве); служил пехотным офицером.

После выхода в отставку в чине поручика в 1894 году сменил ряд профессий: работал землемером, лесным объездчиком, управляющим имением, суфлером в провинциальной актерской труппе и др.

Многие годы сотрудничал в газетах Киева, Ростова-на-Дону, Одессы, Житомира.

Первая публикация – рассказ «Последний дебют» (1889). Рассказ «Дознание» (1894) открыл серию военных рассказов и повестей Куприна («Куст сирени», 1894; «Ночлег», 1895; «Прапорщик армейский», «Брегет», оба – 1897; и др.

), отразивших впечатления писателя от военной службы.

Поездки Куприна по Южной Украине явились материалом для повести «Молох» (1896), в центре которой тема промышленной цивилизации, обезличивающей человека; сопоставление плавильной печи с языческим божеством, требующим человеческих жертвоприношений, призвано предупредить об опасности поклонения техническому прогрессу.

Литературную известность принесла А. Куприну повесть «Олеся» (1898) – о драматичной любви выросшей в лесной глуши девушки-дикарки и приехавшего из города начинающего писателя.

Герой ранних произведений Куприна – человек с тонкой душевной организацией, не выдерживающий столкновения с социальной действительностью 1890-х годов и испытания большим чувством.

Среди других сочинений этого периода: «полесские рассказы» «В лесной глуши» (1898), «На глухарей» (1899), «Оборотень» (1901). В 1897 г. вышла первая книга Куприна – «Миниатюры». В том же году Куприн познакомился с И. Буниным, в 1900 – с А.

Чеховым; с 1901 года участвовал в телешовских «средах» – московском литературном кружке, объединявшем писателей реалистичного направления. В 1901 году А. Куприн переехал в Санкт-Петербург; сотрудничал во влиятельных журналах «Русское богатство» и «Мир Божий». В 1902 году познакомился с М.

Горьким; печатался в инициированной им серии сборников книгоиздательского товарищества «Знание», здесь в 1903 году вышел в свет первый том рассказов Куприна. Широкую популярность Куприну принесла повесть «Поединок» (1905), где неприглядная картина армейского быта с царящими в нём муштрой и полусознательной жестокостью сопровождаются размышлениями об абсурдности существующего миропорядка. Публикация повести совпала по времени с поражением российского флота в русско-японской войне 1904-1905 гг., что способствовало её общественному резонансу. Повесть была переведена на иностранные языки и открыла имя писателя для европейского читателя.

В 1900-х – первой половине 1910-х гг. были опубликованы наиболее значительные произведения А.

Куприна: повести «На переломе (Кадеты)» (1900), «Яма» (1909-1915); рассказы «Болото», «В цирке» (оба 1902), «Трус», «Конокрады» (оба 1903), «Мирное житие», «Белый пудель» (оба 1904), «Штабс-капитан Рыбников», «Река жизни» (оба 1906), «Гамбринус», «Изумруд» (1907), «Анафема» (1913); цикл очерков о рыбаках Балаклавы – «Листригоны» (1907-1911). Восхищение силой и героизмом, острое ощущение красоты и радости бытия побуждают Куприна к поиску нового образа – цельной и созидательной натуры. Теме любви посвящены повесть «Суламифь» (1908; по мотивам библейской Песни Песней) и «Гранатовый браслет» (1911) – трогательный рассказ о безответной и самоотверженной любви мелкого телеграфиста к супруге высокопоставленного чиновника. Куприн пробовал себя и в научной фантастике: герой повести «Жидкое солнце» (1913) – гениальный ученый, получивший доступ к источнику сверхмощной энергии, но скрывающий своё изобретение из опасений, что оно будет употреблено для создания смертоносного оружия.

В 1911 году Куприн переехал в Гатчину. В 1912 и 1914 гг. совершил путешествия во Францию и Италию. С началом Первой мировой войны вернулся в армию, однако уже в следующем году был демобилизован по состоянию здоровья.

После Февральской революции 1917 года редактировал эсэровскую газету «Свободная Россия», несколько месяцев сотрудничал с издательством «Всемирная литература». После Октябрьской революции 1917 года, которую не принял, вернулся к публицистике.

В одной из статей Куприн выступил против расстрела великого князя Михаила Александровича, за что был подвергнут аресту и кратковременному заключению (1918). Попытки писателя сотрудничать с новой властью не дали желаемых результатов. Примкнув в октябре 1919 года к войскам Н.Н.

Юденича, Куприн добрался до Ямбурга (с 1922 Кингисепп), оттуда через Финляндию до Парижа (1920). В эмиграции были созданы: автобиографическая повесть «Купол св. Исаакия Далматского» (1928), повесть «Жанета.

Принцесса четырех улиц» (1932; отдельное издание – 1934), ряд ностальгических рассказов о дореволюционной России («Однорукий комедиант», 1923; «Тень императора», 1928; «Царёв гость из Наровчата», 1933) и др.

Для произведений эмигрантского периода характерны идеалистические образы монархической России, патриархальной Москвы. Среди других сочинений: повесть «Звезда Соломона» (1917), рассказ «Золотой петух» (1923), циклы очерков «Киевские типы» (1895-1898), «Юг благословенный», «Париж домашний» (оба – 1927), литературные портреты, рассказы для детей, фельетоны. В 1937 году Куприн вернулся в СССР.

В творчестве Куприна дана широкая панорама российской жизни, охватывающая почти все слои общества 1890-1910-х гг.; традиции бытописательской прозы второй половины 19 века сочетаются с элементами символизма.

В ряде произведений воплотилось тяготение писателя к романтическим сюжетам и героическим образам. Прозу А.

Куприна отличает изобразительность, достоверность в обрисовке характеров, насыщенность бытовыми подробностями, колоритный, включающий арготизмы язык.

Умер Александр Иванович Куприн 25 августа 1938 года в Ленинграде.

Биография

Произведения

  • Куст сирени
  • Осенние цветы
  • Тапер

Критика

Ключевые слова: Александр Куприн, биография Александра Куприна, скачать подробную биографию, скачать бесплатно, русская литература 20 века, русские писатели 20 века, жизнь и творчество Александра Куприна

Источник: http://md-eksperiment.org/post/20160603-biografiya-aleksandra-kuprina

Александр Куприн — Рассказы 1929

Писать о чём-то былом, решил Куприн в 1929 году, беря за основу для повествования воспоминания или некие истории, которые он мог обработать в удобной для него манере. Без лишней оригинальности, зато ярким слогом, зажили предания ушедших дней.

Не всегда полезные, но необходимые Александру для одолевавшего его желания создавать художественную литературу.

Перечень написанного: Геро, Леандр и пастух, Ольга Сур, Четверо нищих, Домик, Дурной каламбур, Соловей, Мыс Гурон, Скрипка Паганини, Бальт, Типографская краска, Рахиль и Колесо времени.

В январе опубликовано античное сказание “Геро, Леандр и пастух”. Куприн поведал историю любви сына богача и жрицы, разделённых не только проливом Геллеспонт, но и различными противоречиями.

Имея множество негативных факторов для развития отношений, требовалось иначе представить древний миф, нежели его привык видеть читатель. Александр решил добавить в сюжет Пана, чьи льстивые речи должны были разрушить отношения влюблённых.

Как бы не было на самом деле, литераторы неизменно продолжают сочинять варианты некогда произошедшего.

В марте и апреле Куприн написал два рассказа “Ольга Сур” и “Легче воздуха”, позже объединённые в один. Снова на страницах оживают случаи из цирковой жизни, очевидцем которых Александр мог стать.

В прежней мере сошлись характеры закалённых людей, требующих от себя и от других выполнения поставленных перед ними тяжёлых условий. Если кому-то кажется, что обратить внимание циркача легко, то пусть сперва докажет исключительность.

Порою приходится самому стать циркачом, поражая внимание взыскательной публики. Так ли будет необходимо прежде бывшее желаемым после обретённого успеха?

Ещё один рассказ написан в апреле. “Четверо нищих” – история времён Генриха IV. Однажды будущий король Франции охотился и заблудился. Он устал и проголодался. Вокруг никого, есть лишь нищие, не знающие, кто предстал перед ними.

Нуждающегося человека следовало накормить и предоставить кров, каким бы трудным к выполнению это не являлось. После Генрих воздаст по заслугам всем, кто помог в тот момент. Только мораль у рассказа вышла другая.

Ежели у нищих остались скрытые от власти резервы, до сих пор не обложенные налогом, значит нужно проявить больше строгости. Так благое дело обернулось неблагоприятными последствиями.

Продолжая тему королей, в начале мая Куприн пишет рассказ “Домик”. К прошлому отношение у каждого человека разное.

Одни видят в былом великолепии достойное уважения потомков время, другие оценивают ушедшее с позиции текущего жалкого состояния, либо исходят из плохой осведомлённости об истинной ценности вещей.

Как же принять первым вторых? Если ты им показываешь великолепный палас, они называют его ковром, серьёзно собираясь использовать царскую вещь в быту, или демонстрируешь дворец, получая в ответ обидную для сооружения характеристику – домик.

Вторые действительно так считают. И надо признать, что, согласно занимаемых ими позиций, они в данный миг до обидного правы. Хотя могли проявить снисходительность, ведь и их заслуги потомки станут без всякого стыда топтать и поносить.

К концу мая Куприн дополнил историю про Ольгу Сур, вспомнив произнесённый в её адрес “Дурной каламбур”. Надо сразу сказать про иное название рассказа – “Суррогат”.

Если разбить слово на составляющие, то получится нелестная характеристика мужа циркачки, обидно задевающая чувства якобы неверной жены. Вышел своеобразный анекдот, должный рассмешить читателя.

Яркий эпизод молодости на долгие годы оказался запечатленным в мыслях Александра, дать ему новую жизнь он решился именно в 1929 году.

Осенний период принёс думы о Европе. Куприн поведал в “Соловье” про изучение итальянского языка посредством перевода стихотворений.

В сборнике очерков “Мыс Гурон” – о хитрости провансальских москитов, ждущих под одеялом, пока человек не начнёт засыпать, о всё сдувающих морских ветрах, называемых торнадо, о сильных людях, что в иных условиях оказываются беспомощными.

Разве знает береговой обыватель, как тяжело морским морякам страдать от качки на внутренних водах? А известно ли кому-нибудь, что прославленный адмирал Нельсон был мучим морской болезнью? Собственно, очерки называются следующим образом: “Сплюшка”, “Южная ночь”, “Торнадо” и “Сильные люди”.

Если говорить о проявлении силы дальше, то следует ознакомиться с рассказом Куприна “Бальт”.

Александр понимал, ему не дано писать об Аляске подобно Джеку Лондону, только разве это его может остановить от необходимости сообщить реально произошедший случай? До сих пор существует миф о собаке Балто, оказавшей важную помощь в спасении больных дифтерией.

Куприн решил его поддержать, поведав о поистине героической отваге людей и животных, где всего один пёс сумел принести на своих плечах необходимое для излечения лекарство.

При работе над легендами из-под пера Александра вышла ещё и сказка “Скрипка Паганини”, повествующая о сделке с дьяволом. Бедный музыкант заключил соглашение, благодаря чему обрёл известность. Как бы об этом не повествовал Александр, он на иной лад изложил “Звезду Соломона”, но уже в отношении реального исторического лица.

В том же 1929 году Куприн написал “Колесо времени”, чтобы сказать – любовь приходит, неизменно уходя, изредка снова возвращаясь, опять покидая человека.

Наполняясь трепетным чувством, человек пропускает его через себя и опустошается, делая изрядное количество промахов, мешающих желаемому новому наполнению. Израненная душа не способна напитаться в прежней мере, пропуская сквозь любовь и не умея ею наполниться, как то бывало прежде.

Самое тяжёлое в такой ситуации то, что наполниться любовью у человека больше никогда не получается, по причине тех самых ран.

В подтверждение Александр привёл пример, повествуя о делах молодости, когда “Типографская краска” стала причиной расставания с его первой любовью. Он всего лишь описался, посвятив рассказ будто-то бы другой. Юный нрав не способен видеть истину, прощать и сохранять имеющееся. Не Куприн пошёл на разрыв, но душа всё равно пострадала.

Конец двадцатых годов ознаменовался для Александра работой над сценарием к фильму. Той истории полагалось развернуться среди иудейских племён, где не допускалось проявлять волю и идти наперекор традициям.

Согласно сюжета оказывалось, старшая дочь должна первой выйти замуж, после неё это сможет сделать младшая – “Рахиль”.

Как быть в случае, если обе они влюблены в одного человека? Без трагедии не обойтись, чему Куприн противиться не стал, развив действие в духе драматургии прошлых веков.

Дополнительные метки: куприн скрипка паганини критика, анализ, отзывы, рецензия, книга, Aleksandr Kuprin The Wheel of Time analysis, review, book, content

Данное произведение вы можете приобрести в следующих интернет-магазинах:
Ozon

Это тоже может вас заинтересовать:
– Перечень критических статей на тему творчества Александра Куприна

Источник: http://trounin.ru/kuprin29/

Александр Иванович Куприн – биография, информация, личная жизнь, фото, видео

Александр Иванович Куприн. Родился 26 августа (7 сентября) 1870 года в Наровчате – умер 25 августа 1938 года в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург). Русский писатель, переводчик.

Александр Иванович Куприн родился 26 августа (7 сентября) 1870 года в уездном городе Наровчате (ныне Пензенская область) в семье чиновника, потомственного дворянина Ивана Ивановича Куприна (1834-1871), умершего через год после рождения сына.

Мать, Любовь Алексеевна (1838-1910), урождённая Кулунчакова, происходила из рода татарских князей (дворянка, княжеского титула не имела). После смерти мужа она переехала в Москву, где прошло детство и отрочество будущего писателя.

В шесть лет мальчик был отдан в Московский Разумовский пансион (сиротский), откуда вышел в 1880 году. В том же году поступил во Второй Московский кадетский корпус.

В 1887 году был выпущен в Александровское военное училище. Впоследствии опишет свою «военную юность» в повестях «На переломе (Кадеты)» и в романе «Юнкера».

Первым литературным опытом Куприна были стихи, оставшиеся неопубликованными. Первое произведение, увидевшее свет, – рассказ «Последний дебют» (1889).

Читайте также:  Классный час на день знаний, 9 класс

В 1890 году Куприн в чине подпоручика был выпущен в 46-й Днепровский пехотный полк, стоявший в Подольской губернии (в Проскурове). Офицерская жизнь, которую он вёл в течение четырёх лет, дала богатый материал для его будущих произведений.

В 1893-1894 годах в петербургском журнале «Русское богатство» вышли его повесть «Впотьмах», рассказы «Лунной ночью» и «Дознание». На армейскую тему у Куприна несколько рассказов: «Ночлег» (1897), «Ночная смена» (1899), «Поход».

В 1894 году поручик Куприн вышел в отставку и переехал в Киев, не имея никакой гражданской профессии. В следующие годы много странствовал по России, перепробовав множество профессий, жадно впитывая жизненные впечатления, которые стали основой его будущих произведений.

В 1890-е годы опубликовал очерк «Юзовский завод» и повесть «Молох», рассказ «Лесная глушь», повести «Олеся» и «Кэт» («Прапорщик армейский»), в 1901 году – рассказ «Оборотень».

В эти годы Куприн познакомился с И. А. Буниным, А. П. Чеховым и М. Горьким. В 1901 году переехал в Петербург[5], начал работать секретарём «Журнала для всех». В петербургских журналах появились рассказы Куприна: «Болото» (1902), «Конокрады» (1903), «Белый пудель» (1903).

В 1905 году вышло наиболее значительное его произведение – повесть «Поединок», имевшая большой успех. Выступления писателя с чтением отдельных глав «Поединка» стали событием культурной жизни столицы.

Другие его произведения этого времени: рассказы «Штабс-капитан Рыбников» (1906), «Река жизни», «Гамбринус» (1907), очерк «События в Севастополе» (1905).

В 1906 году был кандидатом в депутаты Государственной думы I созыва от Санкт-Петербургской губернии.

Творчество Куприна в годы между двумя революциями противостояло упадочным настроениям тех лет: цикл очерков «Листригоны» (1907-1911), рассказы о животных, рассказы «Суламифь» (1908), «Гранатовый браслет» (1911), фантастическая повесть «Жидкое солнце» (1912). Его проза стала заметным явлением русской литературы. В 1911 году со своей семьёй поселился в Гатчине.

После начала Первой мировой войны, открыл в своём доме военный госпиталь, и агитировал в газетах граждан брать военные займы. В ноябре 1914 года был мобилизован в армию и направлен в Финляндию командиром пехотной роты. Демобилизован в июле 1915 года по состоянию здоровья.

В 1915 году Куприн завершает работу над повестью «Яма», в которой рассказывает о жизни проституток в российских публичных домах. Повесть подверглась осуждению за излишний, по мнению критиков, натурализм.Издательство Нуравкина, выпустившее в немецком издании «Яму» Куприна, привлечено прокуратурой к ответственности «за распространение порнографических изданий».

Отречение Николая II встретил в Гельсингфорсе, где проходил лечение, и воспринял его с энтузиазмом. После возвращения в Гатчину, был редактором газет «Свободная Россия», «Вольность», «Петроградский листок», симпатизировал эсерам.

После захвата власти большевиками писатель не принял политику военного коммунизма и сопряжённый с ней террор. В 1918 году ходил к Ленину с предложением издавать газету для деревни – «Земля». Работал в издательстве «Всемирная литература», основанном М. Горьким. В это время сделал перевод «Дон Карлос» Ф. Шиллера.

Был арестован, три дня просидел в тюрьме, был выпущен и внесён в список заложников.

16 октября 1919 года, с приходом в Гатчину белых, поступил в чине поручика в Северо-Западную армию, получил назначение редактором армейской газеты «Приневский край», которую возглавлял генерал П. Н. Краснов.

После поражения Северо-Западной армии отправился в Ревель, а оттуда в декабре 1919 года в Хельсинки, где пробыл до июля 1920 года, после чего отправился в Париж.

К 1930 году семья Куприна обеднела и погрязла в долгах. Его литературные гонорары были скудными, а алкоголизм сопровождал все его годы в Париже. С 1932 года его зрение постоянно ухудшалось, и почерк стал значительно хуже.

Возвращение в Советский Союз стало единственным решением материальных и психологических проблем Куприна. В конце 1936 года он всё же решился обратиться за визой. В 1937 году по приглашению правительства СССР вернулся на Родину.

Источник: http://stuki-druki.com/authors/Kuprin.php

Александр Куприн – Сказка

Здесь можно скачать бесплатно “Александр Куприн – Сказка” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Классическая проза. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Сказка” читать бесплатно онлайн.

Александр Иванович Куприн

Сказка

– Папа, расскажи мне какую-нибудь сказку… Да слушай же, что я тебе говорю, папочка-аа…

При этом семилетний Котик (его имя было Константин), сидевший на коленях у Холщевникова, старался обеими руками повернуть к себе голову отца. Мальчика удивляло и даже немного беспокоило, зачем это папа вот уже целых пять минут смотрит на огонь лампы такими странными глазами, неподвижными, как будто бы улыбающимися и влажными.

– Да па-па же-е,– протянул Котик плаксиво.– Ну чего ты со мной не разговариваешь?

Иван Тимофеевич слышал нетерпеливые слова своего сына, но никак не мог сбросить с себя того страшного очарования, которое овладевает человеком, засмотревшимся на блестящий предмет.

Кроме яркого света лампы, к этому очарованию примешивались и обаяние тихого, теплого летнего вечера, и уютность небольшой, но миленькой дачной террасы, затканной диким виноградом, неподвижная зелень которого при искусственном освещении приобрела фантастический, бледный и резкий оттенок.

Лампа под зеленым матовым абажуром бросала на скатерть стола яркий ровный круг… Иван Тимофеевич видел в этом круге две близко склонившиеся головы: одну – женскую, белокурую, с нежными и тонкими чертами лица, другую – гордую и красивую голову юноши, с которой черные волнистые волосы падали небрежно на плечи, на смуглый смелый лоб и на большие черные глаза, такие горячие, выразительные, правдивые глаза. На своих щеках и на своей шее Холщевников чувствовал прикосновение нежных рук Котика и его теплое дыхание, даже слышал запах его волос, слегка выгоревших за лето на солнце и напоминавших запах перьев маленькой птички. Все это вместе сливалось в такое гармоничное, такое радостное и светлое впечатление, что глаза Холщевникова невольно начали щипать благодарные слезы.

Две головы, склонившиеся около лампы и почти касавшиеся волосами, принадлежали жене Холщевникова и Григорию Баханину, его лучшему другу и ученику.

Иван Тимофеевич с искренней, горячей и заботливой любовью относился к этому пылкому и беспорядочному молодому человеку, в картинах которого опытный глаз учителя давно уже прозрел дар широкой и дерзкой кисти громадного таланта.

В душе Холщевникова совсем не было зависти, столь свойственной бурной и вульгарной среде художников. Наоборот, он гордился тем, что будущая знаменитость – Баханин – брал у него первые уроки и что его жена, Лидия, раньше всех признала и оценила его ученика.

Баханин, молча и не отрываясь, чертил карандашом на лежавшем перед ним листе бристольской бумаги, и из-под его руки выходили карикатуры, виньетки, животные в человеческих костюмах, изящно сплетенные инициалы, пародии на картины, выставленные в Академии художеств, тонкие женские профили… Эти небрежные наброски, на которых каждый штрих поражал смелостью и талантом, быстро сменялись один за другим, вызывая на лице Лидии Львовны, внимательно следившей за карандашом художника, то усиленное внимание, то веселую улыбку.

– Ну вот какой ты, папа. Сам обещаешь, а сам теперь молчишь,– протянул обидчиво Котик. При этом он надул губки, опустил низко голову и, теребя свои пальцы, замотал ногами.

Холщевников обернулся к нему и, чтобы загладить свою вину, обнял его.

– Ну, хорошо, хорошо, Котик. Я тебе расскажу сейчас сказку. Не сердись… Только… Что бы тебе рассказать?..

Он задумался.

– Про медведя, которому отрубили лапу? – сказал Котик, облегченно вздыхая.– Только я это уже знаю.

Внезапно в голове Холщевникова сверкнула вдохновенная мысль.

Разве жизнь его не может послужить темой для хорошей, трогательной сказки? Разве давно это было? – всего двенадцать лет тому назад,– когда он, бедный, неизвестный художник, затираемый начальством, оскорбляемый самообожанием, невежеством и рекламированием бездарностей, не раз ослабевал, терял голову в жестокой борьбе с жизнью и проклинал тот час, когда взялся за кисть. В это тяжелое время на его пути встретилась Лидия. Она была гораздо моложе его, она была ослепительно красива, умна, окружена поклонниками. Он, бедный, невзрачный, болезненный, испуганный жизнью, и мечтать не смел о любви этого высшего обворожительного существа. Но она первая уверовала в него, первая протянула ему руку. Когда, утомленный неудачами и бедностью, потерявший силу и надежду, он падал духом, она ободряла его лаской, нежной заботой, веселой шуткой. И ее любовь восторжествовала… Теперь имя Холщевникова известно всякому грамотному человеку, его картины украшают галереи коронованных особ,– он единственный из академиков, которого обожает ни во что не верящая среда молодых художников… О материальном успехе и говорит нечего… И он и Лидия с избытком вознаграждены за долгие унизительные годы свирепой экономии, почти нищенства.

В то бедственное время Иван Тимофеевич и представить себе не мог бы всей этой тихой прелести, этой довольной жизни, согретой неизменной лаской красавицы жены и нежной любовью милого Котика, этого радостного сознания семейности, которой крепкая дружба с Баханиным придавала еще большую глубину и значение. Тема сказки быстро сложилась в его голове.

– Ну, хорошо, слушай, Котик,– начал он, гладя сына по мягким, тонким волосам.– Только чур не перебивать… Ну, так вот-с. В некотором царстве, в некотором государстве жил-был король с королевой.

– И у них не было детей?..– спросил Котик тонким голосом.

– Нет, Котик, у них были дети… Не перебивай, пожалуйста… Наоборот, у них детей было чрезвычайно много. Так много было детей, что когда король разделил всем сыновьям свои богатства, то младшему-то сыну ничего не досталось.

Как есть ничего не досталось, ни одежды, ни лошадей, ни домов, ни слуг… Ничего… Да… Ну вот, когда король почувствовал, что близок его конец, созвал он своих сыновей и говорит им: «Милые дети, может быть, я скоро умру и потому хочу выбрать из вас наследника… но непременно самого достойного… Вы знаете, что на границе моего королевства есть большой-пребольшой дремучий лес… А в самой середине леса стоит мраморный дворец. Только проникнуть туда очень трудно. Многие пробовали сделать это, но назад не возвращались. Их пожирали дикие звери, щекотали до смерти русалки, кусали ядовитые змеи… Но вы идите смело вперед… Пусть ни страх, ни благоразумные советы близких, ни соблазн безопасности не останавливают вас… У ворот мраморного дворца вы увидите трех львов, прикованных на цепях: одному имя – Зависть, другому – Бедность, третьему – Сомнение. Львы кинутся на вас с оглушительным ревом. Но вы идите все прямо и прямо. Во дворце, в серебряной комнате, на золотом треножнике, усыпанном звездами, горит вечный священный огонь. Итак, запомните мои слова: кто из вас зажжет от этого огня светильник и возвратится с ним домой, тот и будет наследником моего царства».

Иван Тимофеевич, не выпуская Котика из своих объятий, закурил папиросу. Баханин и Лидия, по-видимому, с интересом прислушивались к его сказке; Баханин даже приложил ладонь зонтиком к своим глазам, стараясь из света разглядеть Холщевникова, сидевшего в темном углу в качалке.

 – Ну-с, хорошо,– продолжал Холщевников,– пустились королевские сыновья в путь. Поехал и младший принц.

Уж придворные отговаривали его, отговаривали: ты и молод, и слаб, и болезнен, куда тебе за старшими идти? Но он отвечал им: «Нет, и я хочу быть в мраморном дворце и зажечь свой светильник у священного огня».

И поехал. Ну-с, хорошо. Долго ли, коротко ли, но только доехали братья до леса. Вот старшие и говорят:

«Через лес ехать и страшно, и трудно, и далеко, поедем-ка вокруг, может быть, найдем другую дорогу». А младший говорит: «Вы, братцы, как хотите, а я поеду прямо, потому что другой дороги через лес нет». Братья ему отвечают: «Ты, известно, Иванушка-дурачок, нечего с тобою разговаривать; съедят тебя в лесу дикие звери или сам умрешь от голода». Да.

Ну вот, едет младший сын, едет один день, едет другой, едет третий. А лес все гуще и гуще становится. Колючие кусты хлещут ему в лицо ветвями, рвут на нем одежду, волки воют ему вслед, вурдалаки гонятся за ним, а он все едет. На деревьях качаются русалки с зелеными волосами и манят его к себе: «Иди к нам.

Куда ты едешь? И дворца-то мраморного никакого нет. Все это сказки одни, выдумки глупцов и мечтателей. Иди к нам. Ты будешь жить весело и беззаботно, мы будем услаждать слух твой музыкой и пением. Иди к нам». Но он не слушает и едет все дальше и дальше.

Наконец пала у него лошадь… А лес все гуще и гуще; на каждом шагу непроходимые болота, крутые овраги, чаща лесная… Не хватило у принца сил… Повалился он на сырую землю и уж думает, что ему конец приходит. «Верно, думает, впрямь дворца никакого нет мраморного, лучше бы вовсе мне было не ходить сюда или остаться по дороге у русалок.

А то теперь погибну я ни за что, и некому меня даже похоронить…» Только это он подумал, как вдруг, откуда ни возьмись, появляется перед ним фея в белоснежных одеждах и говорит ему: «Зачем ты, принц, отчаиваешься и ропщешь? Возьми мою руку и иди».

И как он только дотронулся до ее руки, то сразу почувствовал облегчение, встал и пошел вместе с прекрасной феей. И когда по дороге он ослабевал и готов был упасть от усталости, фея все крепче сжимала его руку. И он собирался с духом и шел, превозмогая утомление. Холщевников остановился.

Источник: https://www.libfox.ru/100735-aleksandr-kuprin-skazka.html

Ссылка на основную публикацию